Примерное время чтения: 10 минут
2167

«Мама, я буду военным». Жительница Горловки опознала тело сына по татуировке

На могиле героя два флага — России и ДНР.
На могиле героя два флага — России и ДНР. / Алёна Люлько / Из личного архива

Павел Муратов — старший в семье. Ещё до начала страшных событий, обрушившихся на многострадальный Донбасс, парень знал: станет военным. Он рано потерял отца, с детства понял, что теперь сам должен быть опорой для мамы, младших братика и сестрёнки. А повзрослев, отважно встал на защиту не только своей семьи, но и малой Родины.

Выполняя боевое задание в зоне СВО, молодой человек не пожалел себя, чтобы спасти сослуживцев. Он награждён орденом Мужества... посмертно. О том, как матери удалось найти сына, о подвиге героя СВО и о жизни с чистого листа, которую семья начала в Ростове, узнал Rostov.aif.ru.

В Горловку не возвращайся

Когда родные Павла приняли решение эвакуироваться в Ростов, он обратился к своей маме с одной-единственной просьбой: «Сделай всё, чтобы не возвращаться в Горловку». Тогда этим словам большого значения никто не придавал — на Дон ехали миллионы людей. Бежали от бомбёжек и обстрелов.

По прошествии двух лет оказалось, что слова были пророческими. Большая семья — это мама Алёна, дети Лёша, Соня и Кирилл — и правда насовсем перебрались в донскую столицу. Туда, где было страшно, холодно и опасно, пути больше нет. Теперь одна дорога — вперёд, к новым целям и мечтам. И на этом пути Паша с ними всегда рядом. Присутствует незримо. Оберегает.

Алёна рассказала Rostov.aif.ru, что старший сын часто приходит к ней во снах, чтобы о чём-то попросить или просто поговорить. Недавно он вновь приснился матери — всё твердил о хлебе. Ничего, мол, не надо больше, хлеба только дай. Рано утром женщина закупилась буханками и отвезла выпечку в социальный приют. Там, кстати, живут и бойцы СВО, которые временно прибыли на побывку в Ростов. И каково же было удивление женщины, когда выяснилось — там действительно перебои с хлебом. Всё есть, а вот с этим загвоздка...

«После того, как с сыном произошла трагедия, я стала много молиться. Первые 40 дней — особенно. Сейчас уже чувствую, что ему там хорошо, стало спокойнее. Почти год ведь прошёл. Вот только во снах, когда приходит ко мне, у него нет татуировок. Там, говорит, так не принято...», — поведала Алёна.

Татуировки в этой истории имеют особое значение. Именно по ним мать опознала тело сына.

От «КамАЗа» ничего не осталось

О страшных событиях июня 2023 года Алёне говорить тяжело. К тому моменту женщина с тремя детьми уже жила в Ростове, в социальном приюте, открытом при храме.

Когда всё только началось, семейство эвакуировали в один из донских хуторов. Многодетную мать поселили в ПВР, наспех оборудованном в спортивном зале. Такое тогда было время. На Дон хлынул нескончаемый поток людей, нуждающихся в поддержке. Старались приютить всех, хотя бы на первое время обеспечить самым необходимым.

Парню было всего 24 года.
Парню было 25 лет. Фото: Из личного архива/ Алёна Люлько

Но на руках у Алёны тогда был грудничок — пятимесячный Кирилл. В условиях спортзала малышу трудно оказать надлежащий уход. Женщину пожалела руководитель церковного приюта, пригласила перебраться к ним.

Так Алёна с детьми оказалась при Свято-Иверском женском монастыре. Без дела не сидела — помогала по хозяйству. Старший сын остался там, на Донбассе. Лишь однажды ему удалось навестить родных в Ростове. В мае прошлого года ему поручили на военном «КамАЗе» вывезти бойцов с ростовского аэродрома. Тогда Алёна в последний раз видела сына живым.

А через месяц случилось ужасное. Жизнь матери раскололась на «до» и «после». Паша погиб. В его машину влетел вражеский снаряд.

В тот день Павел вместе с сослуживцами эвакуировал после тяжёлого боя раненых. Это было на Запорожском направлении. Когда с поля вывезли первую группу, Павел настоял, что нужно вернуться за оставшимися. Обстановка была накалена до предела. Группа попала под миномётный обстрел. Но Павел был настроен решительно: нужно забрать всех. Ведь им больше не на кого надеяться. Ведь каждого дома ждут мамы, жёны, дети.

Павел с детства хотел стать военным.
Павел с детства хотел стать военным. Фото: Из личного архива/ Алёна Люлько

И вот группа снова там, на передовой. Одного за другим раненых парней погрузили в кузов. И уже почти закрывали борта машины. Как вдруг... Всё произошло в одно мгновение. Павла ударной волной отбросило на несколько метров от грузовика. От машины почти ничего не осталось. Та страшная дата — 18 июня — навсегда чёрными цифрами теперь вписана в историю этой семьи.

Два крыла на груди

Незадолго до гибели молодой человек прислал матери фотографию с новой татуировкой: парень наколол на груди два огромных крыла. Так уж бывает у военных: они делают тату с определённой и всем понятной целью. Чтобы тело смогли опознать.

Это была не первая татуировка Павла. До этого — счастливое для него число 13 на шее. А ещё изображение льва на ноге, в соответствии со знаком Зодиака. Но после случившегося тело бойца сильно обгорело. Остался лишь один опознавательный знак — его было не спутать ни с чем...

Та самая татуировка.
Та самая татуировка. Фото: Из личного архива/ Алёна Люлько

За два дня до трагедии Алёна поговорила с сыном в последний раз. Он рассказывал о предстоящем задании, о том, что должен вывезти раненых.

О гибели Павла мать узнала 19 июня от одного из сослуживцев. А на следующий день примчалась в морг на опознание. Два крыла на груди. Сомнений больше не оставалось...

Участника специальной военной операции, отважного бойца и верного товарища Павла Муратова похоронили со всеми воинскими почестями на Аллее Героев в Горловке. Молодому человеку было 25 лет.

Фонд помощи матерям

С тех пор прошёл почти год. Потихоньку семья приходит в себя. В Ростове уже переехали в свой дом. Но Алёна не ушла из приюта, теперь там она работает администратором. Много занимается благотворительностью.

Её дочь, которой сейчас 14 лет, учится в школе. Девочка творческая, занимается танцами. А средний сын заявил, что станет военным. Как брат, который во всём был для него примером.

«Хотя и тяжело, выбор сына я приму. Мальчишкам надо пройти армию, это дисциплина, ответственность, своего рода школа жизни. Мои дети — это моя гордость, моя опора, я всегда приму их выбор, — говорит Алёна.

КСТАТИ
Павел Муратов вместе с товарищами доставлял продукты и лекарства в Херсон, на военных «КамАЗах» эвакуировал оттуда мирных жителей в Крым. За это молодого человека представили к государственной награде — медали Жукова. Вторую награду – орден Мужества – парню вручили посмертно.

В Ростове поначалу было непривычно: по сравнению с Горловкой в донской столице жизнь кипит. Пробки, машины, суета... А вот с культурной адаптацией проблем никаких не было:

«Мы один народ. Мой папа — из Белгородской области, что уж тут говорить».

Сама она приняла для себя одно очень важно решение: женщина хочет открыть благотворительный фонд помощи матерям погибших бойцов СВО. В память о Павле, о его поступке.

Алёна объясняет: последний год был для неё очень тяжёлым испытанием. Не только из-за эмоциональных потрясений, но и с точки зрения бюрократических проволочек. Награду Павла, например, сначала отвезли в воинскую часть Горловки, и только после десятков обитых порогов и запросов в различные ведомства мать смогла забрать её в Ростове.

«У нас есть чат, он образовался стихийно. Я же хочу создать фонд, где бы женщинам, пережившим то же, что и я, могли оказать информационную, юридическую, психологическую помощь. Думаю, Паша в этом меня бы точно поддержал».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах