46

Долгая дорога до любви

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36 08/09/2010

Их чувство выдержало испытание временем и расстоянием

Минувшим летом на Дон с концертами на 6 дней приезжал сербский православный хор "Святой Роман Сладкопевец".

В его составе главным образом молодёжь - нынешние и вчерашние студенты второго по величине сербского университета из города Нови-Сад и учащиеся гимназии.

...Хор участвовал в литургии в одном из храмов Новочеркасска и Шахт - у Покровского собора. Пел в Ростове - в парке Горького. На концертных площадках хор, помимо церковных, исполнял и светские произведения. К примеру, после того, как сербы затянули на русском со сцены ростовской "ракушки" "По Дону гуляет", у зрителей навернулись слёзы. Потом сладкопевцы тоже по-русски выдали бравое "Славим Платова-героя!"

И почти никто из слушателей не знал: хор - дитя любви сербского профессора словесности Петра Койича и уроженки Новочеркасска, его жены и руководителя хора Евгении. Больше того: создание хора было его свадебным подарком ей.

"Я знал, мы будем вместе"

...Казалось бы, они вообще не должны были встретиться. Он на тот момент директор престижной Нови-садской гимназии, авторитетный филолог. Ему 40 лет, он был женат, растил сына. Ей было 19. Она жила в Новочеркасске и о стране с названием Сербия мало что знала.

- Я и к православию приобщилась далеко не в раннем детстве, - рассказала Женя. - В 7 лет мама привела меня в Новочеркасске в музыкальную школу.

В музшколе девочка пела в хоре.

- В 90-х годах руководительница хора устроилась регентшей и в хор при Новочеркасском соборе, - продолжает Евгения. - Однажды наш школьный хор пригласили спеть кантату на рождественском богослужении. А после один из священников предложил: мол, если среди хористов есть некрещёные детки, можно их сейчас покрестить. Мне было 14 лет, меня покрестили.

А вскоре Женю, обладающую абсолютным слухом и красивым сопрано, пригласили попробовать себя в хоре при соборе. Позже она поступила в Ростовское училище искусств. Училась по классу фортепиано. Этого показалось мало, поступила ещё и на специальность хорового дирижирования. А на выходные ездила на электричке домой и продолжала петь в церковном хоре.

...Стоял декабрь 96-го года, когда в город с концертом приехал мужской православный хор из Сербии. 40-летний Пётр Койич был его солистом. Позже он признался друзьям: "Я не знаю, что произошло. С первого взгляда на эту девушку я понял, что вижу свою вторую половинку и что когда-нибудь мы будем вместе".

По 100 эсэмэсок в день...

19-летняя Женя была уже солисткой. Хористы показывали гостям город, рассказывали о казачьей истории. Прощаясь, Пётр и Женя обменялись адресами. Вторично они встретились год спустя, когда новочеркасский хор с ответным визитом побывал в Сербии. А потом 9 лет всё их общение составляли письма.

- Первые годы мы обменивались дружескими весточками, открытками. Спрашивали об общих знакомых, новостях, обещали молиться друг за друга, - вспоминает Женя.

По прошествии лет от общих знакомых до неё дошёл слух, что брак Петра разрушился.

- В его письмах появилась нежность. Он посвящал мне стихи на сербском, пытался их переводить, - говорит Женя. - Но я ни на секунду не верила, что это может быть всерьёз! Он был на 21 год старше, жил в другой стране.

За 9 лет жизнь Жени тоже изменилась: она вышла замуж за новочеркасского парня, родила сына. Окончила Свято-Тихоновский университет, выучившись на катехизатора.

...В 2005-м в Новочеркасске вспомнили о сербском хоре, пригласили. Пётр и Евгения встретились.

- Мне запомнился день, когда мы с Петром пошли в гости к Жене. Жила она далеко не в завидном районе города - на окра.ине, в "низовке", - вспоминает друг Койичей Александр Власов. - Её родители поднатужились и купили ей часть старого дома. Брак Жени на тот момент разладился. Она разрывалась между тремя работами - занималась с детьми в фортепианной студии, пела в хоре при храме Александра Невского, а по выходным ещё и бегала петь в хоре собора. Мне почему-то запомнилось, как Женя бежит по буеракам, по грязи, а подошва от сапог отрывается. Она остановится, достанет из пакета клей, сапоги подклеит и бежит дальше. Зато каждую лишнюю заработанную копейку несла родителям, которым тоже было материально тяжело. Так вот, когда мы с Петром вышли от Жени, он остановился на крыльце, внимательно посмотрел на меня и сказал: "Если б я только знал, в каких ужасных условиях живёт моя принцесса".

...Их роман закрутился с бешеной силой. Виза кончилась, Пётр вернулся в Сербию, и год их отдушиной были эсэмэски.

- Зачастую я получала от него по 100 эсэмэсок в день, - вспоминает Женя.

Потом был сентябрь. Пётр пригласил её на несколько дней в курортное сербское местечко Врнячка Баня. Они часами бродили в парках.

- Всё было настолько романтично, что не влюбиться окончательно было невозможно, - вспоминает Женя.

Слагаемые счастья

Ещё через несколько месяцев они поженились. Хотели, чтобы это произошло в Новочеркасске. Но человека, который мог бы сделать официальный перевод документов Петра, не нашлось. Брак заключили в Нови-Саде.

- Вскоре Пётр сказал мне: "Я хочу сделать тебе свадебный подарок", - говорит Женя. - И рассказал, что организовал новый хор, в нём уже 10 человек. Найти работу в Сербии тяжело, да и я почти не знала языка. Купила учебник, учила язык год и более-менее его освоила. Но Петру хотелось, чтобы я могла заниматься любимым делом.

Они сняли квартиру. На профессорскую зарплату мужа организовали быт. Оказалось, за время, проведённое в России, он полюбил... пироги, пирожки, блины, которые мастерски пекла Женина мама.

- Женя раньше к выпечке была равнодушна, - вспоминает Александр Власов. - А тут бесконечно звонила маме. Спрашивала, как поставить опару, приготовить начинку. Так теперь она тоже печёт фантастически вкусно.

Хор, в котором сейчас больше тридцати человек, уже известен в Европе, много гастролирует. Сыну Жени - Ване 10 лет. Все эти 4 года он живёт в Сербии, называет Петра своим "сербским папой". И уже стал победителем нескольких международных конкурсов юных пианистов.

Виктория ГОЛОВКО

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых