aif.ru counter
783

Беременная азовчанка погибла от рук врачей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1. "Аргументы и Факты на Дону" 11/01/2012
Фото: из семейного архива семьи Асмоловых

9 марта 2010 года в семье азовчан Асмоловых должен был родиться третий ребёнок. Они уже знали, что это будет дочка. Придумали ей имя - Василиса. Утром Игорь Асмолов отвёз Оксану в роддом. Чуть позже она позвонила. Сказала, что скоро её повезут в родильный зал, поэтому она отключит телефон.

Дозвониться до жены Асмолов долго не мог. А потом ему позвонили из роддома. Сказали, что нужно приехать. Асмолов, конечно, понял: случилась беда. Когда он примчался в роддом, ему сообщили: его дочери и жены больше нет. Он потерял сознание.

«Мы ждали белого аиста, а прилетел чёрный ворон», - позже скажет свекровь Оксаны Лидия Асмолова.

И потянулись страшные похожие один на другой дни. Как могло получиться, что женщина, беременность которой протекала, в общем-то, благополучно, погибла? Ведь ни о какой угрозе для жизни матери или ребёнка и речи не шло.

Игорь Асмолов и его мать написали заявление в Азовский межрайонный следственный отдел. Их хождения по мукам только начинались...

Экспертиза на ложь и правду

Было назначено судебно-медицинское исследование. Оно затягивалось. Асмоловы время от времени звонили следователю и в Ростовское областное бюро судебно-медицинской экспертизы, где и велось исследование. Спрашивали, почему же так долго нет результатов. В конце концов им назвали фамилии экспертов, которые вместе с другими специалистами как раз и проводили исследование. Не раз Асмоловы звонили экспертам. Те ссылались на занятость. Экспертиза длилась целый год. Получив её результаты и увидев перечень фамилий экспертов, Асмоловы порядком удивились. Это были совсем не те люди, которым они звонили. А вердикт был таков: «Тактика ведения родов медицинским персоналом родильного дома г. Азова была выбрана правильно. Причинно-следственная связь между их действиями и смертью матери и ребёнка отсутствует». Первопричиной гибели роженицы и младенца эксперты назвали «ранее перенесённые  женщиной воспалительные заболевания», а также её хронические болезни.

Здесь в этой трагической истории и была бы поставлена точка, если бы не... неожиданное детективное продолжение. В очередной раз заглянув в свой почтовый ящик, Асмоловы обнаружили пухлый конверт. В нём были результаты экспертизы, проведённой теми, чьи фамилии Асмоловым и называл следователь. На каждом листике стоял... тот же служебный номер, что и на официальном заключении. Вот только вывод был совсем иным: «Между неправильным ведением родов и наступлением смерти Асмоловой О.В. и её ребёнка имеется прямая причинно-следственная связь. Кесарево сечение позволило бы сохранить жизнь матери и ребёнка».

 Пир во время беды?

Утром Асмоловы пошли с этим заключением к следователю.

- Через несколько дней в Бюро СМЭ провели обыск, - рассказывает свекровь Оксаны Лидия Ивановна. - Как нам объяснили, в одном из компьютеров было найдено то заключение, копию которого какой-то совестливый человек и бросил в наш почтовый ящик. Потом до нас дошли слухи: якобы первоначальный акт, обвиняющий врачей, руководство не одобрило. Экспертам предложили его переписать! Они отказались. Тогда и были назначены другие эксперты. Они состряпали акт, полностью обеляющий врачей.  

А потом следствие назначило повторную судебно-медицинскую экспертизу. Её провели в Москве, в 111-м Главном государственном центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны РФ.

Московские эксперты также указали на прямую связь между действиями врачей и гибелью женщины и её новорождённой дочери. Больше того. Они поэтапно описали грубейшие нарушения при ведении родов. В частности, в заключении указывается: ближе к обеду у Оксаны Асмоловой были зафиксированы опасные симптомы. «Однако затем мониторный контроль был необоснованно прерван, осмотр роженицы не проведён, клиническая оценка указанным изменениям не дана». В следующий раз рожающую женщину осмотрели только через... 2 часа 45 минут. Спохватились. Попытались спасти её и младенца, но было уже слишком поздно.

Если не вдаваться в медицинские термины, Оксана Асмолова умерла лишь потому, что была очень худенькой, а вынашивала крупного ребёнка. Почему ей не было сделано кесарево сечение, хотя к нему «были абсолютные показания», непонятно... В итоге Асмолова погибла из-за разрыва матки при родах, огромной кровопотери (потеряла 71% крови), геморрагического шока...

Уже позже кто-то из медперсонала роддома рассказал Игорю Асмолову, что в тот день, 9 марта, в роддоме отмечали Международный женский день. Как раз тогда, когда умирала Асмолова, накрывали праздничный стол.

...В память об Оксане родные посадили вокруг дома её любимые цветы - кустики хризантем, жасмин, много тюльпанов. В июне её старшая дочь Надя окончила школу с золотой медалью. 11-летний сын Владик в прошлом году трижды победил на зональных конкурсах бальных танцев. Ничего этого их мама не увидела.  

Врачи азовского роддома как работали, так и работают на своих местах. Никто из них не принёс семье извинений. 

 

КОММЕНТАРИЙ

Врач понесёт наказание, медэксперты - нет?

-  По факту смерти Оксаны Асмоловой и её ребёнка заведено уголовное дело по статье 109, часть 3 УК РФ: «причинение смерти по неосторожности двум и более лицам вследствие ненадлежащего исполнения лицом профессиональных обязанностей», - сообщил «АиФ на Дону» руководитель Азовского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Ростовской области Юрий Ермаков. - Большая часть следственных мероприятий уже проведена. Недавно, в конце декабря одной из врачей роддома, принимавшей роды у Асмоловой, предъявлено обвинение. Мы надеемся до конца января направить дело в суд. Что до экспертов Ростовского бюро СМЭ, проверку в их отношении проводил следственный отдел по Ворошиловскому району Ростова, так как бюро и находится в этом районе.

Зам. руководителя следственного отдела по Ворошиловскому району Сергей Кардашов ответил редакции, что «принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников Ростовского бюро СМЭ». А именно, как он пояснил, проверялось, есть ли в действиях судебных медиков состав преступления, оговоренный статьёй 307 Уголовного кодекса о «даче заведомо ложных показаний».

- Но эта статья подразумевает намеренную дачу ложных показаний, а не просто ошибку экспертов, - продолжил С. Кардашов. - Сотрудники же Ростовского бюро СМЭ настаивали, что никакой заинтересованности у них не было. Они лишь высказали в заключении своё мнение. Мы умысла в их действиях, факта получения ими взятки или чего-то другого, установить не смогли.

От редакции. Другими словами: если уголовное дело в отношении врача азовского роддома, видимо, дойдёт до суда, то эксперты, сделавшие вывод о непричастности медиков к трагедии, вышли сухими из воды. К слову, в московском заключении выводы ростовских судебных медиков (тех, что обелили врачей) названы «не имеющими обоснования с позиции теории и практики медицины». А раз так, почему первое сделанное профессионалами заключение в Бюро СМЭ заменили на другое? Может, следствие всё-таки разберётся в этой неприглядной истории?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах