aif.ru counter
33

Милосердие деньгами не измеришь

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23 09/06/2010

"Все одинокие старики мне как родители"

Он всегда занимался чисто мужскими профессиями. По молодости работал электриком, потом крутил баранку...

Но в пятьдесят лет Владимир ТЕРЕХОВ вдруг решил стать социальным работником, помогающим пожилым. И его вовсе не смутило, что все коллеги оказались женщинами.

Детям звонить стесняются

- Мне как-то сказали, будто моё дело - нечто вроде няньки и вовсе не мужская работа. Да кабы так было, разве попал бы я в эту профессию? - удивляется Владимир.

А началось всё с того, что в соцработники пошла жена, Галина, и сразу стало ясно: без сильного помощника ей придётся туго. А ну-ка попробуй наколоть дров и перетаскать мешки с углем для стариков из частных домиков. Ни канализации, ни водопровода у многих нет, так что тяжеленные вёдра с водой надо было носить за несколько кварталов. Всё это взял на себя муж. Поначалу работал в паре с Галей, а потом взял и сам оформился в штат .Управления соцзащиты Пролетарского района Ростова. Зачем? Уж, точно, не из-за крошечной зарплаты. "Я всегда толстокожим был, - признаётся Владимир. - Но как поглядел на этих одиноких стариков, проняло. У них же - никого, а мне нетрудно подсобить".

Он зашнуровывает ботинки на толстой подошве, берёт несколько увесистых сумок, и мы отправляемся к его подопечным. Работы сейчас много. За Владимиром закреплено восемь пенсионеров, и в день надо обойти четверых. У него самый трудный участок - нижняя Александ.ровка и ветхие хатки, что за Театралкой. Летом дороги там ещё ничего, но осенью в дожди по буеракам еле проберёшься. А зимой и вовсе беда, особенно в гололёд. Но у соцработников всё продумано: на доску садишься и съезжаешь по заиндевелому склону. Главное - продукты не растерять. Мы проходим мимо скромных огородиков и покосившихся халуп, где Владимира уже ждут с нетерпением. Узнают по шагам, по скрипу калитки и, если здоровье позволяет, выходят встречать на крыльцо. Он как родной для пенсионеров, ведь бывает у них гораздо чаще, чем родственники. С дорогим гостем бабушки-дедушки тут же поделятся новостями, чаю предложат, достав старинные чашки из серванта. Там у них хранится всё самое дорогое: ордена, какие-то статуэтки, а за стеклом фотографии дочек и сыновей. Теперь только на снимках ими и любуются. "Дети работают много, некогда к нам захаживать, ну, может, на следующий Новый год", - оправдывают их старики. И лишний раз сами им не позвонят: стесняются надоедать.

- У большинства пенсионеров родственников нет, но многие пожилые просто брошенные. У многих дети живут в Ростове, прилично зарабатывая, а помочь родителям или даже просто навестить не хотят. Разыскивал я таких "деток" и общался с ними по телефону, - морщится Владимир.

"Пусть умирает..."

- Алло, мама ваша совсем одна. Ей тяжело. Приезжайте.

- Мне некогда.

Короткие гудки в трубке.

А в последний раз был ответ с усмешкой: "Пусть умирает"... Так сказал сын семидесятипятилетней Марьи Владимировны, которая и впрямь собралась на тот свет. Просто легла на диван, за.крыла глаза и отказалась от еды. Прошло три дня, а продукты в холодильнике всё так же лежали нетронутыми. Владимир повесил трубку и вернулся к ней в комнату: "А ну, хватит кукситься, вам ещё жить да жить". Долго просил её поесть. Уговорил. С тех пор каждый раз после работы по хозяйству он стал задерживаться у неё, чтобы просто поговорить, согреть душу одинокого человека. После таких бесед она оживилась, повеселела и, слава Богу, теперь ждёт не смерти, а лета.

Но наплевательское отношение детей - это ещё полбеды. Был случай, когда внук одной старушки пытался отсудить у неё дом. А сколько соцработник совестил сына, живущего на пенсию престарелой матери! Даже продуктов тот ни разу ей не купил. Но до детей Владимир ни разу так и не достучался. Им всё равно, живы ли отец с матерью. Недавно хоронили старика, и на кладбище не было ни одного родственника. Гроб несли Владимир и водитель.

- Одинокие, беспомощные, доверчивые. Они как дети, которые в беду попадут, если за ними не доглядишь, - вздыхает Владимир.

И однажды он всё-таки недоглядел. Несколько лет ухаживал за престарелым вдовцом, а потом объявилась какая-то молодая женщина и сказала: мол, сама буду за ним присматривать, любовь у нас. Владимир ответил, что, пока не увидит расписку от пенсионера в том, что помощь соцработника не нужна, не поверит. Расписка пришла на следующий же день. Но Владимир всё равно не смог просто так оставить подопечного с подозрительной незнакомкой. Проследил за ней, расспросил соседей, и выяснилось, что она отобрала у дедушки паспорт, сберкнижку, заставила написать отказ от соцпомощи и заперла его в комнате. Владимир тут же обратился в милицию - и "невесту" вы.гнали из дома.

- Вы знаете, к ним ко всем как к родителям отношусь. У меня у самого отец парализованный, я за ним ухаживаю, - рассказывает Владимир. - Представляю, каково пришлось бы ему, если б никого не было рядом...

Соцработник для одиноких стариков давно стал своим. Смущаясь, рассказал, что они во все праздники стараются как-то его поздравить. То конфет кулёчек, то пирожок дадут, а один раз бритву подарили. Отказываться нельзя: осерчают. И он тоже старается их порадовать. Недавно пришёл к одному дедушке с цветами и конфетами: знал, что у него день рождения. Отметили тихонько, вдвоём. Дед курил махорку, молодость вспоминал. Хорошо в тот раз посидели, но вообще-то Владимиру засиживаться некогда. Зарплата у соцработника - крохи, а семью кормить надо, дочек на ноги ставить. Но он выкручивается. У них с женой ещё одна подработка имеется - газеты по вечерам разносят.

- А работу свою всё равно люблю, - признаётся Владимир. - Хоть богатеем меня и не делает, но милосердие деньгами не померяешь.

Анна Ивченкова. Фото из архива В. Терехова

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых