aif.ru counter
14.03.2007 00:00
58

Иностранный приём... в сельской амбулатории

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11 14/03/2007

Из амбулатории к нам навстречу вышел смуглый мужчина в белом халате. Отполированные до блеска туфли очень уж странно смотрелись на фоне сельской грязи...

Мужчина говорил с акцентом и широко улыбался. Всё выдавало в нём иностранца...

"А что будет, если и вы мне понравитесь?"

Коренной ливанец Медхат Хатем АЛЬ-ТУФАЙЛИ работает педиатром в амбулатории станицы Скосырской. До ближайшего райцентра 25 километров. Своей машины у доктора нет, поэтому из села он уезжает только по выходным на попутном транспорте. В России у него нет ни друзей, ни родственников. Единственное, что его держит в этой глуши, - любимая жена и работа.

Со студенткой экономического техникума Людмилой он познакомился в Ростове, когда учился в мединституте. Медхат и сегодня вспоминает ту встречу с улыбкой:

- Я встретил её в городском парке. И даже не искал повода для знакомства. Просто подошёл и протянул руку. Люда насторожилась и спросила: "А что будет, если и вы мне понравитесь?" "Тогда я на вас женюсь", - ответил я. Девушка засмеялась.

Это звучало как шутка, но потом действительно пришла любовь. Медхату казалось, что Люда именно тот человек, который готов с ним общаться. А в общении Медхат нуждался невероятно: первые годы в России он сплошь наталкивался на непонимание.

- Например, копил я стипендию, поэтому в бухгалтерию за ней не приходил, - продолжает доктор. - А когда на каникулы собирался ехать в Ливан, надо было оформить обходной лист и поставить в бухгалтерии печать. Прихожу, бухгалтер встретила меня скандалом: ей не нравилось, что я не появлялся целый год. После долгих уговоров она всё-таки шлёпнула печать и швырнула мне деньги со словами: "Миллионера тут строит из себя. Катись уже в свой Ливан". Я был очень удивлён.

Бомбы свистели над домом

На шестом курсе Медхат и Людмила поженились. А вскоре, словно по совету бухгалтерши, уехали в Ливан.

- Там мы прожили четыре года. Я работал врачом, Люда нянчила нашу первую дочь Марисоль. Как мои родители приняли русскую девушку? Очень приветливо. Хотя многие восточные жители недолюбливают Россию. А мои родители... они демократичны, как европейцы, и всегда прислушиваются к моему мнению. Мы бы и остались там жить, если бы не война...

К тому времени, кроме Марисоль, у них появились ещё две дочери - близняшки Ясмин и Кристина. Сколько продлится война, никто не знал. Поэтому семья вернулась в Россию, в посёлок Углегорский Ростовской области, - к родителям Людмилы. Работу Медхат искал недолго: оказалось, что в станице Скосырской есть должность детского врача.

- Так и работаю с понедельника по пятницу в амбулатории. И ночую здесь же. И только на выходные езжу к жене в Углегорский, - как всегда, с улыбкой говорит он.

В деревне боятся врачей

Медхат любит Россию. Его не смущают деревенская тоска и грязь (он большой романтик). Что удивляет, так это отношение к медицине:

- В Ливане каждый сам за себя. Там врач открывает частный кабинет и ведёт приём. Но не думайте, что пациенты к нему побегут. Он должен иметь диплом и быть хорошим специалистом, чтобы заработать авторитет, поэтому квалифицированные врачи получают от 2000 до 20 000 долларов в месяц.

В России же врач предоставлен не себе, а государству. Надо соблюдать множество формальностей, писать бесконечные отчёты, вести документацию. В итоге накапливается усталость... Ещё одна проблема: в российской глубинке патологически боятся врачей и ходят к бабкам, знахарям, колдунам. И хотя я работаю меньше года, на моей памяти уже несколько случаев, когда приводили ребёнка с запущенной формой заболевания только лишь потому, что лечили его знахари. А ведь я, как педиатр, отвечаю за этого ребёнка. И если он умрёт, накажут меня. У меня на участке 954 ребёнка - не только в Скосырской, но и в соседних сёлах, хуторах. Попробуйте проследите за каждым, - сетует Медхат.

Но он следит...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых