aif.ru counter
118

Как выживают донские хутора

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. "Аргументы и Факты на Дону" 14/04/2011

От цивилизации хутора Украинский и Бобров отделяют всего пять километров. Но последние десять лет люди здесь не живут, а выживают...

Старенькая «Волга» ползёт по колдобинам и рытвинам.

- Через пару минут будем в Украинском, - обещает водитель Вадим Костин. - Вроде от Гуково всего ничего, а живём как у чёрта на куличках. Прошлой зимой померла у нас старуха Чеботарёва, пришлось класть гроб на доски и волоком тащить его по сугробам: так хутор занесло. МЧС вызывали, чтобы как-то нас откопали. Конечно, скидываемся иногда рублей по триста, трактор нанимаем, чтобы дорогу расчищать, но, сами понимаете, с нашими пенсиями каждая копейка на счету. На кой, спрашивается, местные власти? Зиму пережили, теперь вот дождей ждём. После морозов это второе бедствие. Снег хоть раскидать можно, а грязь?

Несмотря на будний день, на улице Ворошилова, возле фельдшерского пункта, шумит народ.

- В наши края мало кто заезжает, поэтому журналиста ждали всем миром, некоторые на работу в город не поехали. Собрались жители не только хутора Украинского, но и соседнего Боброва. Осталась одна надежда на газету.

Загнали в угол

Тяжёлые времена для Украинского и Боброва наступили десять лет назад, когда была закрыта шахта «Бургустинская», кормившая селян. Небольшие хуторки, несмотря на близость к городу Гуково, оказались отрезанными от цивилизации бездорожьем и распутицей. Проржавел водопровод, питьевую воду набирали либо в соседних хуторах, либо привозили из города. Приток реки Кундрючьей отравили подземные воды из заброшенной шахты. Передохла вся рыба. Люди начали покидать насиженные места. В хуторе Украинском остались 259 человек, те, кому некуда было идти, - пенсионеры, инвалиды... Молодых семей раз два и обчёлся. Бобров называют хутором-призраком. В восьми разбитых бараках ютятся бывшие шахтёры. После муниципальной реформы эти земли перешли к Красносулинскому району. Власти обещали решить проблемы с дорогами, жильём, водой, газом, осветить улицы... И вроде бы обещания начинали исполняться. Начало центральной улицы засыпали щебёнкой. Из Гуково вдоль хуторов протянули газовые трубы. Починили водопровод...

- Мы уж было обрадовались. Одна газификация чего стоит! Весь год экономим, чтобы уголь на зиму закупить. Тонна угля в нашем шахтёрском краю стоит больше шести тысяч. А нужно не меньше пяти тонн, чтобы хату протопить. Летом будь добр раскошелься на газовые баллоны, - говорит мать двоих детей Евгения Черезова. - Но дело заглохло на полпути. Куда мы только ни писали! В ОАО «Ростовоблгаз» отвечают, что Администрация Киселёвского сельского поселения, за которой закреплены хутора, не представила необходимые документы. Глава поселения Валентина Лыленко отписывается, что документы представлены, но наша территория не включена в план мероприятий по газораспределительным сетям. Областные чиновники объясняют, что органы местного самоуправления не представили заявку на включение в этот план... И длится чиновничий футбол уже пятый год. За это время трубы проржавели. Поэтому в этом году газа также не видать. А наши старики при первых же морозах обкладываются грелками с горячей водой и лежат целыми днями под одеялами. На пенсию много угля не купишь даже по льготной цене.

- А что творится с водой! - подхватывает пенсионерка Людмила Бережная. - Посмотрите, во сколько она нам обходится!

 

 

Мутный поток

Квитанции, которые стали приходить хуторянам после Нового года, переполнили чашу народного терпения. 181,28 рубля за кубометр вместо 41 рубля прежде! 

- Откуда взялись такие расценки? С какой стати мы должны платить втридорога? Кому выгодно обирать нас до нитки? - возмущаются люди.

В Министерстве жилищно-коммунального хозяйства ситуацию с тарифами разложили по полочкам. На формирование цены влияют протяжённость водопроводных сетей, количество абонентов и износ сетей. До недавнего времени разницу между тем, сколько платили люди и сколько действительно стоит кубометр, возмещали дотации из областного бюджета. С нового года хуторяне должны платить полную стоимость. Поддержкой для них должны были стать адресные социальные выплаты. Вроде бы всё просто - платишь 181 рубль, 120 государство возвращает. Но это только за первые три кубометра использованной воды, а всё, что сверху, покрывай по полному тарифу.

- Мы готовы экономить, мыться всей семьёй в одном тазу, отказаться от огорода, так как дешевле коньяком поливать, но когда будут возвращать эти компенсации? - разводит руками пенсионерка Евгения Костина. - В январе, например, за холодную воду нужно было заплатить почти тысячу рублей. На дворе апрель, а компенсаций ещё никто не получил. В соцзащите пообещали, что деньги будут... ближе к лету.

Хуторяне в большинстве своём живут на пенсии. Ждать компенсации по полгода люди не могут, дорог каждый рубль. В бобровских бараках воды попросту нет, но счета выставляют каждый месяц. К тому же оформлять выплаты нужно в Красном Сулине, а до него добраться не так-то просто. Люди стали выбрасывать платёжки в мусорное ведро...

- Мы понимаем, что долги будут только расти, глядишь, вообще перекроют водопровод. Но нам уже нечего терять, - говорят молодые супруги Семендяевы. - Можно подумать, мы ждём манны небесной, а сами сидим сложа руки. Но поверьте, большинство бьётся из последних сил. Посмотрите на хуторские домики. Разбиты и разрушены только те, которые покинули люди. Кто остался, хочет жить нормально, хочет для детей и для себя хотя бы на краю лет сносной жизни. Мы, например, решили поставить в огороде теплицу. Первые же паводки смыли весь двор. У соседей вода унесла всю птицу. Хотя до этого просили главу поселения дать технику, чтобы выкопать канаву, которая бы спасала наши подворья от наводнения. Возможно, хутора действительно сильно разрушены, денег на все дыры не хватает. Но то, что власть даже не обращает на наши жалобы внимания, то, что на нас давно махнули рукой, - вот что обидно.

 

Фото автора.

Накипело

Хуторяне долго не расходились. Проблем накопилось много. Просят о помощи и родители учеников. Школы в хуторах закрыли. Обещали школьный автобус, но с начала учебного года дети добираются в Гуково на общественном транспорте за счёт мам и пап.

- 15 рублей в один конец, 15 в другой на ребёнка. А у меня двое учатся! 60 рублей каждый день только на дорогу выбрасываем! - жалуется Анна Калмыкова.

Школьников и студентов больше тридцати пяти человек, все в единственный рейсовый автобус, который ходит до Гуково, не помещаются. Учиться приходится по очереди. Дорог нет, хотя власти трубят об отремонтированных улицах Украинского и Боброва.

- «Скорая помощь» из Гуково на наши звонки не приезжает, так как хутора относятся к Красному Сулину. Врачи из Красного Сулина отказываются ехать за сорок километров в глушь при бездорожье, - рассказывает Николай Совков, который три дня ждал медпомощи и, не дождавшись, в 50 лет стал парализованным. - Хуторской фельдшер и рад бы оказывать помощь, но йодовой сеточкой от инфаркта или инсульта не спасёшь...

Уже два раза горел трансформатор. После очередного обрыва проводов током убило молодую девушку на улице Южной, но опоры так никто и не починил. Мусор не вывозят второй год...

В то время, пока хуторяне пытаются выжить, Администрация Красносулинского района выбирает на сайте госзакупок служебную машину почти за два миллиона рублей.

- Вроде сейчас от этой затеи отказались. Может, стыдно стало или возмущения нашего испугались? А мы адресные выплаты никак не получим, - жалуются хуторские пенсионеры. - Обещают в апреле. Только мы им давно не верим...

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах