aif.ru counter
151

Однажды в подвал заглянуло солнце...

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4 27/01/2010

Он поднялся со дна жизни на вершину творчества

Имя Владимира Карначёва хорошо известно поклонникам русского авангарда.

Его картины второй год подряд отбирают координаторы Королевской академии искусств Великобритании. Выставка в Англии ввела Карначёва в число самых известных художников современности.

- Но ещё недавно я был на самом дне жизни, - неожиданно говорит художник.

Над пропастью во лжи

Те дни начинались именно так: условный стук в окно полуподвального помещения - через секунду на подоконнике возникала бутылка, а за ней появлялось красное от нетерпения лицо соседа:

- Ну чё, Володька, по маленькой?

Владимир откладывал кисти, и в мастерской начинался очередной "праздник", к которому подтягивались выпивохи со всей округи.

- Пить я начал, когда распался Союз. Как у нас на Руси водится, с горя, - вспоминает он. - До этого было несколько лет бедной, но счастливой жизни. Днём работал оформителем, ночью писал для души. Жена бросила работу техника-математика и ради того, чтобы нам дали жильё в полуподвале старого дома, устроилась работать в домоуправление. Там наконец-то у меня появилась отдельная комната - мастерская.

Поиски форм не прошли даром. Талант Карначёва заметили, приняли в Союз художников. А значит, можно было заниматься любимым делом да ещё и получать госзаказы стоимостью в десять инженерских зарплат. Жизнь налаживалась.

Но вскоре после развала Союза развалился и Союз художников. Принять новые усло.вия выживания Владимир не смог и всё чаще искал утешение в вине. Жена просила бросить. Умоляла! Он обещал, но...

Уже через год на смену друзьям-интеллектуалам пришли работяги-собутыльники. А потом произошло самое страшное - Владимир понял, что уже не может писать. Цвет он чувствовал только на трезвую голову, а трезвым уже не бывал. Так прошло пять лет...

- Я понимал, что уже давно живу на самом дне - каждое утро начиналось со стакана. Занимал деньги, искал какие-то шабашки. И не знаю, чем бы закончилось, если б однажды, провожая жену в санаторий, вдруг не осознал, что Вера может уехать от меня навсегда... Меня охватил панический ужас. И я сказал себе: всё!

Звоночек судьбы

В тот день Владимир впервые не открыл своим "товарищам" дверь. Прошли неделя, другая, месяц. И однажды он увидел, как за маленьким подвальным окном рождается заря. Алый цвет медленно просачивался в комнату, смешиваясь с полутонами тёмных стен. Ему вдруг захотелось перенести эту победу света над тьмой на холст. Краски сопротивлялись.

- Было такое чувство, что я забыл всё то, что наработал за годы. Мне хотелось писать, но писать не так, как раньше. Я искал что-то новое. И вдруг стал отчётливо видеть свои будущие картины. Одним словом, от запоя алкогольного ушёл в запой творческий, - улыбается он. - Я устроился работать сторожем, а всё свободное время проводил в мастерской.

Самые известные свои картины он написал именно в тот период. Это серии натюрмортов, портретов и пейзажей, жанровых работ. С каждого холста брызжет сочный цвет жизни. Цвет Карначёва. Им он передаёт и светлую грусть одинокой натурщицы, и обезоруживающую женственность обнажённой, и буйство красок утомлённого жарой старого Ростова. Карначёва сравнивают с Модильяни, Шагалом, Пикассо...

Многие ростовские художники потянулись в Москву, пытались пробиться в столичные галереи. А Карначёв всё так же складывал свои работы в мастерской.

- Что ты прячешь их? - как-то спросил его приятель. - Сейчас многие галереи берут картины. Оценивай и отдавай.

На дворе был конец девяностых. Люди еле-еле сводили концы с концами. А тут на один холст и краски триста рублей ушло - треть его зарплаты. Кто же купит картину за такие бешеные деньги? Так думал Владимир, отдавая несколько своих работ в галерею.

Но картину купили. За ней другую, третью. А потом раздался звонок, который разделил его жизнь на "до" и "после".

- Мы с женой и друзьями собрались в автопутешествие по Золотому кольцу. Уже сели в машину, как Вера зачем-то вернулась в дом. И тут же позвала меня к телефону. Помню, я даже отругал её, что подняла трубку: мы же спешили. На другом конце провода приятный голос просил нас задержаться на несколько минут: мол, приедет любитель живописи посмотреть мои работы. В городе он гость нечастый, поэтому в другое время посмотреть их уже не сможет. Пришлось остаться...

Но вместо одного гостя к Карначёвым приехала целая делегация. По дорогим костюмам Владимир понял, что его скромную мастерскую посетили какие-то влиятельные люди. Лицо одного из них показалось ему знакомым.

"Маршал Шапошников", - представили его. Владимир лишился дара речи. Маршала сопровождала супруга Земфира Николаевна - ценительница живописи и известная московская галеристка. Она-то и заметила работы Карначёва в донском музее и попросила его разыскать...

Пропущенный рейс

Через несколько месяцев Земфира Шапошникова устроила в Москве первую выставку донского художника. В галерею пришли настоящие ценители искусства, и вскоре слухи о таланте Карначёва поползли по Москве. Его работы стали покупать, о его оригинальном стиле студенты писали курсовые работы.

- Что у меня за почерк, я и сам не знаю. Искусствоведы называют мою манеру продолжением традиции русского авангарда. А я просто получаю удовольствие от работы и не забиваю себе голову вопросом, как обозначать свою манеру, - говорит он.

...А чуть позже к нему домой пришли две ухоженные женщины. Одна из них объяснила, что в галерее на Кировском они видели несколько его работ и хотели бы посмотреть другие.

- Дама представилась Ирэной Ивегбу. Она наша землячка. Много лет живёт за рубежом и ищет таланты. В тот день в галерею она зашла просто потому, что оставалось время до вылета обратно. Ей понравились мои работы, и она захотела познакомиться с автором. Вот такой подарок судьбы, - удивлённо произносит Карначёв, будто всё ещё не верит, что это было с ним...

В тот день Ирэна и Владимир до глубокой ночи составляли каталог его картин. Уже в Англии Ивегбу показала работы Карначёва известному галеристу Ли Бенсону, и тот решил представить ростовского художника миру.

...Вскоре Владимир с женой отправились в Бирмингем. На его персональную выставку. Западные критики высоко оценили работы. Когда художник увидел суммы, которые появились под картинами, не поверил своим глазам: цифры с пометкой "в евро" заканчивались тремя нулями.

- Ещё больший шок я испытал, когда их стали покупать! За одну ночь я стал известным и успешным художником. Нам с Верой тут же предложили переехать в Англию, но мы отказались: в гости просто так не сходишь, душу другу не изольёшь. В общем, мы вернулись домой, в Ростов, - улыбается он.

"Мои работы словно мои дети..."

Сегодня работы Владимира Карначёва хранятся в частных коллекциях и собраниях музеев Швейцарии, Германии, США, Кореи и многих других стран. А он наконец-то смог построить уютный дом и просторную, светлую мастерскую. Покупает самые лучшие краски и холсты и уже, не отвлекаясь ни на что, работает ночи напролёт.

- Каждая новая работа для меня - это новый мир ощущений и познаний, и часто работы даются мне непросто. Но самым тяжёлым стал "Старый диван". Он должен был стать жемчужиной моей английской выставки. Дело оставалось только за несколькими мазками, и тут я понял, что картина должна быть другой.

Четверо суток он не выходил из мастерской - мазок за мазком... Но краски смешивались в грязные полутона. В конце концов художник понял, что окончательно испортил холст. В ярости он схватился за нож, чтобы навсегда расстаться с упрямым полотном. Но вдруг в глазах его потемнело и он опустился на кресло: сказались бессонные ночи.

"Чёрт с ней, с этой работой", - художник лёг на тахту, чтобы наконец-то выспаться.

Но как только он закрыл глаза, перед ним вновь появился "Старый диван". Только уже другой, с сочными красками, которые он так долго искал. Откуда-то пришла необъяснимая лёгкость. Он встал и подошёл к холсту, и к рассвету появилась та самая жемчужина английской выставки - лучшая работа Карначёва.

- Цены своим работам я не знаю. Мои картины словно мои дети. В них мои неприкрытые чувства, откровения и любовь, - признаётся художник. - А как такое оценишь?

Светлана Ломакина. Фото из архива В. Карначёва

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых