aif.ru counter
138

Профессор Тайсумов: о двух Ольгах, марксизме и галушках

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39 24/09/2008

Поэт и философ, доктор философ.ских наук, профессор кафедры философии Ростовского государственного строительного университета Магомет ТАЙСУМОВ не так давно выпустил в свет свой третий поэтический сборник - "Друзья и дороги".

О том, что потеряла философия, будучи ограниченной марксизмом-ленинизмом, о музах поэтов, о жизни в детдомах мы и говорили с Магометом Умаевичем.

- Как рождаются стихи? По-разному. Одни вынашиваются годами - мысль запала и бродит в твоей голове. Другие получаются сразу. Но вообще сейчас у меня другая мечта - опубликовать кубометр дневников (улыбается). Нет, серьёзно, очень большую часть своей жизни я веду дневники - скопилось 11 тетрадей по 96 листов. Почему хотелось хотя бы часть из них напечатать? Чтобы показать людям, что вот из этого, из ничего, но благодаря помощи счастливых обстоятельств и хороших людей (власть - одно, а люди - это другое) можно добиться в жизни многого! Нашу ж семью (пятерых детей) в 44-м году, как чеченцев, депортировали - вы.гнали в Киргизию, во Фрунзе. Старшей сестре было 12 лет, мне - 6, самому младшему брату - 4 годика. Мама незадолго до этого умерла. Так вот, мы ехали в одной машине, а отца везли в другой - в грузовике, забитом мешками с кукурузой. В какой-то момент грузовик перевернулся, и отца задавило мешками. Мы остались сиротами... А я по сей день вспоминаю директора нашего детдома во Фрунзе, где я и вырос, - Ольгу Тихоновну Семечкину. Это была не пожилая, но уже совсем седая женщина, которую мы искренне называли мамой. Она выбила у местных властей 90 гектаров земли. На 60 гектарах сотрудники и воспитанники детдома разбили сад, на остальных - виноградник, бахчу, огороды. Да, мы работали на земле, но зато мы, детдомовские, жили лучше домашних детей! У нас был виноград, дыни, яблоки, персики, малина, смородина... А ещё эта Ольга однажды встретила в министерстве другую - Ольгу Александровну Ратову. У той, профессионального биолога, мужа расстреляли как врага народа. Она сама, как жена врага, отсидела в лагерях. Во Фрунзе, столичном городе, власти её оставлять не хотели, но Ольга Тихоновна взяла тёзку в детдом воспитательницей под свою ответственность - и та, бездетная, всю жизнь любила нас как родных.

Но, несмотря на сиротское детство, младший брат и я стали докторами наук (брат - химиче.ских). Сёстры создали счастливые семьи, вырастили детей. И это во многом благодаря людям, с которыми нас свела судьба.

Кто занял место Энгельса?

- Магомет Умаевич, вы за кафедрой строительного университета больше 40 лет. Наверняка, находились такие, кто возражал: зачем вообще технарю, профессиональному строителю, философия?

- Ещё бы... Сколько раз ко мне подходили заочники, которые теперь уже стали директорами строительных предприятий: "Магомет Умаевич, зачем мне философия? Поставьте тройку". (Задумывается). Я как раз закончил переиздание своей книги "Культура мышления". Философия - это же в основе своей как раз культура мышления, без которой никакой специалист не может состояться. Тем более, что центром, основой нашей жизни являются в том числе противоречия, несовпадения взглядов, конфликты - семейные, производственные, бытовые, между друзьями, между возлюбленными... И надо научить молодого человека не бояться противоречий, но при этом мудро из этих ситуаций выходить.

- Раньше вы преподавали марксистско-ленинскую философию. Сейчас страна от неё отказалась.

- Вы знаете, безусловно, курс философии сегодня невероятно обогатился: вся европейская философия переведена на русский язык. Я, к примеру, подробно останавливаюсь в своих лекциях на Жане Поле Сартре, Альбере Камю, на русском американце Питириме Сорокине при том, что раньше разрешались только Маркс, Энгельс, Гегель, Кант, да и то в определённом русле (а того же Гегеля то запрещали, то возвращали). И трагедия не только в том, что за время железного занавеса отечественная философия отстала, но и в том, что, изучая марксистско-ленинскую философию, до действительно ценного - материалистической диалектики доходили очень немногие. Это уже не говоря об искажениях. Известно же, что Маркс, когда ему рассказали о взглядах французских марксистов, воскликнул: "Если это так, то я не марксист!"

О безумной любви

- В "Друзьях и дорогах" добрая половина лирики - романтически любовного плана. Так что напрашивается во.прос о музах.

- Ну вообще я влюбчивый человек. (Долго смеётся). А если говорить серьёзно, то детдомовским выпускником я пережил трагическую любовь, а позже был просто безумно влюблён в свою будущую жену. Помню, когда она пришла ко мне в общежитие с сестрой, чтобы познакомить ту со мной, а потом они уходили, и у меня - такая тоска... И вырвалось:

В октябре плачут

тучи с тоски,

обивают опавшие

листья немые пороги.

И стынут совсем

по-людски

на осеннем ветру

онемевшие боги.

Хотя последнее время у меня всё больше критические, сатирические стихотворения выходят (улыбается). - Поэт и философ Тайсумов своё свободное время посвящает...

- Жене, двум дочерям, двум внукам. Друзьям и, конечно, тому, что готовлю своё любимое блюдо - чеченский "жижиг-галнаш". Это такая вкуснейшая смесь из мяса, чеснока и галушек из пшеничной или кукурузной муки. В прошлом году поехал навестить родных в Чечне, так, не поверите, в один из дней пришлось отведать "жижиг-галнаш" 5 раз! Родных-то много...

Виктория ГОЛОВКО

Фото автора

Смотрите также:

Loading...

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых