aif.ru counter
130

Роман КАРЦЕВ: "Мы дети Ростова-папы и Одессы-мамы"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11 11/03/2009

Большую часть жизни Роман Карцев, Виктор Ильченко и Михаил Жванецкий шли одним творческим путём: сначала Одесса, потом Ленинград и работа в Театре миниатюр Аркадия Райкина, а в 1970 году на их пути возник Ростов-на-Дону, где и сложился окончательно эстрадный дуэт Ильченко и Карцева под "сатирическим руководством" Жванецкого...

О жизни в Ростове и поездках по донским хуторам Роман КАРЦЕВ рассказал в интервью "АиФ на Дону".

"Вы слабые артисты..."

- Роман Андреевич, как вы попали в Ростов?

- Честно сказать, Ростов в наших планах появился внезапно. Мы только что ушли от Аркадия Райкина, с которым работали восемь лет... Ушли потому, что под крылом мэтра почувствовали себя скованно, да и сам Аркадий Исаакович ревностно относился к нашим успехам, поэтому мы расстались и вернулись в Одессу. Делали программу "Как пройти на Дерибасовскую" и надеялись стать знаменитыми, поскольку нас тогда ещё мало кто знал. Это было лето 1970 года. Но когда программа была почти готова, город накрыла холера. Все сидели в обсервации, никого на улицах не было. И только мы втроём, счастливые, ходили по городу. За несколько дней до премьеры нас вызвали в обком партии и сказали: "Уезжайте из Одессы". Мы стали сопротивляться: мол, как же так, у нас ведь программа на носу?! Но обкомовцы были неумолимы: "Уезжайте на гастроли, а то страна думает, что Одесса вымерла". И нам пришлось собирать чемоданы.

У нашего директора в Ростове был приятель - директор филармонии. Позвонил, представил нас как ребят из театра Райкина. На том конце провода сказали: "Пусть приезжают". Мы приехали, но нас боялись как огня. Ростовчане спрашивали у нас, правда ли, что в Одессе на улице валяются трупы. Ни одного трупа мы не видели, но я уверен, что этот слух распустили сами одесситы. В Одессе всегда так: никто ничего не видел, но разговоров много...

- Как вас принимали на Дону?

- В первый день на наш концерт в филармонию пришли всего тридцать человек.

- Это провал...

- Да, но мы добросовестно сыграли спектакль. А потом нам предложили показать его в Ростовской области. Помню, один из администраторов посмотрел нашу программу и сказал: "Вы слабые артисты и напрасно приехали. На Дону хорошо идут только цыгане и лилипуты". Ему не нравились наши миниатюры "А вас?", "Везучий-невезучий", "Кассир и клиентка". Поэтому он говорил: "Давайте на концерт не спешить, помогите мне лучше разгрузить продукты". И возил нас на грузовике по деревням, мы помогали ему вы.гружать картошку и свёклу, которую он продавал... И когда мы с опозданием подъезжали к дому культуры, то не могли попасть на собственное вы.ступление. Администраторы запирали дверь на ключ и не пускали опоздавших. Объяснять же, что мы артисты, приходилось очень подолгу.

"В Ростов мы вернулись знаменитыми..."

- На тех гастролях вы.ступал ведь и Жванецкий?

- Да, он читал свои произведения с листа. Тогда на эстраде так никто не делал. Помню, в Белой Калитве бабки закричали ему из зала: "Ты что, не мог текст выучить?"

- Надо понимать, что после путешествия по хуторам вы вернулись в Ростов?

- Мы сыграли в Ростове спектакль, а потом поехали в Москву, на конкурс артистов эстрады, где завоевали второе место. Первое получил человек, который читал письма Ленина. Нас, как победителей, сразу же показали по телевидению, записали целый ряд миниатюр, и в Ростов мы вернулись знаменитыми. Что тут началось! Публика стала ломиться в филармонию. Не было свободных мест. У входа дежурила конная милиция. Её вызвал администратор, чтобы не прошли безбилетники. Конечно, это была счастливая пора нашей жизни. Мы сыграли два.дцать спектаклей при полных ан.шлагах.

- А где вы жили?

- В гостинице "Ростов". Миша очень удивлялся, что кормят здесь как ни в одном другом городе. В самом деле, после спектаклей к нам в номер приносили огромную сковородку с вкуснейшими котлетами, бифштексами и деликатесами. Только продукты эти были как-то странно порезаны. А потом оказалось, что нам приносят всё то, что недоели посетители в ресторане...

"Я редко появляюсь на телевидении"

- В Ростове живёт женщина, которая называет себя крёстной мамой Ильченко и Карцева. Догадываетесь, о ком идёт речь?

- Ну как же, это Розалина Гоч. В то время она работала в Доме актёра и пригласила выступить. Когда мы переступили порог Дома актёра, зал был набит до отказа. Публика просто висела на люстрах и тоже очень дружелюбно принимала нас. Потом ещё не раз мы приезжали в Ростов, очень дружили с Домом актёра и с мужем Розалины, который работал в милиции. А когда он стал директором Дворца спорта, то помогал нам организовывать концерты в Ростове. К сожалению, Гоча давно нет в живых. Я тоже выступаю один, без Вити. И Жванецкий уже не пишет мне своих монологов. Так что те времена не вернёшь... Но всё равно мы дети Ростова-папы и Одессы-мамы.

- В своей книге вы пишете, что вместе с Ильченко и Жванецким ушли от Райкина, потому что вам "захотелось размножаться". Вам не кажется, что нынешние "юмористы" размножаются гораздо стремительнее?

- Не то слово! Я пытался следить за юмористическими программами: переключал каналы и в один из вечеров насчитал одновременно 15 юмористических передач. Оказывается, есть такое шоу, как "Голые и смешные". На улице девочка раз - снимает лифчик - и грудь торчит. Мужики делают вид, что жутко стесняются, а потом все хохочут. Я не знаю, для кого эта программа. Недавно появилась ещё более несуразная передача - "Ты смешной". Сидят два чудика из Comedy Club и оценивают "номера", которые им показывают простые люди из глубинки. Причём едут за свой счёт с Дальнего Востока, из Хабаровска, из Воркуты, чтобы нести с экрана, извините, настоящий бред. Говорить не хочется, но всё это - поколение Comedy Club. Мои внуки смотрят такие передачи, к сожалению. Кроме того, появился Интернет - очень пагубная штука, от которой не скрыться. Она засасывает молодёжь и приучает к мысли, что всё можно купить и что вторгаться в личную жизнь - это в порядке вещей. Такие понятия, как "скромность" и "стыд", в Интернете вообще неприемлемы. Из-за него всё, что писатели нарабатывали годами, может исчезнуть в один миг.

- Ваше творчество тоже интересно публике. В последние годы на концертах в Ростове к вам по-прежнему приходят молодые люди...

- Видимо, родители им советуют, иначе откуда они меня знают? Я ведь редко появляюсь на телевидении. Меня воспитал Райкин, который создавал свои номера по всем законам драматического театра. Поэтому его миниатюры - золотая страница отечественной эстрады. Каждый наш спектакль был эстрадным, но всё же это спектакль, объединённый общей идеей, написанный хорошим автором. Сегодня в каждой передаче сидят шесть или восемь человек и пишут номера для юмористов. Теперь их модно называть скетчами. "Это ты?" - "Это я" - "Не может быть!" - "Да" - "А ну-ка, повернись... О, какая у тебя задница". И публика хохочет.

Виктор БОРЗЕНКО

Фото А. Саверкина и из архива Р. Карцева

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых