aif.ru counter
1817

Найти «Сатану». Автор «Антикиллера» и «Закона об оружии» пишет новую книгу

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. "Аргументы и Факты" на Дону 10/06/2015 Сюжет Год литературы на Дону
Филипп Иващенко / АиФ

Его хотели назвать Доном в честь дяди, погибшего на войне. Но в загсе отказались регистрировать такое имя и малыша записали Данилом.

«Дядя был лётчиком. Во время войны пропал. Отец, который и сам воевал, потратил много времени и сил, чтобы разыскать брата. Писал однополчанам, ездил по местам боёв. А когда узнал подробности гибели Дона, то был в шоке и долго переживал эту трагедию, - вспоминает писатель Данил Корецкий. -  Дядю ранили в бою, он с трудом посадил самолёт на лёд, но выбраться из истребителя не смог. Комэск, приземлившийся неподалёку, пытался подползти к кабине, помочь Дону. Но не успел. Раздался треск, и самолёт ушёл под воду», - рассказал Данил Корецкий корреспонденту «АиФ на Дону» Кристине Ткачёвой.

Повороты судьбы

Кристина Ткачёва: Данил Аркадьевич, 2015-й для вашей семьи, как и для миллионов других россиян, особенный. Радость Победы, боль потерь...

Данил Корецкий: У меня воевали все. Дедушка на фронте потерял палец. Когда я был маленьким, думал, что ему его отстрелили. Оказалось, отморозил в окопе. Отец командовал пулемётным взводом, получил тяжелейшее ранение, полгода провёл в госпиталях. Его наградили уже потом, после войны. Мне было три или четыре года. Отца вызвали в военкомат. Вернулся с красивой коробочкой, а в ней - орден Красной Звезды. Для отца День Победы был главным праздником. Он каждый год ездил в Москву на встречу с боевыми товарищами.

- Ваши родители - медики. Как получилось, что вы не продолжили семейную династию, а пошли в юриспруденцию и параллельно занялись творчеством?

-  В 12 лет отправил свой первый рассказ на конкурс газеты «Известия». В ответ получил разгромную рецензию. Этот рассказ, кстати, единственный, который не был опубликован.

Данил Корецкий. Фото: Из личного архива

Вообще хотел быть журналистом, но друг подбил поступать на юрфак. Родители поначалу были против, считали эту профессию не очень чистоплотным делом, и в какой-то мере они были правы. Но на тот момент я по их настоянию уже окончил радиотехнический техникум и даже проработал некоторое время на военном заводе. Поэтому, на какой факультет поступать, решал уже сам.

После университета работал следователем в прокуратуре. Через три года перешёл на научно-исследовательскую работу. Сейчас понимаю: если бы остался следователем, писателем бы не стал. Следствие настолько изматывает, опустошает, что думать ни о чём другом уже не хочется.

- На вашем счету более 45 книг, многие из них экранизированы. А совсем недавно вы и сами оказались в роли актёра. Как вам этот опыт?

 - Мне доводилось бывать на съёмочных площадках и раньше, например, когда снимали «Антикиллера». Но тогда я стоял по другую сторону камеры. Честно говоря, со стороны труд кинош­ников выглядит намного легче, чем на самом деле. Сегодня съёмки в России ведутся по тем же стандартам, что и на Западе. Это раньше работать над фильмом могли пять лет, а теперь четыре серии отсняли за 45 дней. Каждая сцена - это несколько десятков дублей, общие и персональные планы.

Думаю, в следующий раз на площадке мне будет проще. Хотя киногруппа отметила, что я и так очень убедительно вы­глядел. Я играл генерала ФСБ, но, являясь полковником МВД, прекрасно знаю, как ведут себя различные чины. Партнёры мною остались довольны, а главное, что фильм получил высокие рейтинги.

Жертвы закона

- Вы пишете книги, преподаёте в Южном федеральном университете. Как вам удаётся всё успевать?

- Раньше меня часто спрашивали: «Нет ли у вас литературных рабов?» Если и есть, то они, очевидно, очень ленивые (смеётся). Дело в том, что я пишу медленно. Зато каждый день, даже в отпуске и в праздники. Постоянно записываю на диктофон мысли, идеи, наблюдения. Творческий кризис - это не про меня. Ждать музу могут любители, а если ты профессионал, то у тебя есть определённые обязательства - надо отрабатывать издательский договор.

Виктор Сухоруков в фильме «Антикиллер» Фото: Кадр из фильма

Вот и сейчас у меня сессия, принимаю у студентов экзамены, а параллельно работаю над книгой, которая будет называться «Найти “Сатану”». Речь пойдёт о ракете, волею случая вышедшей из-под контроля. В основе этого произведения положены легенды о системе «Периметр», созданной во время холодной войны. Помимо художественных произведений, пишу научные статьи, публикую их в журналах, ибо это показатель научного «веса».

- Вы известный поклонник оружия и не раз высказывали мнение, что нужно разрешить носить его с собой в целях самообороны...

- Я ещё и разработчик альтернативного «Закона об оружии» и нового направления в науке - криминальной армалогии. Это учение об оружии и мерах борьбы с вооружённой преступностью. Традиционно эти проблемы изучаются и уголовным, и административным правом, а также криминалистикой и криминологией. Но на границах наук возникают нестыковки и противоречия. Теоретические разработки находят практиче­ское применение... Однажды я проводил служебно-уставную экспертизу по уголовному делу о применении оружия милиционером. Кстати, этот случай описан в «Антикиллере-2». В результате обвиняемого сержанта освободили из-под стражи в зале суда, хотя прокурор просил для него 12 лет. Одного этого факта достаточно, чтобы понять:  годы исследований потрачены не зря.

Правда, время внесло в мои взгляды коррективы. Если раньше я действительно был за во­оружение населения «короткостволом», то сейчас уже нет. Дело в том, что в нашей стране институт самообороны уничтожен судебно-следственной практикой. Успешно защитившаяся жертва становится нападающим, преступник - жертвой. Помните, инцидент в Москов­ском метро, когда девушка применила травматический пистолет? Ведь ей дали три года, причем не за превышение пределов обороны, не за неосторожное причинение вреда, а за умышленное преступление, что противоречит основам теории уголовного права! Кстати, вопреки некомпетентным утверждениям не оружие ведёт к росту агрессии в обществе. И причиной преступлений является не оно, а социальная фрустрация, когда человек не удовлетворён своей жизнью.

Данил Корецкий и афиша фильма «Антикиллера». Фото: Из личного архива

Как хотят, так и воротят

- Тот факт, что за необходимую оборону можно оказаться на скамье подсудимых, не кажется ли вам несовершенством наших законов?

- Законы тут ни при чём: там всё написано правильно. Хотя современное законотворчество - это  отдельный разговор. Почему во Франции до сих пор действует Кодекс Наполеона, а у нас с 1997 года внесли в Уголовный кодекс более двух тысяч изменений? Закон должен быть железобетонным забором, а получается штакетник-времянка. Единогласно убрали статью о клевете, вскоре так же единогласно вернули. Некоторые статьи изменялись по десять раз!

Сегодня закон принимают потому, что кому-то показалось, будто он нужен. Но ведь это неправильно. Нужно проводить криминологическое исследование, изучать статистику и принимать научно обоснованное решение. А если принимается ненужный, недействующий закон, то лица, его предложившие, должны дисквалифицироваться.­

Приняли закон об ограничении табакокурения. А кругом полно людей, которые смолят в неположенных местах. По идее ими должна заниматься полиция. Но она у нас заточена в первую очередь на борьбу с тяжкой преступностью. Если поножовщина, наряд приедет, а если у вас под окнами кто-то кричит, то не факт. А смысл как раз в том, что когда борешься с малозначительными правонарушениями, то подрезаешь корни преступности в целом. Уничтожь корни - и дерево завянет.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах