Примерное время чтения: 8 минут
12348

Фамильные тайны. Потомки Сергея Есенина живут на берегу Азовского моря

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. "АиФ на Дону" 09/06/2020

Наталья Дмитриевна Ипполитова держит в руках конец длинной бумажной простыни, которая протянулась через всю комнату. На простыне – родословная. Я суечусь, пытаюсь что-то придумать, чтобы вся эта многометровая лента поместилась в кадр. Но охватить весь род Натальи Дмитриевны не получается – в нём несколько сотен человек.Наталья Ипполитова по матери Есенина – троюродная внучка поэта.

«Там все мои! Я нашла их!»

– То, что мы с Сергеем Александровичем родственники, я знала всегда, но вопросом родословной не занималась, пока не заинтересовался мой внук Дмитрий, он учился тогда в 9-м классе и решил подготовить презентацию «Есенинская веточка в моей родословной», – рассказывает Наталья Дмитриевна. – Поскольку я учитель русского языка и литературы, конечно, я ему помогла.

Исследование растянулось на полтора года. Наталья Дмитриевна рассказывает о нём с помощью презентации внука: звучат стихи, мелькают старые фото, некоторые лица на них имеют явное сходство с поэтом.

– Сын мой в юности был похож на Сергея Александровича, – рассказывает она и добавляет. – Когда мы начали заниматься этой темой, я сделала в интернете запрос «Мой дед, Есенин Иван Николаевич, родился и всю жизнь прожил в селе Константиново. Какое отношение он имеет к родо­словной поэта Есенина?». И – бах! На экране вся родословная! Я выскочила в коридор и кричу мужу: «Там все мои! Я нашла их!» Оказывается, люди давно восстанавливают родословную Есениных. И там же был телефон одного из биографов. Я позвонила, а мне говорят: «Приезжайте в Москву, мы как раз собираем потомков поэта». Что ради внука не сделаешь? И поехали.

Эту встречу ни Наталья Дмитриевна, ни Дима не забудут никогда.

Родословная Натальи Ипполитовой
Родословная Натальи Ипполитовой Фото: АиФ-Ростов/ Светлана Ломакина

За большим столом собрались несколько десятков Есениных. Многие из них увиделись впервые, но никакой неловкости не было, будто бы они знали друг друга давным-давно.

Главной темой, конечно же, был Сергей Александрович и судьбы его потомков. Самой близкой к поэту из ныне живущих оказалась его правнучка по линии Зинаиды Райх – Зинаида Сергеевна Есенина. Она рассказывала о переезде в Ташкент и сложной послевоенной жизни её матери Татьяны.

Наталье Дмитриевне тоже было что вспомнить. Её дедушка был ровесником и троюродным братом самого поэта Есенина. Семья жила на высоком берегу Оки, «на горах», как говорили в тех краях, в селе Константиново. Мама Натальи Дмитриевны, Надежда Ивановна Есенина, родилась в год смерти поэта (1925 г.). Всю жизнь она проработала учителем, преподавала в соседнем селе Сельцы, там же вышла замуж.

Вообще среди потомков Есенина удивительно много врачей и учителей. И прямая Есенинская ветка обрывается на заслуженном враче России Викторе Ивановиче Есенине, долгое время заведовавшем терапевтическим отделением в московской больнице №83. В 2016 году, когда Дима с бабушкой составляли родословную, Виктор Иванович был ещё жив, пригласил их к себе в гости.

Он помнил много о жизни в Константиново, о крутом нраве своей матери и мягкости характера мамы Натальи Дмитриевны, которая помогала ему подготовиться к поступлению в Московский мединститут.

После встречи в Москве Есенины обменялись адресами, стали переписываться и ездить друг к другу в гости. А Наталья Дмитриевна приглашает в Лермонтово, в отель её сына с предсказуемым названием – «Есенин». Там всё хранит дух начала прошлого века, а по вечерам звучат стихи.

Монахи и безбожники

В семье Натальи Дмитриевны о поэте всегда говорили много.

– Есениных называли и безбожниками, и монахами. Дело в том, что дед Сергея Александровича собирался уйти в монастырь. Однако вдруг неожиданно влюбился в молоденькую девушку и женился. Но прозвище осталось, и в деревне его детей стали звать Монаховыми, Монашкиными. А безбожниками их ругали потому, что, когда Сергей Александрович был мальчишкой, залезли они с ребятами в старую церковь и украли там кресты. Поступок этот был вопиющим, и в деревне, конечно, не могли его забыть.

– Что говорили родственники о смерти поэта?

– Мы не верим, что это самоубийство. У нас в роду не было суицида, все очень крепкие и физически, и психически люди. Поэтому я думаю, что Сергей Александрович собирался уехать за границу, но ему просто не дали это сделать. И бабушка рассказывала, что в деревне все говорили: Серёгу убили. Потому что мать его ездила в Москву на похороны и видела, насколько повреждено было его лицо: глубокая впадина на лбу, синяки, кровоподтёки. Он всегда был очень аккуратным в одежде, педант – и вдруг стёртые колени на брюках. Значит, его тянули волоком? Для меня это очень личная тема и как для учителя, и как для родственницы. Много лет я собираю все публикации в прессе, книги о жизни поэта. И чем больше узнаю о том времени, тем больше убеждаюсь, что это убийство.

– Наталья Дмитриевна, вижу, что вы проживаете историю поэта, как свою, глубоко личную. Наверное, также рассказываете об этом и своим ученикам?

– Конечно, это личное. Я же выросла в нескольких километрах от Константиново, поэтому поэзия Есенина для меня наполнена образами, запахами, звуками, которые я знаю с детства. В Маргаритово приехала в 19 лет вслед за мужем. Привыкать тут мне было трудно, потому что прибыла я уже из Москвы, где училась в педучилище, и вдруг – хозяйство, хатка-мазанка с низкими потолками, летняя невыносимая жара. К тому же личные отношения были сложными, в итоге мы развелись, и прошло очень много лет, пока я не встретила своего человека. Одним словом, немало есенинской боли было и в моей судьбе. Но сегодня Маргаритово – моя вторая родина, а первую я храню в сердце. И делюсь своими воспоминаниями с учениками: приношу фотографии Константиново, дома-музея Есенина, провожу заочные экскурсии, показываю экспонаты из нашего семейного музея – старинные серёжки, древнюю икону, предметы быта.

«Работала бы ещё сто лет»

– Вы, заслуженный учитель, рассказываете детям о творчестве Есенина уже 45 лет. Как-то поменялось прочтение этой темы в русской литературе?

– Конечно. Раньше не уделялось столько внимания личной жизни писателей и поэтов. Теперь же мы говорим и об этом довольно подробно, особенно о Есенине. Старшеклассникам очень интересна любовная линия в его жизни: в одном из писем Сергей Александрович описывает, как отбивался от назойливых поклонниц. Ребята реагируют на это, потому что возраст такой – тема отношений очень отзывается. Да и дети несколько изменились.

Они стали более открытые, более смелые, коммуникабельные. Раньше написать сочине­ние-рассуждение для многих было проблемой, теперь же они пишут с удовольствием. Некоторые сочинения я храню годами и зачитываю как образец. К примеру, одна из учениц много лет назад написала о творчестве Есенина в стихах. В них она очень правильно рассказывала о том, что на первое место мы должны ставить творчество поэта, а не смаковать подробности биографии.

– Простите, что не по теме, но раз вы педагог и с таким стажем, не могу не спросить. Как вы оцениваете фильм Валерии Гай Германики «Школа»? Может ли нечто подобное быть в сельской школе?

– Я поняла, о чём вы спрашиваете. Думаю, нет. И моё учительское счастье в том, что я всю жизнь работаю в сельской школе. В одной и той же сельской школе – подчеркну. У нас всего 18 человек в педколлективе, большинство из них, включая директора, мои бывшие ученики. У нас не бывает конфликтов, я никогда не кричу на учеников – да у меня и голоса такого нет. И если бы были какие-то острые ситуации, я бы давно не работала. А так мне 64 года, я люблю свою работу и с удовольствием проработала бы ещё 100 лет.

Когда мы поговорили о школе, о поэте и даже послушали стихи, Наталья Дмитриевна и её муж Юрий Андреевич (постоянный читатель нашей газеты и помнящий ещё первый выпуск «АиФ») угощали меня донскими разносолами. За столом, уже без диктофона, снова говорили о Есенине. Юрий Андреевич читал «Шаганэ ты моя, Шагане!», Наталья Дмитриевна сидела вполоборота и слушала. И я вдруг поймала себя на мысли, что в лучах золотого вечернего солнца она удивительно похожа на Есенина. А он похож на своего деда, а тот – на прадеда, и дальше, дальше, дальше. И так до бесконечности. Наверное, как у каждого из нас.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах