37

Учёные ищут новый тест на рак

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14 01/04/2009

В лаборатории экспериментальной биологии и медицины Южного научного центра РАН третий год ведутся исследования, способные пролить свет на один из самых больных вопросов медицины: так в чём всё-таки первопричина онкозаболеваний?

Проведены и сопоставлены тесты на количество определённых антител в крови здоровых людей и тех, кто болен раком. Пока результаты подтверждают гипотезу донских учёных.

Чем больше "киллеров", тем запущеннее болезнь

- Если говорить общо, не вникая в массу специфических процессов, наше предположение в следующем. Раковые клетки, как это доподлинно известно, есть в организме едва ли не у каждого человека, что совершенно нормально. Но, чтобы они переросли в опухоль, последней необходимо питание, - поясняет сотрудник лаборатории кандидат медицинских наук Евгений Гоуфман. - Добывается оно так: опухолевые клетки вырабатывают ряд белков, которые способствуют прорастанию в них сосудов, откуда черпаются питательные вещества. И вот здесь-то, на наш взгляд, кроется одна из причин рака: здоровый организм вырабатывает специальные белки - так называемые ингибиторы ангиогенеза, которые блокируют это прорастание, из-за чего никаких опухолей в организме не появляется.

Первоначально теорию, говорящую о связи онкозаболеваний с регулировкой ангиогенеза (процесса прорастания кровеносных сосудов в опухоль), как объясняют в лаборатории, высказал ещё в 70-х годах нобелевский лауреат, молекулярный биолог американец Фолкман.

- Мы же, отталкиваясь от неё, углубляем её и выдвигаем собственные версии, - продолжает Е. Гоуфман.

А именно: в каких-то случаях по непонятной пока причине организм даёт сбой. И принимает те самые собственные белки-"спасатели", блокирующие рост опухоли, за "чужаков". В ответ вырабатываются антитела, называемые аутоантителами, которые принимаются уничтожать "спасателей".

- В итоге "спасатели" погибают. И начинается безудержный рост капилляров и других микрососудов в опухоли, та принимается бурно расти, - говорит Евгений Гоуфман.

На сегодняшний день в проекте учёных лаборатории задействованы и проявившие интерес к разработкам сотрудники кафедры урологии Ростовского медуниверситета (под руководством профессора Михаила Когана), где в том числе лечатся пациенты с раком простаты. Проанализирована кровь 160 здоровых людей, 300 пациентов с раком и 180 - с доброкачественными опухолями.

- И пока мы прослеживаем совершенно тесную связь, - говорит Е. Гоуфман, показывая разноцветные столбцы на экране компьютера. - У здоровых людей количество аутоантител-"убийц" незначительно, что нормально, у больных с доброкачественной опухолью их уже в полтора раза больше. А у пациентов со злокачественным новообразованием - в 3-4 раза больше.

Тормоз - деньги

Разумеется, учёные пока лишь на полпути. Чтобы утверждать, что гипотеза верна, необходимо обследовать ещё несколько тысяч добровольцев. Затем надо будет расширять исследование, включив в него ещё и людей со всевозможными никак не связанными с онкологией болячками. И только если закономерность будет явной, тогда можно будет, положа руку на сердце, заявить: ясна одна из причин рака. Причём даже больше.

- Наш тест может стать более совершенным, чем имеющиеся, тестом на рак, - говорит заведующий лабораторией член-корреспондент академии наук Дмитрий Матишов. - Ведь сегодня тот же рак простаты диагностируется посредством сдачи мужчиной анализа на ПСА - "простатспецифический антиген". Общеизвестно, что ПСА видит рак в 85% случаев, а у остальных пациентов его не замечает. И, наоборот, в каких-то случаях он ошибочно "высвечивает" рак, путая его с другими болезнями - той же "красной волчанкой". Тест же на уровень аутоантител, над которым мы работаем, сможет стать более точным мерилом. И, что особенно важно, - на ранних стадиях рака.

...А пока вся лаборатория - ещё и первые добровольные доноры крови для нужд проекта. "Вон у Гоуфмана уже всю кровь выпили!" - смеются здесь. Единственным же тормозом работы, как обычно, является недостаток денег.

- Да, финансирование есть, мы его получаем от Академии наук. Беда же в том, что неритмично, - говорит Матишов. - Сейчас у нас, к нашему ужасу, "полетела" запчасть хроматографа - это детектор, сменный блок, стоящий 6 тысяч долларов. А финансирование придёт самое раннее во втором квартале, да и непонятно, в каком объёме. Так что работы застопорились.

Средств порой не хватает и на покупку простейших расходных материалов, требующихся в большом количестве, - химреактивов, кювет, автоматических пипеток и т.д. А на помощь благотворителей в лаборатории особо не надеются.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых