Примерное время чтения: 11 минут
5019

40 лет за жуков и косточки. Зоолог из Ростова – о тюрьме в Шри-Ланке

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. "АиФ на Дону" 09/02/2022
Путешествие в Юго-Восточную Азию обернулось двухлетним кошмаром.
Путешествие в Юго-Восточную Азию обернулось двухлетним кошмаром. Instagram

Ростовский зоолог Александр Игнатенко вернулся домой после уголовного преследования на Шри-Ланке. Россияне хотели отдохнуть на острове не больше месяца, но мёртвые насекомые и косточки от фруктов, найденные у Игнатенко, внесли свои коррективы. Учёному и двум его товарищам грозило 40 лет лишения свободы за незаконный сбор жуков в государственном заповеднике, но обошлось крупным штрафом.  

Корреспондент «АиФ-Ростов» поговорил с зоологом о страсти к науке, тюремном заключении и жизни в экзотической стране.

«Отдохнули» называется

Алексей Санин, «АиФ-Ростов»: Итак, в 2020 году вы взяли отпуск и полетели отдыхать в Шри-Ланку. Почему именно туда?

Александр Игнатенко: Мы выбрали эту страну спонтанно. Сначала с товарищами долго пытались подстроиться друг под друга, чтобы наши отпуска пришлись на одно время. Потом выясняли, путешествие в какую тропическую страну обойдется дешевле. Выбор пал на Шри-Ланку. Мы полетели туда, купили туристическую книгу, составили маршрут и стали посещать основные достопримечательности. До задержания мы находились там почти три недели и должны были улетать через четыре дня.

– В какой момент вы переключились с достопримечательностей на насекомых?

– Я зоолог. Этой профессией нельзя заниматься только на работе. Грубо говоря, это образ жизни. Где бы я ни находился, мне всегда интересно наблюдать за насекомыми, особенно в тропических странах. При этом у меня довольно много коллег, которые занимаются различными группами: клопами, долгоносиками и так далее. Часто я нахожу нужные им виды и делаю снимки. Неважно, живые они или мёртвые. На Шри-Ланке я брал мёртвых насекомых с ночных ламп. Их бы вытряхнули в мусор. Я же попытался дать им вторую жизнь: аккуратно достал и сфотографировал, чтобы мои коллеги использовали снимки в своих исследованиях.

– У вас нашли насекомых, когда вы были в национальном парке «Хортон Плейнс». Даже если бы вы их убили, неужели это нанесло бы существенный вред природе?

– В 2019 году я был в московском зоопарке на съезде по беспозвоночным. Там обсуждалась тема, что вдоль дорог часто можно найти трупы бабочек и жуков, сбитых машинами. Очень глупо не изучать уже мёртвых насекомых. Иначе их смерть будет напрасной. Беспозвоночные сами по себе имеют такую стратегию размножения, которая предусматривает штучный отбор. То есть, их едят птицы, ящерицы, мелкие млекопитающие. Но популяция при этом сохранится. Например, если вы убьёте таракана в квартире, его сородичи всё равно продолжат вам досаждать. Единственный вариант, при котором пропадёт популяция – уничтожение места обитания. Иронично, что на Шри-Ланке вырубают заповедники и выращивают на их месте масленичные пальмы, рис, чай и так далее. Десятки видов вымирают, местные учёные их не изучают, что плохо для науки.

– Нашли насекомых только у вас, но также задержали ваших товарищей – Артема Рябова и Николая Калифяна. Почему?

– Природоохранная полиция разбираться не стала. Они нам сразу сказали: «У вас теперь большие проблемы. Вы должны заплатить нам по 50 тысяч долларов». Причём сказано это было без какого-либо разбирательства. С Артёмом мы познакомились за неделю до поездки, он к зоологии вообще никакого отношения не имеет. Он отправился на Шри-Ланку купаться, есть мороженое, смотреть достопримечательности. Николай увлекается наблюдением за птицами, каких-то млекопитающих фотографирует. К беспозвоночным он, грубо говоря, чувств не имеет. Мы обо всём этом говорили, но нас слушать не хотели. Это и понятно: природоохранной полиции, которая нас схватила, полагается 100% от присуждаемых штрафов. Эти деньги уходят в Фонд охраны дикой природы, и они ими распоряжаются по своему усмотрению.

«Мы хотим вам помочь»

– Когда вы туда летели, вы знали, что там такие законы?

– В Шри-Ланке есть охраняемые и неохраняемые виды насекомых, нам было это известно. Также на территории парков не разрешается трогать что-либо, собирать и так далее. Мы этого и не делали, потому что имеем представление о правилах поведения в заповедных зонах. Не стоит думать, что в этой стране высоко чтят жуков. Нет, там продаются мухобойки, различные средства от насекомых. Собирать мёртвых беспозвоночных никто не запрещает. Когда нам выдвинули обвинение, мы заказали экспертизу в Зоологическом институте РАН. Было установлено, что некоторых указанных в обвинениях насекомых не существует, их названия написали «с потолка». Также в документах перечисляли беспозвоночных, которые вообще не обитают на Шри-Ланке или не могут обитать в парке из-за того, что он расположен на большой высоте. Оно и правильно, потому что я этих насекомых в заповеднике не собирал. По сути, я считаю, дело было сфабриковано, нашу экспертизу не приняли, как и другие доказательства.

– Когда вы узнали, что вам грозит 40 лет за сбор жуков, какие у вас были мысли?

– Это был кошмар! Нас запугал первый адвокат, который вообще, по всей видимости, был связан со стороной обвинения. Мы ему сами указывали, как можно доказать нашу невиновность, а он отвечал: «Если я это буду заявлять, то у меня будут проблемы, я не могу пойти против своих. Вы тут чужие, а мне жить здесь дальше». Мы записали на диктофон слова обвинения. Они нам говорили: «Вам придётся долго здесь оставаться. Никто не знает когда суд закончится, может, дело будет длиться 5-6 лет. Решение зависит от вас. Теперь у вас нет работы, деньги кончаются. Но мы не враги, наоборот, наша страна хочет вам помочь. Поэтому мы тоже намерены быстрее всё это закончить». Оставили нам единственную опцию – принять обвинение, заплатить штраф и отправится домой. Мы всё равно два года бились, но пришли к тому, что они максимально затягивают процесс и выбраться победителями и добиться правды в этой истории невозможно. СМИ писали, что я собрал 277 жуков, но это не так. В это число входят сотни косточек папайи, джекфрута, сметанной груши и прочее.

– Наше посольство вам как-то помогало?

– Посольство помогло найти поручителей, без которых нас бы вернули в тюрьму. Кроме этого, консул периодически бывал на наших заседаниях. Он старался как-то их отрезвить своим присутствием, чтобы не происходило откровенного нарушения наших прав.

Бетонный пол и вода по расписанию

– А сколько вы провели в тюрьме? И какие там были условия?

– Мы сидели полтора месяца. Представьте, 86 человек в одном помещении! Все лежат на бетонном голом полу, постели не было. Нам сначала на троих выдали тонкую циновку, которая напоминает пластмассовый плетёный мешок для картошки, а также простыню. Спустя несколько дней мы попросили у начальника ещё две циновки. Приходилось подкладывать одежду под себя, чтобы не застудиться. Днём жара, ночью холод. В углу стояли ржавые бочки, в которые набирают воду с четырёх до шести часов утра. В остальное время нам воды не давали. Кстати, охранники парка забрали у нас почти все вещи: электронику, спальные мешки, одежду. Потом в тюрьме взяли «на хранение» часы, фитнес-браслеты, крестики, кольца. Часть этих вещей пропала бесследно.

зарисовка1
В таких условиях россияне провели полтора месяца. Рисунок Александра Игнатенко

– Так это была действительно тюрьма, а не колония временного содержания?

– Да, тюрьма. С нами сидел разный контингент: один поджег суд, другой взорвал бомбу, третий сжег человека, кто-то с тяжёлыми наркотиками связан или с насилием. На моей памяти заключённый хвалился, что битой человека убил.

– Как они отреагировали, когда узнали, за что вы сидите?

– Сокамерники говорили, что у них это обычное дело. На Шри-Ланке такая полиция, что если тебя там останавливают, то нужно сразу доставать телефон и снимать, чтобы ничего не подкинули.

– Я слышал, что у вас обострилась язва в тюрьме. Вас плохо кормили?

– Язва открылась из-за острой еды и стресса. На построении я потерял сознание, потом меня определили в тюремный госпиталь, температура поднялась до 39. Меня лечили наобум, давали старые антибиотики. После заключения я сделал гастроскопию, которая показала язву с кровотечением. Сейчас я до сих пор стараюсь есть нейтральную пищу, потому что там нормального лечения не получил. Жители Шри-Ланки признают только острую еду. Они даже фруктовый салат перчат и солят. Если при еде у них слёзы не текут, то еда уже невкусная. И поэтому у всех гастрит.

- В России ваше дело широко освещалось. А на самой Шри-Ланке ваше задержание было громким событием?

-  Они провели пропаганду, когда мы были в тюрьме. Что, мол, задержали русских, которые ограбили Шри-Ланку. СМИ писали, что мы собирались увезти насекомых и косточки фруктов, чтобы в России создать лекарство от рака, как бы абсурдно это ни звучало. Накануне задержания мы ели фрукты, остатки от них выбросили в мусорное ведро. При обысках его забрали и пересчитали косточки. Когда нас освободили, я только чай купил в качестве сувенира. Уже страшно было что-то при себе иметь.

–  А в этой стране не любят русских людей? Как вообще к вам относились, когда вы были на свободе?

-  Раньше Шри-Ланка была колонией Англии. У них с тех времён осталось в подкорке убеждение, что иностранцы приезжают и обкрадывают страну. Когда они нас видели, то постоянно говорили: «Суду». Иногда даже набирали друзей и через видеосвязь нас показывали, наговаривая то же слово. Это слово переводится как «белый». Я за всё это время немного выучил сингальский, поэтому часто у них спрашивал на нём: «Есть проблемы?». Тогда они сразу начинали извиняться и объяснять, что не то имели в виду.

Мы туда не вернемся

– Кто вас финансово поддерживал, ведь вы там не могли работать?

– Предприниматель Фаттах Шодиев узнал про нашу ситуацию, оплатил штраф (это около 3,3 млн рублей за троих – прим.ред) и перелёт в Москву. Во время нашего пребывания на Шри-Ланке нам помогал фонд помощи гражданам, находящихся за рубежом, неравнодушные граждане, фонд Слуцкого, также с работы оказывали матпомощь моей семье. Всем выражаю большую благодарность.

– Вы уже встретились с родными?

–Мы решили с близкими не контактировать, пока не придут результаты теста на коронавирус. Меня жена на вокзале встречала, но мы с ней даже не обнялись, соблюдали дистанцию. Пусть пока будет так.

– Ну и последний вопрос. Шри-Ланку посещать ещё планируете?

– Как сказали нашему консулу, если мы туда вернёмся, то будем платить 700 долларов за то, что мы просрочили визы, когда судились. У нас забрали паспорта, и мы никак не могли продлить визы. На Шри-Ланке нет централизованного аппарата, который это учитывает. Если честно, желания возвращаться в эту страну нет никакого. Я думаю, что наша борьба ещё не закончена. Надо переломить ситуацию с несоблюдением прав человек в принципе. Подобные проблемы в этой стране возникают у многих людей. Чем больше соотечественников услышат нашу историю, тем аккуратнее будут вести себя в других странах. Надеюсь, наш опыт им поможет.

Досье
Александр Сергеевич Игнатенко. 29 лет. На момент попадания на Шри-Ланку ему было 27 лет. Родился в Ростове, учился на биолога на кафедре зоологии ЮФУ. Сдал кандидатский минимум в аспирантуре. Готовится дописать диссертацию и защитить её. Работает в ростовском зоопарке заведующим отдела мелких млекопитающих.

Комментарий эксперта

Вице-президент российского подразделения  Международного комитета защиты прав человека Иван Мельников:

- Уголовное преследование наших соотечественников изначально нарушало ряд международных норм права и уголовно-процессуальный кодекс самой Шри-Ланки. В частности, им не предоставили адвоката и переводчика, они попросту не понимали языка при судопроизводстве. Кроме этого, все обыски проходили без понятых. Это явные нарушения Международного пакта о гражданских и политических правах и других конвенций, которые ратифицировала Шри-Ланка. С ребят должны были снять все обвинения и отпустить, но правоохранительные органы имели свои мотивы.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах