aif.ru counter
16.10.2015 17:59
АиФ - Ростов
1575

Непредсказуемые бегемоты и ламы-хулиганки. Будни ветеринара в зоопарке

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. "Аргументы и Факты" на Дону 14/10/2015 Сюжет Ростовский зоопарк

До того, как прийти работать в зоопарк, он, сельский ветеринар, не видел ни одного экзотического животного. Обычно его пациентами были коровы и свиньи, а тут в первый же рабочий день его отправили осматривать бегемота.

Позже, когда Владимир Павлович с ним познакомился поближе, он понял, что это три тонны непредсказуемого характера, но тогда зверюга лежал в мутноватой воде посреди своего маленького бассейна и не обращал на врача никакого внимания.

«Я кружил вокруг, попросту не зная, с какой стороны к нему подступиться, как вдруг он зачерпнул огромной пастью ведра два воды и окатил меня с головы до ног», - вспоминает Владимир Кушнарёв, проработавший в Ростовском зоопарке более 45 лет.

Тогда он наивно думал, что на этом сюрпризы от диких питомцев закончатся. Но всё только начиналось...

Случайный выбор

- Владимир Павлович, ваша профессия стала продолжением детского увлечения?

- Это произошло совершенно случайно. С первого дня возненавидел школу, еле учился, и, когда заканчивал девятый класс, отец отправил меня к тётке в Армавир, чтобы я устраивался на работу. Тётушка решила, что всё равно нужно какое-то образование. Тогда в городе было больше десяти техникумов, и мы стали обивать пороги каждого. Но стоило секретарям приёмных комиссий увидеть мой аттестат, как они показывали нам на дверь. В конце концов, в последнем учебном заведении тётя просто зарыдала от отчаяния и наши документы приняли. Это оказался ветеринарный техникум.

К удивлению всей родни, я стал хорошо учиться и в конце первого семестра даже оказался на Доске почёта. Мне, вчерашнему двоечнику, очень нравилось лечить животных, и я без особых проблем получил красный диплом. Тогда выпускников распределяли по всей стране, и мы с товарищами напросились в колхозы на Алтае. Нам казалось это очень романтичным - развивать хозяйство в сибирских горах. Попал я в глухую деревушку, где меня то и дело будили посреди ночи местные мужики, чтобы помочь корове отелиться. Если бы не армия, наверно, так бы там и остался.

А когда отслужил, домой возвращался через Ростов, где у меня жили родственники. Пока отдыхал, они успели найти мне работу в зоопарке. Думал, поработаю пару месяцев, а задержался на всю жизнь. У меня вообще все ключевые моменты в жизни происходили как бы без моего участия. В зоопарке мне помогала женщина, которая тут же сосватала мне свою дочку. Одно время мы так и работали: тёща, жена и я. Целый семейный подряд.

- Но начало-то, наверное, не было таким гладким и успешным?

- Что касается работы, я очень настойчивый. Наверно, был даже где-то авторитарным врачом. Когда я только пришёл в зоопарк, мне казалось, что достаточно обеспечить каждому уход и корм и никаких сюрпризов не будет. Тем более, первое время мне помогали мои более опытные коллеги. Но даже под их руководством я совершал фатальные ошибки.

Поражения врача

За годы работы я так и не смог привыкнуть к гибели животных, хотя, конечно, было всякое. У нас профессиональный учебник по экзотическим животным появился только в 85-м году. До этого мы сами должны были как-то разбираться. Помню, однажды нужно было осмотреть ламу. Но не успел я зайти в вольер, как она уже упала замертво. С этим умным, игривым животным у нас было что-то вроде дружбы. Я очень расстроился. Сел, чуть не плачу. Как вдруг эта хулиганка открыла глаз и, не заметив меня, стала осматриваться. Оказалось, она просто прикинулась мёртвой, чтобы я от неё отстал.

Надо признаться, что вообще мало кто из зверей относился к моим визитам спокойно. Например, стоило мне только подойти к обезьяннику, как макаки, шимпанзе и даже неповоротливые гориллы бросались на прутья клетки, начинали орать, плеваться и кидаться палками и камнями: так не любили ветеринарные процедуры и меня, соответственно, тоже.

-  Получается, учебников не было, звери насторожены. А как вы вообще понимали, что с тем или иным питомцем что-то не так?

- Ветеринару в отличие от обычного врача пациент не может объяснить, что его беспокоит. Остаётся читать по глазам. Со временем я начал видеть такие вещи, которые обычный человек и не заметил бы. Кто-то не так стоит, кто-то кривит голову, жадно пьёт, тяжело дышит. И чем раньше удаётся распознать какое-то изменение в поведении зверя, тем скорее его можно вылечить. У меня стало доброй привычкой каждое утро начинать с обхода. И к началу рабочего дня я уже знал, кто как поживает. Хотя, безусловно, были случаи, которые совершенно сбивали меня с толку. Старожилы помнят, что раньше в зоопарке не было красивого озера, как сейчас, а был застоявшийся пруд, в котором плавали утки и лебеди. Руководство решило привести водоём в порядок. Дно вычистили, заросли камышей убрали, а сам пруд расширили. Наши посетители тут же отметили, как водоём преобразился. Но вот незадача: пернатые вдруг стали дохнуть. Мы брали воду на анализ, она соответствовала нормам. Проводили вскрытие птиц, но всё было чисто. К тому времени пал один лебедь.

Тогда я взял у лебёдушки кровь и повёз её в лабораторию, к специалистам по домашней птице, в область. Анализ показал, что в крови много яда, который выделяют сине-зелёные водоросли. Пока в пруду были камыши и ряска, их ядовитые вещества нейтрализовывались, но стоило разрушить природный баланс, как вода стала смертельно опасной. Пришлось покупать специальные бактерии и запускать в озеро, чтобы всё вернулось в норму.

«Тюремный» доктор

- У вас такая интересная профессия! Не зря многие дети мечтают стать айболитами!

- Не стоит её идеализировать. Я называю себя тюремным врачом, потому что при самых замечательных условиях звери всё равно остаются в неволе. Ни одна золотая клетка не заменит свободы. И это, на мой взгляд, жестоко.

Кто-то считает, что в зоопарке многие виды живут гораздо дольше, чем в природе, но это жалкое существование, а не полноценная жизнь. Многие из них вынуждены сосуществовать друг с другом в соседних вольерах, хотя это противоестественно. В нашем зоопарке сейчас через стенку от зайца живёт волк. И бедный заяц вынужден всё время находиться в состоянии стресса, чуя запах и слыша своего врага. Но поделать с этим ничего нельзя, потому что, во-первых, это единая экспозиция, а во-вторых, на всех места не напасёшься. Когда я вижу затравленных хищников, мне становится неловко. Каждое существо, растение, птица - все мы одинаковы в глазах Бога.

Индейцы говорили: когда будет срублено последнее дерево, когда будет отравлена последняя река, когда будет поймана последняя птица - только тогда люди поймут, что деньги нельзя есть. Сейчас, на пенсии, я помогаю людям, которые подбирают подбитых птиц. В основном это вороны, совы, сойки. То есть те, кто в естественной среде обитания погиб бы от сородичей или животных. И такая забота о живности мне по душе.

Ростовский зоопарк в летнюю жару | Фотогалерея

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество