45

С шестью детьми её зовут замуж

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20 13/05/2009

То, что сегодня на официальном языке называется "правовой статус", для Ирины Артёмовой означает "мать-одиночка", "опекун", "приёмный родитель".

А ещё Ирине 48 лет и она красавица, отменная хозяйка, модница. Недавно перекрасила волосы в полыхающий морковный (как иначе опишешь?) цвет. Ей идёт. Ей всё идёт...

- Я в Цимлянске живу недавно. Зашла за хлебом, продавщица поразилась: "Вы смелая женщина, раз такой цвет выбрали", - смеётся она.

Конечно, смелая. И дело не в причёске, а куда в более значимых поступках. Уже имея взрослого сына, Артёмова наплевала на свою профессию повара-аса, на хорошие заработки, на возможность наконец-то заняться "собой любимой", на кризис, в конце концов... И в одиночку, будучи разведённой с мужем ещё десяток лет назад, поочерёдно взяла в семью пятерых детдомовских ребят.

Признаться, в январе прошлого года, когда Артёмова выразила желание взять двух своих младших - 2-летнюю тогда Ксюшу и 3-летнего Лёшу, в опеке недоумевали: женщина одинокая, без мужа, уже растит одного родного и троих детдомовских детей - зачем ей ещё?! Её отправили на обследование к психологам.

- Но те развеяли все наши сомнения, - вспоминает инспектор отдела опеки Волгодонска Ольга Кириллова.

Из заключения экспертов следовало, что Артёмова - прирождённая мама: эмоционально устойчивая, жизнерадостная, ответственная и т.д.

- В жизни ж далеко не всегда как задумал, так и получается, - улыбается моему во.просу о том, как стала многодетной матерью, Ирина. - Я никогда не думала, что у меня будет шестеро детей, клянусь вам...

Поначалу жизнь подыгрывала её сценарию: она вышла замуж, родила сына. Но когда тому исполнилось 10 лет, семейная жизнь рухнула: муж выпивал, изменял, месяцами не работал. Ирина подала на развод и всё серьёзнее стала задумываться о том, что хочет второго ребёнка.

- А тут по телевизору показали передачу о сиротах, - вспоминает она. - Мама мне сказала: "Пока я могу помочь, решайся". Я отправилась в названный детдом, а жили мы тогда в Липецке. Но директор встретила неласково. Сказала, что мне надо сначала идти в опеку, а наши приношения (мы с мамой купили детскую одежду, продукты) для неё - обуза: мол, им ящиками возят, а тут и нашу мелочёвку придётся по бухгалтерии проводить. Но через год Артёмова повторила попытку.

- Поступила по всем правилам. В отделе опеки мне дали направления в 5 детских домов...

Ирина собиралась удочерить младенца, чтобы тот и не знал, что она неродная мать. Но в детдоме её уговорили взглянуть на 5-летнюю девочку.

- Алинке повязали красивые банты. И вот она вылетает из двери (я никогда этого не забуду!) с такими огромными глазами, переполненными счастьем. Потом рассказала стишок: "Кукла Маша - это дочка, мама Таня - это я. На меня из-под платочка смотрит доченька моя", - вспоминает Ирина Викторовна. - Но смысл стиха мне растолковали позже. У Али была сильно нарушена речь, понять было невозможно ничего...

Но её настолько поразили глаза девочки, что, когда мама спросила, пойдут ли они в другие детские учреждения, Ира отрицательно покачала головой. Артёмовы "запустили пробный шар" - взяли Алину в гости на 3 дня. И больше не отдали. Ира удочерила Алину. А вскоре открылась вся правда о здоровье девочки. Оказалось, она пережила кровоизлияние в мозг, до трёх лет не произнесла ни слова. На комиссии при оформлении в детский сад девочка не справилась ни с одним заданием.

Её приняли с испытательным сроком. Ира бросилась к логопедам, психиатрам, психологам. Вечерами напролёт они с дочкой рисовали, учились выговаривать неподатливые "р", "б" и "п", обсуждали сказки... Чудо случилось. Через полгода на комиссии Алина ответила на все вопросы, читала, считала.

- Мне сказали: "Мамаша, забирайте свою девочку! С ней всё в порядке". Я схватила её в охапку и от радости ничего не смогла ответить.

Престижную работу она бросила ради сирот-малышей

- Я никогда не надеялась на постороннюю помощь, - говорит Ира.

В её трудовой книжке каких только записей нет: она была телефонисткой, армейской шифровальщицей, торговала на рынке колготками и бельём. В середине 90-х мама отдала ей свои сбережения - полторы тысячи рублей, и Ирина стала индивидуальным предпринимателем. На деле - всё той же "челночницей", закупала в Москве носки и бёлье, но тащила баулы уже не к хозяйским точкам, а к своей клеёнчатой палатке. Позже, когда объявились родственники под Цимлой, она перебралась в Волгодонск, стала пекарем на хлебозаводе. После - мастером по изготовлению самых разнообразных булочек в частной пекарне.

- Хотя работа была адская. Мы с напарницей делали за ночь 8 замесов теста, из каждого получалось 360 булочек. Это значило, что за ночь надо поднять восемь 30-килограммовых мешков с мукой...

Зато слава о булочках-вкуснятинах потекла по городу. И Ирину пригласили попробовать себя поваром в элитном городском кафе. Дело пошло. Иринино коронное блюдо - солянку, приправленную особой смесью специй, нахваливали высокие гости из Ростова. А она в один прекрасный день... уволилась, потому что уже растила четверых и решилась взять ещё двоих детей.

...Марта и Паша Шрейдеры - особая глава в Ирининой истории. Три года назад она поняла, что Алине не хватает сестры, что 5-летняя разница в возрасте между сыном и дочкой сказывается (тем более, что Вова рос книгочеем, а Алина - шебутным уличным ребёнком). Пришла в волгодонскую опеку. "Да, у нас есть замечательная девочка 10 лет, ровесница вашей дочери. Она давно живёт по приютам, по детдомам. Но у неё есть 5-летний брат", - сказали там.

- А мой Вовка закричал: "Нормально! Я давно брата хотел", - смеётся Ирина.

Но жизнь-то - она в полосочку. Вперемежку с радостями приходили и неприятности. Объявилась мать Марты и Паши... Она раздобыла номер телефона. Звонила как правило пьяной и ближе к полуночи и уверяла, что хочет вернуть детей.

- Марта плакала, я плакала. Пашка вообще рыдал. Выяснилось, что мать так и не нашла работу, зато нашла другого мужчину и ей скоро рожать. В итоге мы сели с Мартой, и я ей сказала: "Ты ещё маленькая девочка и не можешь мать изменить. А вот вырастешь, поезжай к ней и попробуй помочь". Та женщина тоже прекратила звонки. Так наши рыдания, слава Богу, закончились.

А однажды, принеся в опеку очередной отчёт о жизни Марты и Паши (Артёмова стала их опекуншей), она .узнала, что в роддоме лежит брошенная новорождённая девочка. Обмолвилась о ней дома. И теперь уже дочери в один голос стали просить:

- Мама, ну давай возьмём эту ляльку! Мы будем тебе помогать.

Взять ляльку не удалось: для неё уже нашлись усыновители. Но настойчивому семейству показали других маленьких детей - неразлучных брата и сестру, Алёшу и Ксюшу.

"Как порядочный человек, ты обязан на мне жениться!"

- Неразлучными их прозвали потому, что, хотя в больнице их клали каждого в свою кроватку, среди ночи один из них обязательно перебирался к другому. Так они всегда и спали вместе, - вспоминает Ирина Викторовна.

Пьющая мать детей умерла. И по сути "неразлучники" никому, кроме друг друга, не были нужны. Стоило Артёмовой показать дочерям пухлощёкую голубоглазую Ксюшу, было единогласно решено: "Берём "неразлучников" в семью!"

- Хотя, вы знаете, они и сейчас всё так же стоят друг за дружку. Я, если кому-то из детей конфету даю, конечно же, дам и остальным. Но всё равно Ксюше дашь - её первый вопрос: "А Лёше?" А у того: "А Ксюше?" Недавно я наблюдала такую сцену: Лёшка не в настроении, расплакался. И вот он плачет-плачет и вдруг видит, что Ксюша подставила табуретку к раковине и пытается взобраться на неё, чтобы руки помыть. Но табуретка у нас длинная, узкая. Ксюша стала очень неудачно - вот-вот упадёт. Тогда Лёша прекращает плакать. Ещё быстрее, чем я, подбегает к сестре и начинает переставлять табуретку. А когда мы её поставили правильно, возвращается на прежнее место и снова принимается плакать.

...Сегодня Ксюша - симпатичная 3-летняя девчушка, обожающая конфеты, наряжаться в розовое и свою морскую свинку. Вместе с братом они посещают Школу раннего развития и логопеда. 13-летняя Марта блистает в изготовлении витражей - рисунков на стекле. Паше не глянулся футбол, поэтому Ирина устраивает его в секцию по плаванию. Алина, возможно, будущая актриса, не может жить без театральной студии... А ещё все они с первого дня называют Ирину не иначе как своей мамой.

- И всё же скажите откровенно: никогда не жалели, что вы, красавица, умница, махнули рукой на личную жизнь? - спрашиваю напоследок.

- Знаете, поразительно, но и на женщину с шестью детьми, оказывается, есть желающие! - заливисто смеётся она.

Оказалось, Артёмова разбила сердце рабочего, которого наняла для замены водопроводных труб. А с недавних пор освоила Интернет:

- Доступ к нему у меня, правда, только по ночам, компьютер у нас один, - рассказывает она. - Так у меня нашёлся поклонник! Харьковчанин, не женат, имеет маленькую печатную фирму. Недавно мы с ним полночи разговаривали. Я утром смеюсь: "Теперь ты, проведя со мной ночь, как порядочный мужчина, обязан жениться!" А он на полном серьёзе: "Я готов". Уже трижды порывался приехать и уверяет, что будет прекрасным отцом.

Виктория ГОЛОВКО, Цимлянск. Фото автора

P.S.

В прошлом году Артёмовых, как нуждающихся в улучшении жилищных условий, поставили в очередь. Но в итоге сказали: "Кризис. Можете ждать, но неизвестно, сколько ожидание продлится". Ирина ждать не стала: продала свою волгодонскую квартиру и на вырученные деньги купила половинку частного дома в соседнем Цимлянске. Там большой зал, 2 балкона, детям просторнее. Она получает все положенные от государства деньги. Хотя, если разделить их между нею и пятью детьми (её старший, 19-летний Вова, уже работает), выйдет очень скромно - по 4 800 руб. в месяц на брата. Так что, если вам хотелось бы помочь им, к примеру, заменить совсем уж старенькую, разваливающуюся кухонную мебель, они были бы рады.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых