aif.ru counter
187

Увидеть рай и ад. Что могут книги и почему они невостребованы и недоступны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. "Аргументы и Факты" на Дону 28/01/2015 Сюжет Год литературы на Дону

- Когда-то я услышал старинную притчу, которая мне очень понравилась, - говорит известный донской писатель Вениамин Кисилевский.

- Притча достаточно коротенькая. Она об одном добропорядочном человеке, которому высшие силы дали возможность увидеть рай и ад, - продолжает Кисилевский. - В аду он увидел большой стол, вокруг которого сидели люди. Перед ними стоял чан с едой, от которой очень вкусно пахло. Но у грешников ложки были с настолько длинными,  неудобными ручками, что им никак не удавалось поднести пищу ко рту.

- Поэтому люди были голодны, измождены, - говорит он. - В раю всё было так же - тот же длинный стол, большой чан, ложки с длиннющими ручками. Но все обитатели рая были сыты, счастливы. «Почему так?» - недоумевал тот человек. Тогда ему объяснили: «Просто обитатели рая научились кормить друг друга». Занимаясь писательством, я, по сути, тоже лишь подкармливаю других - делюсь какими-то своими мыслями, размышлениями.

Духовная нищета

- Вениамин Ефимович, читатели, открывая ваши книги, зачастую и не подозревают, что писательство отнюдь не основная ваша профессия. Вы медик. Не один год работали хирургом, впоследствии стали главным врачом Станции переливания крови Северо-Кавказской железной дороги. Получается, брались за ручку вечерами, ночами, придя с работы?

- Знаете, на самом деле к сочинительству я пристрастился очень рано (улыбается). С пяти лет писал стихи.

- Некоторые ваши стихи, написанные в школьном возрасте, как я слышала, публиковала «Пионерская правда».

- (Кивает). И это было. Вообще меня частенько спрашивают: почему среди врачей много писателей? Мне кажется, что дело не в том, что медики любят браться за перо. Скорее люди гуманитарного склада, склонные к эпистолярному жанру, нередко идут в медицину. Ведь медицина тоже подразумевает некое изучение, познание человека. А таким вот гуманитариям интересны люди, их поступки, психология.

Медицина была для меня делом жизни, но всё равно без писательства тоже не мог. Когда тянулся к ручке? Всяко получалось. Бывало, работал в воскресенье. Случалось, вечером после работы, ночами. Писательство стало для меня, по сути, второй работой.

- Вениамин Ефимович, у вас много детских книг. Первыми были опубликованы в 1980-х годах, опять же именно ваши произведения для детей - «Седьмой канал», «Чудики», «Котята». В советское время можно было долго загибать пальцы, перечисляя тех, кто писал для детей и юношества, - Николай Носов, Александр Волков, Кир Булычёв, Григорий Остер, Корней Чуковский. Сегодня детских писателей в России очень мало. Почему? Современные дети не любят читать?

- Вопрос, который вы задали, обнажает целый комплекс проблем. С одной стороны, сегодня дети действительно меньше читают. Недавно меня попросили написать пьесу для детского театра. Я сделал. Через какое-то время звоню: «Подходит ли вам моя пьеса?» И слышу, что женщина-библиотекарь (а её я очень уважаю, мы много лет дружим, она влюблённый в своё дело человек) мнётся. В конце концов призналась: подростки не знают, кто такой Данко (а я его сделал одним из главных героев своей пьесы). А потому, дескать, и ставить её смысла нет.

Я нередко встречаюсь с ребятами в библиотеках, в школах. Многие слыхом не слыхивали о таком писателе, как Лев Кассиль. Не знают автора «Незнайки» Николая Носова или создателя цикла повестей «Волшебник изумрудного города» - Александра Волкова. Конечно, в чём-то сегодняшние дети дадут фору даже нам, взрослым. Они на ты с техникой, со всевозможными гаджетами. Они быстро схватывают новое. Однако то, что дети читают мало, - это беда. Да, жить без книг можно. Но только человек в этом случае нищает духовно и интеллектуально. Он вырастает ущербным или таким становится. Его можно сравнить с человеком, лишённым слуха, но при этом поющим в своё удовольствие. Вот только так ли хороша эта песня?

Потом есть ведь другая беда: если человек в детстве читал мало, он, повзрослев, тоже редко будет брать в руки книгу.

Впрочем, это порочный круг. Сегодня многие дети читают мало потому, что мало читают их родители. Если в доме нет книг, если ребёнок не видит родителей читающими, почему вдруг он потянется к книге?

Ненужная проза

- Вы упомянули, что сегодня и писателю трудно пробиться к читателю. Что хотели тем самым сказать?

- Одна из сегодняшних бед - огромные проблемы с тем, чтобы опубликовать свою рукопись. Поэтому мы лишаем читателей многих по-настоящему талантливых произведений. В итоге на полках магазинов нет тех интересных книг, которые могли бы там лежать.

Скажем, в Ростове (да и во многих городах страны) нет мощных книжных издательств, которые за свой счёт могли бы публиковать прозу. Другими словами, издать повесть или роман человек может только за свой счёт. А если у автора нет таких денег? Да, можно ехать попытать счастья в Москву. Но там тяжело пробиться. Да и опять же: человеку надо потратиться на билет, потом долгое время жить в Москве, обивая пороги издательств. Далеко не всем это по карману.

Если вы опубликовали рукопись в небольшом издательстве, у которого нет контрактов с книжными магазинами, то рискуете так и остаться наедине с изданным тиражом. И книги годами будут пылиться где-нибудь в углу вашей квартиры.

- И где же выход?

- Конечно, надо, чтобы на эту ситуацию обратило внимание государство. Необходимо хотя бы какое-то субсидирование издания книг. Ведь есть и ещё один очень важный вопрос - дороговизна книг. Моя первая повесть «Седьмой канал» была издана в 1984 году - 30 лет назад. Одна книжка обходилась издательству чуть более, чем в рубль. Однако более половины этой стоимости покрывало государство. Продавалась эта книга за 30 копеек. И была доступна практически любой семье.

А что происходит сейчас?.. Вот мы с вами говорили о том, что Россия уже далеко не самая читающая страна в мире. В комплексе причин и непомерно высокая стоимость книг. Моя повесть «Антидекамерон», которая была издана два года назад, уже тогда в магазине продавалась за 360 рублей.

Я и сам, откровенно вам скажу, не в силах часто покупать книги просто потому, что это очень дорогое удовольствие. Спасает только букинистика. Вот недавно на таком развале купил повести Лермонтова за... 5 рублей, роман Виталия Сёмина «Нагрудный знак OST» - за 7 рублей. Однако это скорее исключение из правил. Просто есть продавцы, которые расстаются со старыми книгами потому, что их, скажем, в домашней библиотеке избыточно, попросту негде хранить. Поэтому отдают их за символические деньги.

Загадка любви

- Вениамин Ефимович, вы в интервью не раз признавались, что очень счастливы в браке. Женаты уже очень много лет. Но при этом у вас немало повестей, посвящённых любви несчастной, несбывшейся... Почему?

- Ну на самом деле я пишу о любви разной, и о счастливой в том числе. А вообще считаю, что настоящая любовь, счастливый долгий брак - огромная удача, редчайший случай. Слишком многое должно совпасть в характерах, натурах, взглядах двух людей, чтобы они СЧАСТЛИВО могли прожить вместе жизнь. Как уже эдакий «специалист по любви» могу сказать, что очень важна дружба между супругами. Накал страстей свойствен первым месяцам отношений. А потом важно, чтобы вы бежали домой с намерением рассказать что-то мужу или жене, чтобы вам был интересен его (её) ответ, реакция. А ещё, чтобы сохранить любовь, надо стараться «руки не замарать», себя не марать.

- Не так давно в свет вышла ваша книга «Три дня Закона». По сути она о том, как человек предаёт себя, своё детство...

- На самом деле это не первая книга, где я стараюсь поговорить о слабости человека. Мой главный герой, доктор, главный врач крупной поликлиники Валентин Воскобойников, не хороший и не плохой. Суть не в этом. Я старался показать, как слаб человек, понимаете. Идея другой книги (к слову, для подростков), повести «Настя Колобкова», - как человек в силу своей слабости может продаться за материальные блага. Сегодня особенно важно об этом поразмышлять.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество