aif.ru counter
86

Женское лицо азовской тюрьмы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. aif 27/08/2008

Пять лет назад на окраине Азова открылась исправительная колония для женщин-преступниц - первая на юге страны.

Тюремная жизнь в красках описана и в блатном фольклоре, и в классической литературе, однако эти рассказы касаются в основном мужских "зон". Что такое жен.ская колония, по каким законам она живёт и как чувствуют себя в окружении решёток те, кого принято называть прекрасным полом, выяснили "АиФ на Дону". Когда-то первыми обитательницами новой колонии стали всего пятьдесят "осуждёнок". Сегодня их больше тысячи. Растёт уровень преступности - в прямой пропорции увеличивается и число женщин, преступивших закон.

Самой молодой восемна.дцать, самой старшей шестьдесят. Пенсионный возраст не предел: в колонии вспоминают, как несколько лет назад сюда попала старушка. Полуглухая бабулька получила два года за то, что у себя на огороде растила мак. В суде она рассказала, что сажать запрещённое растение ей приказал явившийся среди ночи домовой: тогда она будет здорова. Пенсионерка последовала наказу и до семидесяти действительно не знала хворобы, пока её маковую делянку не накрыла милиция. Таких историй здесь много. Тысяча осуждённых, тысяча судеб, тысяча трагедий...

Табор уходит... в зону

"Отряд, в клуб шагом марш!" - звучит команда. Вереница женщин в одинаковых чёрных одеждах молча тянется к дверям. В колонии празд.ник. В честь Яблочного Спаса осуждённые из числа цыганок подготовили концерт.

"Дух цыганский не сломить ни бедою, ни тюрьмою", - торжественно говорит в микрофон ведущая в вечернем платье. Концертные наряды осуждённые шьют себе сами, выкраивая среди дня свободное время. Режим в колонии хоть и отличается от мужского, но всё же в шесть подъём, в девять отбой, а женщина и в тюрьме хочет оставаться женщиной. Поэтому, когда с очередным этапом в зону попадает бывшая профессиональная парикмахерша или маникюрша, к ней тут же записываются в очередь "на приём".

"На гаданье наживаться - это кредо у цыган!" - звучит тем временем со сцены.

- На самом деле мошенниц-гадальщиц у нас почти нет, в основном все сидят по 228-й статье за распространение наркотиков, - поясняет заместитель начальника колонии Светлана Прядко. - Цыганок здесь много - почти пятая часть от всего контингента.

Почему столько? Сотрудники колонии объясняют: так уж повелось, что, когда милиция хватает какого-нибудь цыгана за торговлю наркотиками, вину на себя порой принимает его жена, сестра, невест.ка или какая-то другая родственница. Мужчина согласно цыганским традициям должен кормить семью, а значит, оставаться на воле. Женщине же да ещё с кучей малолетней ребятни как правило много не дадут. Об этом знают и оттого цыганок в колонии именуют назначенками..

Любовь в багровых тонах

Не через решётку ясным днём, Взглядом прикоснувшись небосводу, Мне дожить бы только до свободы, Сделав мрак тюремный сном,

- написала одна из осуждённых. О свободе здесь мечтают все. О чём ещё? Конечно, о любви. Но к женщинам, оказавшимся за решёткой, жизнь подходит со всем своим коварством. Если зеков-мужчин обычно ждут дома подруги и жёны, то женщины после приговора в половине случаев сразу становятся одинокими. Те, кто ещё вчера клялся в вечной любви, без зазрения совести бросают "зечек". Впрочем, среди обитательниц колонии немало и таких, кто своими руками разбил свою любовь - часто вместе с жизнью любимого. - Наталья Новикова, второй отряд, - по привычке до.кладывает миловидная женщина с красиво завязанной на голове косынкой. - Статья 105. Да, я убила своего мужа. Нет, какого-то конкретного повода не было. Просто не могла больше терпеть. Знаете, всё это наше воспитание дурацкое и стереотипы: "стерпится - слюбится", "бьёт - значит любит", "без мужа - что без головы". А надо сразу заставить себя уважать, чтобы потом трагедии не случилось. У нас тут много таких девчонок, кто за убийство мужа сидит. А без мужа им теперь намного легче живётся... Я с себя вины не снимаю - все мы тут одним миром мазаны...

Убийцы, распространительницы наркотиков, аферистки, натруженные бабы и бывшие светские дамы - зона уравняла всех. Ещё не один год до освобождения остался Людмиле Моисеевой, зарезавшей мужа за то, что тот приставал к её дочке. Ещё долго видеть через тюремные окна одно лишь небо Динаре Мамедовой, в прошлом королеве красоты Азербайджана. Да что там, всех и не перечислишь.

"Пусть они больше сюда не вернутся"

- Некоторых девчонок по-человечески просто жалко, - говорит Светлана Прядко. - Вообще женщины и преступления совершают не так, как мужчины. Мужики больше из корысти на криминал идут, а женщины живут чувствами: если их любовь обидеть, могут от отчаяния столько всего наворотить... Александре Жуковой до осво.бождения остался ещё не один год. В колонии она уже второй раз. Впервые попала за убийство - жертвой стала любовница её мужа. Тот, надо сказать, ревнивую супругу не бросил - покаялся, дождался. Но потом загулял опять - Александра снова подстерегла разлучницу... "Да бросила бы его и жила спокойно! Нет же - любовь", - недоумевает одна из сотрудниц колонии. Действительно, всё это на первый взгляд странно, непонятно, нелогично. Но обитательницы колонии меряют жизнь своей меркой. Так же, как и смерть. Потому убийство не считается здесь тяжким грехом. Не прощают лишь дето.убийц - они в среде "осуждёнок" парии, изгои. Это и не.удивительно. Ведь почти у каждой на тумбочке стоит фотография с улыбающейся детской мордашкой. Кстати о детях. Совсем скоро тишина колонии может огла.ситься младенческим плачем. К открытию готовится Дом малютки, который здесь строили в последний год.

- Где-то написали, что он для того создан, если кто-то из осуждённых роман с надзирателем закрутит, забеременеет и родит, - такая чушь! - обижается Прядко. - У нас инспекторами только женщины служат. Просто осуждённым разрешены длительные свидания с мужьями. Я думаю, это только к лучшему. Всё-таки, когда ребёнок появляется, женщина больше о будущем думать начинает, о нормальной жизни. Даст Бог, больше к нам не вернутся.

Александр КЛЮЧНИКОВ

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых