85

Остров невезения

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21 26/05/2010

...Сегодня, чтобы до.браться до старинной, некогда очень известной, крупнейшей в низовьях Дона казачьей станицы Елизаветинской, вначале нужно приехать на западную окраину Ростова.

Там, у ростовского завода ГПЗ-10, сесть в маршрутку или в маленький автобус "Паз". 20 минут езды по неплохо заасфальтированной дороге - и вы уже у цели.

А точнее, у замызганной железной коробки на остановке, исцарапанной откровениями типа "Вадик + Юля = секс" и обклеенной чем-то, что впоследствии было сорвано и оставило на краске неряшливый след. У маленькой дорожной урны гора разномастных пакетов с мусором, в пакеты с надеждой суёт нос бездомный пёс. Но уж Бог с ним, с мусором. Пройдите ещё 300 метров по указателю. И вот он, понтонный мост, соединяющий большую землю с самым настоящим островом, где и расположилась Елизаветинская.

"Наша станица - райский островок, но бед у нас навалом: в холодное время нет переправы, воду мы пьём прямо из Дона, молодёжь уезжает", - получив несколько писем с такими признаниями, "АиФ на Дону" и отправились на остров.

"Мост нужен как воздух"

...Перехожу мост. Будничный день - прохожих почти нет. Справа, на поляне, вольно ходят коровы (это остров, уйти животным некуда, поэтому пастухов нет) да квакают лягушки.

- Ага, здесь есть низины, где и сейчас, хотя паводка нет, залито, - соглашается усталый паренёк, как и я, идущий от моста. - А вообще жизнь здесь была бы нормальная, если б всегда была переправа, - сообщает он. - Знаете, как местные станицу в холодное время называют? Необитаемым островом.

И ещё долго парень, оказавшийся местным жителем Димой Красюковым, жалуется на островную жизнь. Отсутствие постоянной переправы - давнишняя проблема станицы. Понтонный мост наводят по весне, снимают осенью, чтобы его не повредил лёд. Соответственно в мороз люди идут на "большую землю" и обратно пешком, по льду. В оттепель организовывается переправа на моторных лодках. Но, бывает, из-за ледохода лодки двигаться не могут, и тогда сообщение между островом и материком прерывается. А этой зимой разразилась трагедия - вспыхнул дом на краю станицы.

- Пожарные машины примчались на ту сторону реки сразу. Но лёд был тонкий, ехать по нему они не могли, - рассказывают, волнуясь, станичники. - Чем дело кончилось? Дом сгорел дотла.

- Разумеется, отсутствие постоянного пешеходного моста - беда, - подтверждает и директор Елизаветинской школы Нина Борзунова. - У меня средняя школа, 11 классов, а деток всего 38 потому, что многие родители из хуторов по ту сторону реки не хотят детей к нам отдавать. Хотя Елизаветинская школа - лучшая по своим условиям из трёх, имеющихся в сельском поселении. Здание рассчитано на 630 ребят. Классы - по 48 квадратных метров. Здание светлое, тёплое, есть спортзал. Но при морозе в 7-8 градусов лёд слабенький. А я зимой каждый день по нему на работу хожу (живу на той стороне). Так ладно я, малыши идут по такому льду. Нам показывают полосу, где можно идти, но, не дай Бог, ребёнок шаг вправо-влево сделает, он же под воду уйдёт... А в советское время было куда лучше. В округе работали 2 рыбколхоза, судоремонтный завод, рыбцех. Эти предприятия поочерёдно выделяли дежурный катер. Если паром не ходил, всех перевозил катер. А сейчас от тех предприятий мало что осталось, катер никто не даёт, и никому мы не нужны.

О полуденном "кофии" и чёрной икре

- Хотите попробовать нашей донской водички? - улыбается уже почти местная жительница Ольга Лобачёва.

Отказаться неудобно. Ольга Константиновна заливает пакетик чая кипятком из электрочайника, протягивает. По хитринке в её глазах ясно, что вопрос был с подвохом. Водопровода на острове нет, во дворах вырыты колодцы или пробурены скважины. Но беда в том, что почвы на большей части острова солончаки, а потому и вода в большинстве колодцев непригодна для питья.

- Вот, можете сами попробовать, - муж Ольги Константиновны открывает кран.

Бывшие ростовчане Лобачёвы, несколько лет назад вышедшие на пенсию и перебравшиеся на остров на постоянное житьё, одни из самых "продвинутых" жителей. Например, колодезную воду провели в дом, установили водогрейку.

Вода на вкус и впрямь горько-солёная. Как же быть? Многие елизаветинцы пьют воду... из Дона.

- Не знаю, конечно, чем это кончится, - сетует, варя на такой же, набранной в Дону, воде суп, Ольга Лобачёва. - Пока, слава Богу, расстройства желудка не наблюдалось...

Причём если одни островитяне проложили до Дона трубы, то другие по старинке ходят к реке с ведром... Черпают зеленоватую взвесь, сутки отстаивают. Другого выхода нет. Регулярно покупать бутылированную воду большинству местных жителей - пенсионерам и немногочисленной молодёжи не по карману...

- А раз хотите про прошлое станицы узнать, так это вам к дяде Мише и тёте Поле надо, - провожая до калитки, посоветовали Лобачёвы. - Кстати, сейчас полдень. Они, наверное, по казачьей традиции как раз кофе пьют...

- ... Садись, дитё, кофе тебе сделаю. Мы с дедом его уже напились, - тётя Поля - Пелагея Дмитриевна усаживает меня за широкий стол во дворе. Ей 79 лет, её мужу Михаилу Порфирьевичу 83 года. Он по-казачьи произносит "кофий". Выпить кофе в полдень, когда управлена скотина и переделаны прочие дела, всегда было принято у казаков.

- Бывало, кофе нет, так ячмень на сковороде жарили дочерна. В ступке толкли да запаривали, - вспоминает Пелагея Дмитриевна. - Ещё помню... Бабушка на той стороне станицы жила. У них была большая семья, у неё был 10-литровый чайник. Когда она в полдень садилась зёрна кофе в ступке толочь, так аж досюда слышно было...

Сейчас Пелагея Дмитриевна варит кофе так: насыпает в кофейник дешёвенького молотого кофе из пачки с названием "Серенада", заливает кипятком - "запаривает". Ставит на огонь, чтобы напиток закипел. Сразу снимает.

За кофе мы заводим разговор о прошлом. Раньше всё было не то, с грустью говорят тётя Поля и дядя Миша. Он всю жизнь проработал киномехаником в окрестных клубах - в Елизаветинской, Колузаево, Дугино и др.

- А сейчас клубы везде позакрывали, - машет он рукой. - Кино теперь только в городах.

Вспоминают они, как много было людей, а теперь "народу нема, мы на нашей улице одни зимовали". Вовсю работали два рыбзавода...

- А рыба здесь любая была... - вздыхает Михаил Порфирьевич. - Осетры, судак, чебак, лещи, щука. Баночка чёрной икры стоила 5 рублей. Раньше здесь рыбу тоннами ловили! А сейчас артель, что от рыбзавода осталась, выловит центнер-два, а то и ничего...

- У нас два сына в Ростове, - поясняет Пелагея Дмитриевна, - здесь-то работы нет. Вот мы у них рыбу и заказываем. Просим, чтоб они её в Ростове на базаре купили и нам привезли.

Дачный рай или...

В Елизаветинской, в начале XX века насчитывавшей до 10 тысяч жителей, сейчас их не больше двухсот. После закрытия в 90-х годах клуба произошли и другие грустные перемены: исчезли аптека, сберкасса, сельсовет переехал в более комфортную Обуховку.

- Я очень прошу, напишите и о такой беде: на нашей почте перестали брать оплату за телефон и свет, - просит уважаемая на острове женщина, которая в 70-х и 80-х годах была председателем сельсовета, - Елена Семёновна Савельева. - Теперь, чтоб за это заплатить, надо ехать в Дугино или в Ростов...

Несколько семей пытаются выживать благодаря животноводству. Но и они жалуются: цены на корма высокие, а мясо приходится отдавать за копейки.

- Купил я поросёнка за 3 тысячи рублей, на 3 тысячи - кормов. Вырастил, продал его за 10 тысяч, - рассказывает станичник Игорь Почекаев. - Получается, за полгода 4 тысячи заработал.

Чтобы ему развернуться по-настоящему, нужно для начала много вложить. А таких денег у станичника нет, как нет и настоящей господдержки мелких хозяйств.

...Уезжая, я зашла на песчаный пляж острова. Что скажешь - рай. Оттого уже сейчас дачников в Елизаветинской больше, чем местных жителей. Хотя последние ещё надеются, что жизнь тут не прервётся, что остров не переродится лишь в дачный посёлок Ростова.

А одна хорошая новость есть: в прошлом году на остров протянули газ среднего давления. Правда, конца газификации ещё не видно.

Виктория ГОЛОВКО. Фото автора

Смотрите также:

Также вам может быть интересно