Примерное время чтения: 10 минут
288

Без точки опоры. Лечится ли женская наркомания

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. "АиФ на Дону" 09/02/2022
Истории девушек похожи: плохая компания, несчастная любовь, наркотики.
Истории девушек похожи: плохая компания, несчастная любовь, наркотики. / Станислав Горяинов / Из личного архива

Гибель семейной пары на пр. Шолохова и трёх мужчин на ул. Мечникова может быть связана с недавно поступившей в донскую столицу партией наркотиков. Речь идёт только об известных случаях, в реальности их может быть больше.

Особенно шокировала смерть отца и, что особенно страшно, матери девочек двух и трёх лет от роду, которые сутки пробыли возле тел родителей совсем одни. Что и кто толкает женщин к наркомании, разбирался «АиФ-Ростов».

В женском центре общественной организации «Ростов без наркотиков» не увидишь ничего шокирующего. Миловидные улыбчивые девчонки хлопочут на кухне, работают с психологом, болтают с подружками. В комнатах – мягкие игрушки и фотографии. Сложно с ходу поверить, что эти юные ростовчанки попали сюда потому, что не смогли сами справиться с тяжёлой зависимостью и выбраться с самого дна, куда они попали после своей обычной домашней жизни.

«Девочек из неблагополучных семей у нас практически нет, – подтверждает руководитель «Ростова без наркотиков» Станислав Горяинов. – Маргиналы просто не приводят своих детей на реабилитацию, их наркомания детей не особенно волнует».

Истории девушек похожи – новая компания, неблагополучная любовь, отсутствие доверительных отношений дома.

Диана, 19 лет

– Впервые я попробовала наркотики в 16 лет. Связалась с компанией, в которой было принято регулярно выпивать. Мне тогда хотелось доказать всем: я крутая, я взрослая. Через год мне предложили попробовать наркотики. Я отказалась – было страшно.

Потом в компании появился парень, с которым у нас завязались отношения. Он и другие ребята употребляли наркотики. Я просила при мне этого не делать, и они отходили. Возвращались добрые, весёлые. И я решила попробовать, не отбиваться же от компании, хочется всегда быть на одной волне. Поначалу меня угощали, но когда я стала употреблять наркотики регулярно, мне понадобились деньги. Дошло до того, что воровала из кошелька родителей, тянула из дома золото.

Продолжалось это 2,5 года. Сначала работала, потом за прогулы меня выгнали. С парнем всё расклеилось, он стал поднимать на меня руку. Начала встречаться с другим, тоже, естественно, наркоманом. Сама я просто рассыпалась на части – стала терять зубы, волосы, похудела на 15 кг, почти перестала разговаривать с людьми. Как-то я перебрала с дозой и у меня начались жёсткие галлюцинации. Вот тогда я по-настоящему испугалась и пошла за помощью к маме. А она всё это время меня просила: дочка, давай лечиться. Но мне казалось, что реабилитационный центр – это же тюрьма. Но уже дошла до той точки, когда всё что угодно лучше происходящего со мной. И тем же вечером мама привезла меня в центр.

Мне повезло – быстро подружилась с девчонками. Думать о своей беде как-то некогда было: мы то готовили еду, то кино смотрели, общались с психологами, психиатрами, священниками, которые тоже регулярно посещают центр.

Понимаете, у каждого человека должна быть точка опоры. У наркомана – это наркотики. Ты всё время движешься, ищешь деньги, ищешь закладки, муторный день сурка. Сейчас моя точка опоры – это вера. Она меня держит, делает счастливой. Может быть, потом у меня будут другие цели. А пока самая большая радость – то, что я помогаю другим, таким же, как и я, работаю волонтёром в центре и одновременно учусь. Строю планы на будущее. Верю, что никогда не вернусь к зависимости.

Скрывать своё прошлое я не буду. Мне часто говорили: наркоманию вылечить нельзя. Меня это останавливало от попыток выкарабкаться. Я хочу, чтобы у других девочек был перед глазами пример, который их мотивирует – я, которая вылечилась и стала счастливым человеком.

Виктория, 20 лет

– Наркотики я для себя открыла в 17 лет. У меня тогда был тяжёлый период в жизни. Я четыре года занималась лёгкой атлетикой, а накануне очень важных соревнований получила несовместимую с занятиями спортом травму колена. Моё будущее рухнуло. К тому же, я рассталась с парнем как раз из-за того, что он баловался наркотиками. Вскоре познакомилась с другим, это был просто принц на белом коне, носил меня на руках. Но выяснилось, что и он наркоман. Уйти я не смогла и вместо этого начала употреблять запрещённые препараты вместе с ним.

Начала с аптечных препаратов, потому что слушала байки, что от них зависимости не бывает. За год докатилась до психбольницы. Туда меня отправила мама, когда я пыталась нанести себе увечья.

Мама, как могла, пыталась мне помочь. Но между нами не было доверия. И решить мою проблему она пыталась какими-то ультиматумами, которые, конечно же, не работали. Она даже в полицию обращалась, а я в ответ говорила о ней там ужасные вещи, чтобы её лишили родительских прав. В итоге дошло до того, что родители просто отказались от меня, даже мой парень уже больше не мог меня выносить. Я осталась одна на улице. И поняла, что всё, надо как-то выбираться. Я пошла к маме, говорю – я хочу бросить, но у меня не получается. И она меня привела сюда.

Здесь я уже 2,5 года: год реабилитации и год ресоциализации. Частично всё ещё живу в центре, занимаюсь волонтёрством, но хожу на учёбу, езжу домой.

Сейчас поняла, что я лидер. Я могу повести за собой, объяснить, что не надо ставить на себе крест, что люди живут по-другому. Я учусь на психолога, собираюсь работать с наркоманами. И понимаю: в реабилитации главное – искоренить причину, а она чаще всего в семье. Я помню, как всё время боялась осуждения мамы и шла туда, где меня принимали такой, какая есть. Родителям нужно понимать, что какая бы беда ни случилась, ребёнок должен знать, что вы будете бороться с ним вместе.

Я тоже не стану скрывать, что была наркоманкой. Все специалисты, которые работают с зависимыми, сами бывшие наркоманы. И эти примеры – тоже часть реабилитации. Не так, в конце концов, и важно, кем я была. Важно, кто я сейчас.

Не дожить до сорока

Девушку вызволить из наркотического плена легче, говорит Станислав Горяинов: «Где-то 70–80% девочек уже не возвращаются к наркотикам после реабилитации. У ребят ситуация хуже – навсегда препараты бросают только 30–40%».

Самые юные наркоманки едва перешагивают порог 15-летия, мальчишкам – от 13 лет. Большинство – жертвы аптечной наркомании.

«Если год назад препарат в среднем стоил 200 рублей, то сейчас – тысячу. И всё равно под аптекой стоит очередь. Даже если провизор не нарушает, продаёт только по рецепту, наркоманы находят и тут выход: где-то выуживают один рецепт, размножают и пользуются коллективно», – говорит Станислав.

В регионе стараются с аптечной наркоманией бороться. Как сообщили в антинаркотической комиссии Ростовской области, в 2021 году полицейские провели 4 518 рейдов по выявлению безрецептурной реализации кодеиносодержащих и иных лекарственных препаратов, в итоге которых обнаружили 94 нарушения закона.

«Областной Росздравнадзор составил 50 протоколов об административном правонарушении по ч. 4 ст. 14.1 КРФ об АП. Наложены штрафы на общую сумму 1 793 тысячи рублей, а также вынесено два решения об административном приостановлении деятельности аптеки на срок от 30 до 90 суток», – рассказали в комиссии.

ЦИФРЫ
По данным исследования областного наркологического диспансера, впервые наркотики пробуют в 16-20 лет. Большинству опрошенных (45%) предложили попробовать запрещённые вещества близкие люди, друзья, а также другие знакомые (35%) и коллеги по учебе или работе (9%).

Но на Дону постоянно появляются новые препараты, порой, некачественные партии, от которых и умирают массово, как это случилось недавно в Ростове. Обитатели центров реабилитации, в основном, совсем молодые ребята и девушки. И это не потому, что их готовность лечиться выше. Просто редкий наркоман доживает до 40 лет.

Мнение эксперта

Врач-психотерапевт, заместитель главного врача по детско-подростковой наркологии областного наркологического диспансера Елена Соловьёва:

 – Примерно треть всех пациентов на лечении от наркомании – девушки до 30 лет. По статистике, мужчины пробуют наркотики в поисках новых ощущений, а девушек чаще всего к ним толкает находящийся рядом парень. Есть дончанки, которые с помощью наркотиков пытаются похудеть. Все дальнейшие употребления связаны с тем, что девушка начинает избегать депрессии и жизненных трудностей. Но наркомания – это всегда апогей проблемы. И говорит это о том, что в семье её не научили справляться с трудностями. Распространено и легкомысленное отношение к любым медикаментам. Судя по итогам обследования, которые мы проводим перед тестированием на наркотики в школах, многие дети получают различные препараты от своих родителей без назначения врача. Особенно, девочки: то какие-то успокоительные пьют, то витамины для кожи, ногтей и т. д. Они с детства убеждены, что пить таблетки не опасно. А подростковый возраст предполагает различные эксперименты. И если появляется сообщество, которое поддержит, то это прямой путь к аптечной наркомании. Стоит обеспокоиться, если у девушки – новая компания, друзья и особенно молодой человек, с которым родителей не знакомят. Вы обязательно должны знать, с кем и как проводят время ваши дети. Я считаю, что женская наркомания не имеет лёгкого пути выздоровления. По моему опыту – парни легче останавливаются, девушки – сложнее. Случаев полного выздоровления в наркомании вообще немного, к сожалению.
 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах