aif.ru counter
463

Смех сквозь слёзы сопровождает жизнь цирковой артистки

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. "Аргументы и Факты на Дону" 20/05/2014
Ирина Прилуцкая / АиФ-Ростов

Ловкое движение - и изящная ножка воздушной гимнастки цепляется за висящий в воздухе канат. Секундная пауза - и девушка, застыв на высоте пятиэтажного дома в идеальном шпагате, под оглушительные аплодисменты отпускает руки и грациозно спускается вниз.

- Как далеко в прошлое ни уносят воспоминания, всегда я вижу свой воздушный номер «Корд-де-парель», - говорит Ольга БЫЛИНКИНА, бывшая артистка Ростовского цирка на сцене. - И вместо прожекторов - ослепительный солнечный свет, а вместо циркового купола - бесконечное небо...

Цветы, поклонники, овации - всё это в прошлом. Сегодня её, воздушную гимнастку и главного режиссёра первой в России спортивной цирковой школы, мало кто помнит. Ольга Петровна живёт одна в скромной комнатушке заводского общежития.

Порой судьба может подкинуть такой неожиданный номер, который в отличие от циркового не идёт по отработанному сценарию...

Вместо свадьбы...

- Я родилась в семье инженера. Как и многие девочки, занималась в секции спортивной гимнастики, с пяти лет уже сидела на шпагате. И когда в наш родной Краснокамск приезжал цирк-шапито, я смотрела на артистов в блестящих костюмах, которые проделывали невероятные трюки под гром аплодисментов, и грезила, что тоже когда-нибудь выйду на сцену, - вспоминает Ольга Петровна. - Мы переехали с Урала на Дон. Я записалась в Ростовскую цирковую студию. И вскоре мечта сбылась...

В 17 лет Оля отправилась на первые в своей жизни гастроли. Фото: Из личного архива

В 75-м году в Ростове появилась стажёрская группа цирка на сцене, куда набирали молодых артистов. Именно там Ольга Былинкина сделала номер в жанре «каучук на канате» - «Корд-де-парель» и в 17 лет отправилась на первые в своей жизни гастроли. Вместе с жонглёрами, акробатами и силачами юная артистка колесила по небольшим городкам и сёлам всего Советского Союза. Выступали в домах культуры, в школьных спортивных залах, на стадионах.

- Мой снаряд подвешивали к потолку или к строительному крану. Ни страховки, ни зрительной точки опоры, только ассистент внизу, в руках которого вместе с другим концом каната твоя жизнь. Неверное движение - и ты калека. Я смелая была: каждая репетиция  как вызов судьбе. Пока судьба сама не бросила мне вызов, - говорит бывшая гимнастка.

Она, конечно, падала, ломала ноги. Те травмы давно забыты. Но есть раны, которые не заживают годами. На очередных гастролях артистка встретила свою первую любовь: в их цирковой труппе Анатолий работал водителем. В ожидании малыша влюблённые вернулись в Ростов, гастроли отложили. Жилья не было, и молодая семья перебралась в общежитие. На 17 квадратных метрах ютились с маленьким сыном Ромой, матерью и братом Ольги. Анатолий устроился на железную дорогу и должен был получить квартиру. Планировали свадьбу. Но всё это осталось только в планах: будущий муж внезапно слёг с раком лёгких и через два месяца умер. И вместо свадьбы - похороны...

- Говорят, в 20 лет всё только начинается. А моя жизнь кончилась в 23, так мне казалось. Знаете, это было страшнее, чем сорваться с каната. Потому что рухнуло сразу всё, - признаётся артистка. -  Я тогда поседела от горя, осунулась: молодая девчонка выглядела как старуха. Родные боялись, что покончу с собой. Что меня заставило подняться? Конечно, сын. А ещё цирк, который казался последним лекарством от боли.

Вот так фокус!

Под зажигательные ритмы гитары на сцену выбегает цыганка. Вольная, гордая, сильная, она танцует с обручами в руках, и складки красной юбки пляшут, как языки пламени. Бросок, ещё бросок - и вот уже танцовщица с бешеной скоростью кружится по сцене, с головы до ног «одетая» в металлические кольца.

- Воздушную гимнастику после родов пришлось бросить, - рассказывает она. - И я выступала с обручами. Но трюки были не из лёгких: вращала обручи в шпагате, в пируэтах, одновременно крутила 30 колец. Это больше 10 килограммов. Такая масса во время вращения просто сбивает с ног. Но сложнее всего мне давалась улыбка, когда к горлу снова и снова подступали слёзы. Я долго не могла смириться со своим горем, но время действительно лечит.

Её характер восхищал многих, в том числе и главного режиссёра цирка на сцене, который вдруг стал оказывать артистке знаки внимания.

Так и живу - смеюсь сквозь слёзы... Фото: АиФ-Ростов / Ирина Прилуцкая

- Владилен был на 24 года старше и...женат. А я молодая и наивная. Он долго ухаживал за мной, буквально не давал проходу. Талантливый, красивый - как тут не влюбиться? Конечно, я сдалась, - улыбается Ольга Петровна. - Мой ухажёр ушёл из семьи, забрал своего сына, и мы стали жить в его большой квартире на Пушкинской вчетвером. Владилен не хотел отпускать меня на очередные гастроли и тогда впервые завёл речь о собственной школе...

Спортивную цирковую школу (ныне Ростовский молодёжный центр циркового искусства) Ольга и Владилен придумали и создали вдвоём. Оборудовали пустующий спортзал на

4-м этаже цирка, разработали методику тренировок, набрали детей. Здесь готовили номера для маленьких артистов, которые потом выступали на манеже наравне со взрослыми. В первой и единственной тогда в стране школе такого профиля, где обучались более 500 детей, Ольга Былинкина, уже будучи студенткой ГИТИСа, работала главным режиссёром-постановщиком.

- Это наше семейное детище, - вспоминает она. - Да-да, хоть мы и не были женаты, я наконец-то почувствовала, что такое настоящая семья. Владилен заменил Роме отца, а его Ваня называл меня мамой. Все в цирке знали про наш роман. И я верила, что формальности ни к чему, ведь мы вместе навсегда. Но счастье продлилось всего несколько лет...

Свободное падение

- Как-то я пришла домой и не нашла свои вещи: Владилен заявил, что отвёз их в цирк и что нам надо расстаться, - вспоминает Ольга Петровна. - В полном шоке я молча схватила Рому и выскочила с ним за дверь. Что делать? Снова идти в общагу к маме? Но там и без нас было не протолкнуться: в комнате теперь жили ещё и жена брата, и двое детей. Деваться было некуда, мы пошли в цирк...

В единственной пустой комнате, где можно было переночевать, до этого держали обезьян.

- Никакой мебели, вонь, грязь, блохи, побитые окна. А на улице тогда стоял крепкий мороз, - рассказывает Ольга Петровна. - Помню, я присела на какую-то газетку и разрыдалась. Дом, семья, любимый человек - вдруг ничего этого снова не стало...

Первую ночь спали практически на полу: вымыли грязь, достали из подсобки два старых матраса, кое-как заделали окна. Потом, конечно, помогли артисты: кто-то принёс котелок, кто-то тёплые одеяла и посуду. В цирке мать-одиночка с маленьким сыном прожили два года.

- Это были страшные 90-е, когда вместе со страной в очередной раз рухнула и моя жизнь. Остаться работать в школе и делать вид, что всё хорошо, было невозможно. У Владилена появилась другая женщина. Но главное - всё это видели наши ученики. Цирк на сцене развалился, а выступать на манеже мне уже не позволял возраст. Учёбу в ГИТИСЕ я тогда не бросила. Более того, мой дипломный номер «Адам и Ева» для воздушных гимнастов, поставленный под музыку Игоря Левина, стал лауреатом международного конкурса в Париже. А что делать дальше, я не знала. Ответ пришёл сам собой. Я ушла из школы в бродячий цирк: в то время по стране «чесали» такие частные группки артистов. После долгого перерыва тело слушалось плохо, но я снова сделала номер с обручами, выучила фокусы, купила змею. Конечно, вся эта самодеятельность уже была далека от искусства, но тогда каждый крутился как мог, - вспоминает артистка.

И в 40, и в 50 она не уходила со сцены. Хваталась за любую соломинку: ставила номера эстрадникам, работала осликом в театре ростовых кукол, организовывала концерты в детских лагерях.

Работать Ольга Былинкина перестала всего пару лет назад. Но квартирный вопрос так и остался без ответа: она стоит в очереди на льготное жильё уже 32 года. Денег на квартиру не заработала. А добиться справедливости от чиновников - трюк, который бывшей воздушной гимнастке, увы, не под силу.

- Безумно скучаю по зрителю, по гастролям, - признаётся она. - Да и жить в таких условиях просто невыносимо. Сын женился и снимает квартиру, а я по-прежнему живу в общаге. Своего санузла в комнате нет, в душ не пробьёшься, конфорки на кухне тоже вечно заняты. Стены и потолок в коридорах облезли, этажи загажены. Это раньше здесь жили заводские, а теперь какие-то квартиранты, гастарбайтеры. Ночью боишься не дойти до своей комнаты. Так и живу - смеюсь сквозь слёзы.  А что делать? Я артистка, я привыкла улыбаться...

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах