aif.ru counter
94

Хирург Владимир Юсков: "Врач не может быть равнодушным к боли других"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44 28/10/2009

Известный донской хирург Владимир ЮСКОВ и в свои 75 лет стоит у операционного стола, читает лекции на факультете повышения квалификации Ростовского медуниверситета. Он же консультант в БСМП N 2.

"АиФ на Дону" разговорились с юбиляром о болевых точках сегодняшней медицины и рецепте работоспособности.

- Владимир Николаевич, ранения брюшной полости - это как правило неизбежная операция. Но я слышала, что вы и сотрудники кафедры хирургии предлагаете иной подход...

- Всё верно. Причём, консультируя, я стараюсь насаждать нашу идею, реализуемую сейчас в БСМП N2. Идея проста. По опыту мы знаем: при колото-резаных ранениях живота у половины пострадавших повреждения внутренних органов не происходит. Но реакция хирурга какая? "У человека в животе нож или рана. Надо оперировать!" В итоге вмешательство порой напрасно. А никому не пожелаешь быть без нужды прооперированным! Тем более, уже ясно: брюшная полость - это орган. И орган чуткий, лучше без надобности её не вскрывать. Есть и риск занесения инфекции, образования в дальнейшем спаек, грыж. Потому мы разработали технологию обследования человека, которая позволяет однозначно сказать, задеты внутренние органы или нет, нужна ли операция. Идеей заинтересовался президент Ассоциации эндоскопической хирургии России Сергей Иванович Емельянов. Приезжал в Ростов. Одобрил. Теперь обещает распространить методическое письмо с описанием нашей технологии во всех российских лечебных учреждениях.

В операционную - в каске

- Вы сторонник распределения выпускников медвузов. А вот многие сегодняшние начинающие врачи и слышать об этом не хотят, всеми силами пытаются остаться в Ростове, других крупных городах.

- Знаете, на помочах ведь всю жизнь не проходишь. И как раз небольшие, районные больницы дают самостоятельность, учат брать ответственность на себя, без чего врач невозможен! А если говорить обо мне... Мы с женой, она у меня повивальная бабка (улыбается), в своё время заведовала 5-м ростовским, позже областным роддомом, после института попали в больницу посёлка шахты "Углерод", что под Зверево. Больница была более чем скромной, размещалась в бывшей конюшне. Был и такой нюанс: на шахте иногда происходили аварии, и тогда в посёлке, включая операционную, тух свет. Персонал брал связку надзорок - лампочек на шахтёрских касках, они работают от аккумуляторов. Её поднимали и так освещали операционную. А тот, кто оперировал, ещё и надевал на голову каску с надзоркой, чтобы можно было прямо в рану светить. Уже много позже мы с женой поехали в Ростов, купили напольную лампу, работавшую от автомобильного аккумулятора. И той опасной практике с надзорками был положен конец.

- В те, советские, времена врач мог получить тюремный срок за принятую от пациента коробку конфет. Сейчас "в цвету" другое зло, возник термин "врачебная коррупция". Как с этим бороться?

- Я застал период в 70-х годах, когда вообще была унизительная, дикая практика. Врача по дороге домой останавливали, рылись в его сумке. Если находили шоколадку, флакон духов, требовали чек из магазина. Человек, как это тоже бывало, купил шоколадку внуку, чек выбросил. Я знаю прекрасных врачей, стараниями одного из них на Дону и вовсе встала на ноги детская хирургия, которым по таким надуманным поводам сломали жизнь. Да и бывает же по-разному. Одно дело - пришёл благодарный человек и что-то такое дал от души. Но когда врач вымогает у человека деньги - это позор... Хотя ненормально и то, когда врач, медицина ходят с протянутой рукой. А что касается лично нашей семьи... Сами видите (обводит глазами свою очень скромно обставленную квартиру в ростовской многоэтажке), роскоши мы не нажили.

"Хирург думал, что это его ошибка"

- Вы в числе хирургов, которые впервые в Ростове стали оперировать сердце...

- ...И мы представить тогда не могли, как легко будет справиться с той или иной патологией через несколько десятков лет! В 63-м году мы с моим учителем Петром Петровичем Коваленко впервые в Ростове установили "водитель сердца" - он имплантируется тем, у кого очень редкий пульс. Им вскрывали грудную клетку, обнажали сердце. А сегодня "водитель" вводится всего-то через прокол в вене!

- Владимир Николаевич, есть расхожее мнение: хирург "притирается" к боли, смерти. Уже не так остро реагирует и на то, и на другое. Согласны?

- Не-а. (Задумывается). Раз уж мы заговорили о тех операциях на сердце... Я помню пациентку, которую прооперировал тоже в 63-м году. Она поныне жива, здравствует. Но перед глазами у меня девочка - 4 годика, порок сердца. Было 27 апреля 1963 года. Я сшил всё, как требовалось. А девочка умерла. Как показало вскрытие, у неё была редкая патология, диагностировать которую в то время было невозможно. Но и забыть того ребёнка я не смогу никогда. Один ростовский хирург, нервничая из-за хода операции, прямо в операционной получил инфаркт и там же умер. Случалось и такое: хирург, доцент (с его вдовой я работал в университетской клинике), сделав операцию, заперся в своём кабинете. Его звали, стучали в дверь. Вдруг увидели: из-под двери вытекает струйка крови. Взломали дверь. Он был мёртв: всадил себе в сердце ампутационный - здоровенный, длинный нож. Как выяснилось, посчитал, что запорол операцию, что человек не выживет. А тот выздоровел!..

- Поделитесь секретом, как сохранить работоспособность на долгие годы.

- А вы не знали, что любимая работа омолаживает? (Смеётся). А если серьёзно: когда вы заняты чем-то, что вас по-настоящему увлекает, видимо, и вправду включаются дополнительные механизмы - клеточные, гормональные, которые оздоравливают организм.

Виктория ГОЛОВКО. Фото автора

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых