aif.ru counter
25.07.2018 15:24
АиФ - РостовЮлия Морозова
345

Кирпичный король или плут? Как вёл дела донской заводчик Плугатырёв

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. "АиФ на Дону" 25/07/2018
Кирпичный завод коммерсантов Плугатырёвых на окраине Ростова-на-Дону.
Кирпичный завод коммерсантов Плугатырёвых на окраине Ростова-на-Дону. © / Александр Овчинников / Из личного архива

Дореволюционный Ростов-на-Дону может похвастаться многими достойными уважения промышленниками, купцами и заводчиками. Но были и те, кто весьма «своеобразно» вёл дела.

Об одном из таких предпринимателей и рассказывает «АиФ на Дону».

Жители ям

Сведения о дате основания кирпичных заводов Плугатырёвых разнятся, но доподлинно известно, что их было два. Один находился не в Ростове, а на землях, которые тогда принадлежали Гниловской станице Области Войска Донского. А второй завод располагался на городской окраине, за рекой Темерник, примерно там, где сейчас стоит памятник Стачке 1902 года (въезд в Железнодорожный район).

В то время здесь была огромная промышленная зона. Кирпичный завод Плугатырёва граничил с газовым заводом. С другой стороны лепились в беспорядке купеческие склады, «рыбоспетные» заводы, где засаливали и вялили донскую рыбу. Здесь же расположились пивной и механический завод, выпускавший сельхозорудия. А над всем этим, по обрывам, теснились саманные и камышовые хибарки Затемерницкого поселения.

Ранним утром на заводах истошно выли гудки и по кривым улочкам тысячи бедно одетых людей во мгле спускались к фабрикам и мастерским. Ручеёк работников втекал и в ворота кирпичного завода Плугатырёвых. Здесь были устроены длинные навесы, крытые соломой и досками, под ними сушили свежеформованный кирпич, за навесами складывали кирпич уже полностью готовый.

В центре двора огромный колодец - печь для производства извести. Это был ещё один важный промысел хозяина завода. Холм, на котором сегодня установлен памятник Стачке 1902 года, состоит из камня-известняка. Поэтому каменоломни завода были здесь же.

Николай Плугатырёв
Николай Плугатырёв Фото: Из личного архива Александра Овчинникова

Газеты того времени часто сообщали об авариях в этих карьерах-каменоломнях. То засыплет камнем одного из рабочих, то обвалятся стойки, поддерживавшие своды подземелий. Фабрично-заводская инспекция (была в то время и такая!) постоянно закрывала то один, то другой карьер Плугатырёвых, а иногда и весь завод за недобросовестное отношение к условиям труда рабочих.

В архивах сохранился «Протокол осмотра жилищ рабочих кирпично-известкового завода А. Плугатырёва», датированный 5 августа 1904 года, который проводили представители инспекции:

«Казарма, назначенная под квартиру и столовую для рабочих по выделке кирпича совершенно не пригодна для жилья, так как представляет собой полуразрушенное здание с наполовину обрушенной крышей, вследствие чего во время дождя вода должна свободно проникать в жилое помещение. Всё помещение крайне грязно, темно, и пол его находится значительно ниже поверхности земли.

Для жилья сроковых рабочих кирпичного завода в земле близ завода вырыты четыре ямы длиной около 6 аршин (примерно 0,7 метра), шириной около 3 аршин и глубиною около 2 аршин. Ямы эти покрыты камышом с землею и совершенно лишены окон и какой бы то ни было вентиляции. Каждая яма предназначена для 4 человек. Такое жильё едва ли пригодно даже для домашних животных...

Помещений для жилья и ночлега для многих заводских рабочих не имеется; часть рабочих, по заявлению владельца, спят на сеновале под конюшней, который, конечно, совершенно не пригоден для жилья; часть же рабочих ночует под открытым небом. На вопрос, где же эти рабочие должны сохранять свои вещи, владелец ответил, что у них обыкновенно ничего не бывает, а потому-де им не нужно и помещения. Казарма, где помещаются рабочие известкового завода, содержится в невозможно грязном состоянии.

Пол весь состоит из рытвин и ухабов. Всюду на нём груды сора. Стены, окна и потолок крайне загажены мухами и покрыты пылью и паутиной. Северная стена помещения сырая. Для спания рабочих имеются нары из кое-как сколоченных нестроганых досок. Никаких постельных принадлежностей владельцем не даны, и рабочие спят на куче тряпья.

В этой казарме мы застали больного рабочего с обожжёнными известью ногами, покрытыми волдырями, от ожогов стопы ног у него смазаны мазью и завернуты в невероятно грязные до чёрного цвета онучи. Владелец заявил, что в конторе у него при аптечке имеется достаточный запас перевязочного материала; но когда врач попросил предъявить ему этот материал, владелец ответил, что, вероятно, накануне весь этот материал вышел...»

Клеймо Н.П. говорит о производстве кирпича на заводе Николая Плугатырёва.
Клеймо «Н.П.» говорит о производстве кирпича на заводе Николая Плугатырёва. Фото: Из личного архива Александр а Овчинникова

Рекламный ход?

«Хозяева завода кичились тем, что объёмы их производства были огромными, - рассказывает ростовский краевед Александр Овчинников. - В 1894 году они показывали в своих отчётах 400 тысяч штук кирпича (это при полностью ручном труде заводских рабочих) и 40 тысяч пудов извести в год. А в «Юбилейном историческом и художественном издании в память 300-летия царствования державного дома Романовых» 1913 года Николай Плугатырёв (последний владелец завода) заявляет уже четыре миллиона штук кирпича в год. Но было ли на самом деле столько продукции? Проверить это уже невозможно. Как и невозможно достоверно определить возраст завода Плугатырёвых.

Если обратиться к справочной литературе тех лет мы увидим нечто казусное. В книгах указываются самые различные возрасты этого предприятия. Одни утверждают, что оно берёт начало в 1835 году, другие называют более скромные 1860-1875 годы.

Почему возникла эта путаница и не была ли она специально организована? Качество кирпичей Плугатырёвых было сомнительное. У одного из ростовских коллекционеров хранятся кирпичи разного вида и качества. На них клейма производителей - от специально изготовленного штампа в металле, до нацарапанных корявых букв. Клеймо «Н.П.» скрывает в себе инициалы последнего хозяина - Николай Плугатырёв. Кирпичи Плугатырёвых редко имели чёткие грани, ровные углы и хорошо читаемые клейма. Прочностью они тоже не отличались, до наших дней целых кирпичей почти не дошло. Вот тут-то и не помешали бы заводчику такие рекомендации, как солидный возраст предприятия. Такой вот рекламный ход.

Есть любопытные данные, весьма ярко характеризующие хозяев завода. В городской газете «Ведомости Ростовской н.Д. Городской Управы» ещё в 1869 году писалось:

«От Ростовской н.Д. город­ской Думы объявляется, что в присутствии её 5 мая с.г., назначены торги на продажу имения мещанина Петра Плугатырёва (деда последнего владельца заводов), состоящего в Затемерницкой части г. Ростова, за неплатёж им следуемых в пользу города поземельных денег 287 руб. 42,5 коп. серебром... Желающие приобрести означенное имение, благоволят явиться или прислать пакет в Городскую Думу к 5-му мая с.г. к 11 часам дня».

Вид на донскую пристань в Ростове. Фото репродукции: Из личного архива Александра Овчинникова

Но, видимо, когда подходили дни продажи имения, хозяин всё же понимал необходимость внесения оплаты и платил требуемую сумму. По такому же принципу вели дела и Плугатырёвы - средний и младший, поскольку объявления о продаже имения публиковались с завидным постоянством.

Вряд ли это было связанно с бедственным положением заводчика. Известно, что жили Плугатырёвы на широкую ногу, но при этом были скупы, даже в купеческое сословие не вступали, видимо опасаясь, что будут вынуждены участвовать в делах благотворительности.

Что стало после революции с семьёй Плугатырёвых неизвестно, но, думается, такой предприимчивый и предусмотрительный делец вполне мог «раствориться» ещё до наступления развязки революционных событий...

Подземное чудище

«С заводом связана ещё одна история, продолжает рассказывать Александр Овчинников. - Николай Плугатырёв не ограничивался строгими рамками своей территории. По его указанию работники с помощью кирки и динамита прокладывали подземные ходы - катакомбы, много дальше границ завода, и среди местного населения поползла легенда о подземном чудовище – Индрик-звере, роющем подземные ходы и издающем страшные рыки.

В 1897 году в газете «Приазовский край» появился фельетон о нём. Там говорилось о том, что Индрик-зверь задался целью «прорыть путь к пупу земли», а господин Плугатырёв роет подземные ходы для того, чтобы отловить монстра и предоставить для науки:

«Проведав о появлении Индрика в Затемерницкой горе, задался мыслью, в интересах науки, мертвого или живого, но зверя, поймать. И своё предприятие г. Плугатырёв обставил так, что можно вполне рассчитывать на удачу. Проследив посредством рентгеновских лучей за движениями зверя, он вычислил их общее направление и повёл в глубь горы траншеи прямо ему на перерез. В настоящее время работы идут на всех парах: и кирка пущена в ход, и динамит».

В начале XX века Николай Плугатырёв стал производить кирпичи только в станице Гнилов­ской, там рабочая сила была гораздо более дешёвой, поскольку в станице жили, в основном, бедно. А территорию завода в районе нынешнего проспекта Стачки просто бросили.

Одно из последних упоминаний о ростовском предприятии Плугатырёвых появляется уже в полицейских сводках. В 1906 году начальник сыскного отделения Я.Н. Блажков устроил розыск уголовных элементов в Затемерницкой части Ростова.

Августовской ночью полицей­ские проникли на заброшенный завод. Местные жители уже неоднократно замечали здесь сборища подозрительных личностей.

Не сразу служители закона нашли заросший кустами узкий вход в пещеру. Внутри обнаружилось весьма комфортабельное помещение, освещённое факелами. На койках спали примерно 10 человек. Когда их разбудили, то городовые с радостью поняли, какая крупная добыча попалась им в руки: перед ними стояли давно и безуспешно разыскиваемые легендарные воры-рецидивисты. Здесь же - полная коллекция их инструментов.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество