aif.ru counter
232

Прививка от зла. Вадим Силин - какими должны быть книги для подростков

Все материалы сюжета Год литературы на Дону

Почему книжки должны быть добрыми, узнавали «АиФ на Дону».

Из личного архива

Однажды кто-то из критиков заметил, что его книги могут позабавить, но не больше. Тогда эти слова возмутили Вадима.

«Первой книжкой, которую я написал, была страшилка для подростков. Мертвецы, оборотни, море крови... Всё это я лихо закручивал в захватывающий сюжет и был доволен. Жестокий сюжет и яркая обложка всегда хорошо продавались. А о детской душе я думал меньше всего», - признаётся 30-летний писатель. 

Своё творчество да и жизнь в целом он пересмотрел после смерти отца. Сегодня Вадим взвешивает каждое слово. Почему книжки должны быть добрыми, узнавали «АиФ на До­ну»...

Досье

Вадим СЕЛИН. Родился 23 октября 1985 года в Ростове-на-Дону.

В 2007 году окончил психологический факультет Южного федерального университета.

Лауреат международной премии Дебют» в номинации «Литература для подростков», президентский стипендиат в номинации «Молодые таланты России». Его книги включены в «Каталог лучших произведений».

Вадим Селин: люблю книги, люблю людей, которые любят книги. Фото: Из личного архива

Найти утешение

- Вадим, вот уже больше десяти лет вы пишете книги. И все они в основном для подростков. Почему?

- Когда я сам был старше­классником, меня удивляло, что есть книги для малышей, для взрослых, а для нас почти что нет. Да и те, что были, мало относились к действительности: советская литература для подростков вся про то, каким надо быть, а не про то, какой ты есть. А ведь это такой важный возраст, когда пытаешься нащупать своё «я», ищешь ответы на во­просы и тебе нужны честные книги о собственной жизни. Помню, когда в Ростове открылся книжный рынок «Динамо», это было настоящим событием. И вдруг хлынул просто шквал самой разной литературы, переводной, новой. Мы с другом каждую пятницу ездили на этот рынок, бродили между рядами по полдня, покупали книжки, а потом читали их запоем. Этот период мне запомнился как один из самых замечательных. Может, потому мне хочется, чтобы и мой читатель был таким: юным, ищущим, неразочарованным. Сегодня я знаю: когда в книге подростки встречаются с ситуациями, похожими на их собственные, они вдруг с облегчением понимают, что это происходит не только с ними. Мои герои часто принимают неверные решения, и читатель, сопереживая им, учится предвидеть последствия своих поступков, избегать чужих ошибок. Это такой пограничный возраст, когда человек делает выбор между добром и злом, принимает какие-то установки на всю дальнейшую жизнь.

Книги для подростков должны быть добрыми. Фото: АиФ/ Максим Чуев

- Но поняли вы это не сразу...

- К сожалению, да. Был период, когда я брал от жизни всё. Меня даже занесло в мистику, и казалось, что я могу манипулировать людьми как хочу. Я осо­знал свои ошибки только с уходом отца. Его смерть стала для нашей семьи настоящим потрясением. Я не знал, как справиться с потерей папы. И понял, что, когда у человека случается трагедия, она ставит его перед выбором. Ты можешь отдаться пустоте, которая наполняет твоё сердце. Или можешь попробовать найти смысл, который победит этот колоссальный вакуум в душе. Я понял, каким хрупким может быть привычный мир. Почва, на которой так прочно стоишь, может уйти из-под ног за мгновение. И единственное, что спасает человека, - вера в Бога. Найти утешение я смог только в храме. Благодаря православию я пересмотрел и своё отношение к творчеству. Детские души, как губка, впитывают всё. И книги, в том числе развлекательные, должны быть прививкой от зла.

Стаканчик добра

- Но вы сами говорите, что подростки хотят видеть в книжках себя, а не идеальный образ.

- Так я и не идеализирую героев. Просто сменил вектор. Например, вместо страшилок стал писать о проблеме выбора своего пути, профессии. Написал серию детективов, где мальчику или девочке приходится распутывать преступление и заодно овладевать азами какого-то мастерства. Они пользуются популярностью не меньше, чем ужастики, потому что там также затрагиваются темы любви, предательства и благородства. И любопытное наблюдение: стоило мне изменить своё отношение к миру, как мир стал поворачиваться ко мне другими, более светлыми, сторонами.

- Например?

- Например, недавно я зашёл по пути домой в продуктовый магазинчик. И, стоя в очереди, увидел, как одна из покупательниц, получив сдачу, опустила её в стаканчик, который стоял на прилавке. «Вдруг пригодится», - улыбнулась она продавщице. Когда дошла моя очередь, я рассмотрел, что на стакане написано «Не хватает - возьми! Не жалко - добавь!» Оказалось, что любой может взять мелочь из этой копилки, если ему не хватает пары рублей, либо оста­вить сдачу, если не жалко. По словам девушки за прилавком, люди часто пользуются этим стаканчиком. И кладут, и берут. Эта идея меня очень растрогала. Казалось бы, такая мелочь, но благодаря этому стаканчику в магазине царит тёплая атмо­сфера, покупатели улыбаются: у каждого есть возможность сотворить малое добро или принять его безвозмездно.

Всегда есть возможность сотворить добро или протянуть кому-то руку помощи. Фото: АиФ/ Никита Кудрявцев

- Полгода назад вы стали работать в библиотеке имени Горького. К сожалению, сегодня эта профессия не пользуется популярностью, тем более у молодых людей.

- Да, есть такой стереотип, что это скучная малооплачиваемая профессия. Но я пришёл сюда, потому что действительно люблю книги, люблю людей, которые любят читать, и, если хотите, могу себе позволить заниматься тем, что мне действительно интересно. Для меня библиотека всегда была местом особенным: книги окружали меня буквально с самого рождения. Моя бабушка работала в сельской библиотеке, которая была единственным источником культуры для местных жителей. Все каникулы я проводил в этих стенах. Поэтому и первые детские воспоминания связаны с книгами. Ещё не умея читать, я любил перебирать старые пыльные томики. И достаточно рано прочёл всю русскую классику, поэтому Гоголь, Пушкин, Чехов и Достоевский казались мне, скорее, дальними родственниками, чем авторами книг. К тому же и мама всю жизнь проработала в библиотеке, так что это, скорее, родной дом, чем место работы. Когда выпадает свободная минутка, я набрасываю черновики будущих книг и сценариев или читаю.

- А что читаете?

- В последнее время стал много читать православной литературы. А из классики люблю Достоевского, который был глубоко религиозным писателем. Во всех своих произведениях он доказывает нам, что человек без Бога не способен разрешить «проклятые вопросы» своего бытия и прежде всего понять, зачем и для чего он живёт. Все его герои, отвергнувшие Господа, пытаются сами на путях рационализма и своеволия постичь смысл жизни, но в итоге объявляют её абсурдом или злой насмешкой природы. И они заканчивают очень плохо.

- А вам не кажется, что произведения Достоевского достаточно жестоки?

- Напротив. Все страдания, которые испытывают герои, спасительные. Они даются, чтобы удержать их от духовной гибели на краю пропасти. И только отлучение ведёт человека и к утрате истинного смысла жизни, и к бунту против мироустройства, и к преступлению, и даже к самоубийству. Без веры человек становится самым несчастным существом на Земле. И я это понял на собственном примере.

Когда в книге подростки встречаются с ситуациями, похожими на их собственные, они с облегчением понимают, что это происходит не только с ними. Фото: АиФ/ Сергей Ильницкий


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Почему не будут реконструировать Театральную площадь в Ростове?
  2. На ремонт холла в здании Гордумы Ростова готовы потратить 23 миллиона?
  3. По чьей вине засохли деревья у стадиона «Ростов Арена»?
  4. Зачем в Ростов-на-Дону приезжал министр обороны Сербии?
  5. С замгубернатора Ростовской области Сергея Сидаша сняты обвинения?
Самое интересное в регионах
Роскачество
Вы бы хотели заниматься фитнесом?