Примерное время чтения: 11 минут
602

Пошла волна. Как мамы особенных детей развивают адаптивный спорт

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. "АиФ на Дону" 09/02/2022
Способности детей и их мам раскрываются уже во время игры.
Способности детей и их мам раскрываются уже во время игры. / Екатерина Хижняк / Из личного архива

В классическом волейболе есть такой термин – волна. Это атакующая комбинация, в которой участвуют несколько нападающих и удар наносит игрок второго темпа.

Екатерина Хижняк, мать особенного ребенка
Екатерина Хижняк, мать особенного ребенка Фото: Из личного архива/ Екатерина Хижняк

Екатерина Хижняк в метафорическом смысле и есть игрок второго темпа – она никогда не занималась профессионально волейболом и уж тем более не думала, что возглавит сообщество адаптивного спорта в донской столице. Но пошла волна.

Корреспондент «АиФ-Ростов» накануне Дня волейбола, который отмечается 9 февраля, встретилась с Екатериной и выяснила, как принять, что твой ребёнок особенный, и как сегодня работает инклюзивное образование в регионе.

Прямая подача

– Екатерина, у вас в Инстаграме был пост о том, что невозможно предугадать талант ребёнка к волейболу. Но мы привыкли, что волейболисты, баскетболисты – люди, как правило, высокие, крепкие...

– Не обязательно. Тем более, у нас особый случай – здесь способности ребёнка открываются уже во время игры. Есть дети, которые не понимают, что надо делать с мячом, и часто показать, как его бросать, надо не один раз и даже не пять, зато, когда ребята поймут, в чём смысл игры, их уже не остановишь. У каждого ребёнка из адаптивной группы есть волонтёр. Это терпеливые, доброжелательные люди. Есть такой же чуткий тренер, благодаря общей работе даже ребята со сложными диагнозами у нас играют в волейбол.

– Кто ваши волонтёры?

– Профессиональная команда «Ростов-Волей», они сразу отозвались и включились в работу, приглашают нас на свои игры, поддерживают. И теперь мы их воспринимаем как свою команду. Затем к нам присоединилась ещё одна женская команда – волейбольный клуб «Мечта 93». И есть ещё третья группа – люди, которые однажды пришли и втянулись. Видимо, общаясь с особенными детьми, они и сами наполняются. Сейчас у нас уже две группы по 15 человек – это не очень удобно, но пока у нас не хватает инвентаря, мы в стадии становления.

– Вы работаете с декабря 2021 года. Как родился проект?

– Я мама особенного ребёнка. У нас есть чат таких же мам, мы общаемся, делимся информацией, где что есть полезного и интересного. И вот когда сын мой подрос и встал вопрос о секциях, оказалось, что детям с особенностями развития в нашем городе бесплатно позаниматься спортом с тренером негде. А коллективных занятий нет вообще. Значит, нужно было что-то организовать самим. Мы стали ходить к властям и депутатам, писали запросы, объясняли, зачем нам это нужно, и в конце концов нам пошёл навстречу оздоровительный комплекс «Динамо». Это лучший в городе зал, новый, с раздевалками, которые учитывают потребности детей, которые приезжают туда на инвалидных колясках. Сейчас нам предоставили возможность заниматься и баскетболом. Перед Новым годом мы провели открытый мастер-класс, нашёлся профессиональный тренер и даже закупил сам оборудование. Плюс к этому у нас есть проект «Весёлые старты» – игра проходит раз в месяц, в нём участвуют семьи. Когда всё это закрутилось, надо было кому-то брать на себя организацию – вот я и решилась.

Три года на принятие

– Екатерина, с появлением особенного ребёнка жизнь семьи делится на «до» и «после». Как было у вас?

– Так и было. Это у меня второй ребёнок, я его родила в 28 лет, и поскольку внешне он совершенно не отличался от сверстников, долгое время я не знала, что у нас что-то не так. До второго декрета я работала в строительной компании, всё у нас было и финансово, и в семье замечательно. Но когда сыну исполнился год, я обратила внимание, что он не понимает обращённую речь, не ловит взгляд, не показывает предметы. Мы пошли к неврологу, он сказал: не беспокойтесь, у вас всё хорошо. Но я-то понимала, что не всё хорошо. Старшая дочка вела себя совершенно иначе. Я обошла всех специалистов, и у нас всё-таки выявили задержку развития. На то, чтобы принять это, поверить, что это про моего ребёнка и ничего нельзя изменить, ушло три года. Это были самые тяжёлые три года в моей жизни, но как только я смирилась, жить сразу стало легче: да, у меня особенный ребёнок, но под него можно подстроиться и помочь ему выстроить удобный для него мир.

– Как вы его выстраивали?

– Мне пришлось отказаться от работы, разница у детей 1,8 года – их двоих надо было водить на занятия. А Вову ещё к врачам и массажистам. Содержание семьи полностью легло на супруга. Пришлось где-то ужимать и экономить. Но когда у тебя болеет ребёнок, отдашь всё. Нам повезло, что у сына особенности не очень тяжёлые: я могу с ним везде ходить, мы ездим вместе путешествовать. Однако в садике ему было тяжело – мы занимались дома. И это к лучшему: Злата, дочка, не воспринимает брата как особенного. Может забрать у него игрушку, может воевать за свою территорию. Я, конечно, объясняла ей, что так нельзя, а со временем поняла, что так и надо: из-за того, что мы не трясёмся над ребёнком, ему приходится адаптироваться самому. Вначале дома, потом на улице – так для него лучше и легче. И вообще, в семьях, где помимо ребёнка с особенностями есть ещё дети, если приходят двоюродные братья и сестры, если есть жизнь, социализация особенного ребёнка проходит гораздо легче. Как результат: на днях после прохождения невролога мы узнали, что у Вовы произошёл значительный прогресс – мы готовимся к школе. И я счастлива!

– На фото группы адаптивного волейбола в Инстаграме есть мужчина, похожий на Деда Мороза в молодости. Бородатый, симпатичный, видно, что дети к нему тянутся. Кто это?

– Саша Савинов. Он бизнесмен в сфере строительства. Но мы давно знакомы, и я помнила, что в прошлом он профессионально занимался волейболом, знала, что он следит за моим Инстаграмом. И когда у нас долгое время не было тренера, я написала ему: Саша, денег у нас нет, если хочешь, приходи к нам, позанимайся с детьми, мы будем рады. Он пришёл перед Новым годом в качестве волонтёра – и всё: его полюбили и дети, и родители. Саша очень активно подошёл к делу: закупает мячи, продумывает занятия. Вот так неожиданно мы обрели замечательного друга. И другие наши волонтёры тоже увлечены: после 35 лет, когда ты уже состоялся в профессии, у тебя есть семья, дом, хочется делать что-то для других. Кстати, с нами поддерживают отношения и несколько олимпийских чемпионов – мы ждём их, когда закончится карантин.

И дивный новый мир

– Катя, о том, какие чудеса может творить спорт, мы писали не раз: и спины выздоравливают, и мышцы при ДЦП крепнут, люди даже встают на ноги. У вас за этот год уже есть какие-то результаты?

– У нас есть волонтёр Тимофей. У него аутизм в лёгкой форме. Учился он дома. И из-за этого в 21 год у него не было друзей. Тимофея привела мама как рядового ученика. Но поскольку он значительно старше других ребят, я предложила Тимофею стать нашим помощником. Как только мы выдали ему жёлтую майку, обозначили статус, что он волонтёр и учитель, парня как подменили. От природы он очень замкнутый, а тут сам завязывает беседу, объясняет, показывает. Потом мы заметили, что он гораздо лучше налаживает контакт с особенным ребёнком, чем мы. Наверное, потому что сам понимает, что происходит внутри этих ребят, может терпеливо ждать, много раз объяснять, показывать. Мама его потом призналась, что Тёма всегда тянулся к детям, но из-за диагноза у него не было возможности их учить, а у нас он расцвёл, мы его ценим и любим.

Моя дочка тоже приходит на тренировки в качестве волонтёра. Она в паре с мальчиком её же возраста, они подружились и после тренировки, пока я играю со взрослой группой, гуляют на стадионе «Динамо» – родители мальчика счастливы.

Досье
Екатерина Константиновна Хижняк родилась в Ростове-на-Дону в 1986 году. Окончила ЮФУ, факультет менеджмента, в 2008 году. С 2021-го активно занимается развитием адаптивного спорта в донской столице.
– Вашему сыну семь лет. Что изменилось за это время в области инклюзии?

– Многое. Сейчас создаются и классы, и даже школы, адаптированные под потребности особенных детей. Очень помогают в этом вопросе соцсети – у нас появился круг общения, поддержка, место, где можно черпать идеи и подсказывать что-то друг другу. Но главное – постепенно меняется общество. Мой сын сейчас ходит на подготовку в 96-ю школу, там уже есть коррекционные классы. Мы вышли с занятий, идём по школьному двору, и стоят девочки, семиклассницы. Вова очень общительный, как липучка. Когда видит толпу, бежит знакомиться и начинает разговаривать с ними на своём инопланетном языке. Девочки его, конечно, не поняли, но не оттолкнули, не насмехались, а наоборот, начали подстраиваться под него, разговаривать. Я смотрела со стороны и внутри меня разливалась благодарность. Мне кажется, что ещё через несколько лет мы будем жить уже в совсем другом мире.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах