2876

Дом врачей. Как беженцы из Украины живут и работают в России

Сюжет Ростовская область принимает беженцев из Украины
Семья Кононенко приехали на Дон из Украины
Семья Кононенко приехали на Дон из Украины / Виталий Колбасин / АиФ

Вкусные вареники 

Валентина Кононенко на кухне месит тесто для вареников. У 78-летней пенсионерки работа спорится, стряпня ей, видно, приносит удовольствие.

Семья Кононенко из охваченного войной посёлка Новосветловка Краснодонского района Луганской области перебралась за 150 километров в слободу Кашары Ростовской области пять месяцев назад.

Украинская семья из шести человек живёт в своей квартире. Отдельные комнаты есть у молодых Максима и Натальи, воспитывающих маленького Николая, у главы семьи Александра Николаевича и его супруги Лилии Ивановны. Кровать Валентины Михайловны стоит на кухне, примыкает к столу, где она месит тесто.

Из мебели только кровати, единственный шкаф стоит в прихожей, стены голые.

Спальную кровать 78-летней пенсионерки Валентины Михайловны расположили прямо на кухне. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Кирпичную двухэтажку на 20 квартир изначально строили в советское время как сопутствующее помещение для районной больницы. Здесь планировали обустроить станцию переливания крови. Но впоследствии объект перепрофилировали под жильё, поэтому местные жители так и называют здание «Дом врачей». Сейчас дом находится на балансе колхоза «Светлый», который и передал семье Кононенко квартиру.

Двухэтажное жилое здание на улице Ленина кашарцы называют «Домом врачей». Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

«В Кашарах у меня много родственников и близких друзей, родные тёти, дяди отсюда, мама родилась здесь в 1936 году, потом уехала в Луганск», – рассказывает Лилия Кононенко, добавляя, что в Ростовскую область их привело горе, так как их дом на Украине оказался в эпицентре боевых действий и полностью разрушен снарядом. От посёлка Новосветловка остались одни руины.

Мирная жизнь врача

Кононенко, приехав в Россию, пошли в местную больницу и предложили свои услуги врача. Пройдя все бюрократические инстанции, муж и жена поступили на работу. Глава семьи работает хирургом-травматологом, а его жена – терапевтом. 

Молодые Максим и Наталья Кононенко воспитывают сына Николая, свою дальнейшую жизнь они связывают с Россией. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

«Статус врача нам не сложно было подтвердить, потому что у нас дипломы ещё советского времени Ворошиловградского мединститута, сегодня это город Луганск», – говорит Лилия Ивановна. 

По словам супругов, квартиру им дали в безвозмездную аренду на щадящих условиях. Семья платит, естественно, за коммунальные услуги.

«Спасибо большое руководителю хозяйства «Светлое» Александру Гончарову, но сидеть на шее не собираемся – подали документы на включение нас в программу переселения соотечественников, ведь здесь наши корни, папа с Волгоградской области , мама отсюда», – поясняет Лилия. По её словам, возвращаться им некуда, поэтому будут обживаться в России.

Изначально из семьи Кононенко приехало в Кашары девять человек. Но старший сын, кардиохирург, сам созвонился с правительством Ханты-Мансийского округа, которое предложило и работу, и жилье. С женой и ребенком он уехал туда.

Младший сын работает в Ростове в одной из фирм, занимается компьютерным обеспечением, приезжает на выходные к семье.

Не все беженцы спешат трудоустроиться

Приезжие украинцы живут у родственников и неохотно устраиваются на работу, думают со временем возвратиться на родину. Такое мнение высказал в беседе с корреспондентом «АиФ-Ростов» управляющий делами администрации Кашарского района Эдуард Берков:

Эдуард Николаевич подтверждает предположение цифрами: «Всего в Кашарский район приехало 1813 беженцев, на данный момент находится 788 человек, из них 212 детей, 13 инвалидов, трудоустроено только 17 человек».

В тихих и уютных Кашарах семье Кононенко очень нравится. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Как отметил Эдуард Берков, у семьи беженцев Кононенко хорошие перспективы остаться в России – они подтвердили свой статус, их взяли с удовольствием на работу (врачей не хватает на селе), а в случае включения их в областную программу по переселению соотечественников, они смогут получить своё жильё.

Фитильки на подсолнечном масле

Семья врачей Кононенко жила в посёлке Новосветловка, что в десяти километрах от Луганска. Супруги работали в районной больнице 30 лет.

«Мы мирные, сельские, простые люди, не участвовали ни в каких политических съездах и собраниях, за что же лишили нас крова, едва не убили?» – задает вопрос Лилия Ивановна.

Двух маленьких детей с молодыми родителями ещё до бомбёжки успели отправить в Кашары к родственникам, сами же Александр и Лилия остались, надеялись, что всё образумится, и вернётся мир. Но сначала взрывной волной выбило стекло, потом снесло крышу дома, а потом и вовсе дом взорвали.

От дома врачей остались руины. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Месяц пришлось жить в подвале. «Нас там было семь человек, все медработники, хлеба вволю не видели, пекли пышки, – вспоминает женщина-врач. – В подвале не было света, я уж не говорю о том, чтобы помыться». 

Когда свечи закончились, то врачи крутили из ваты и бинтов фитильки на подсолнечном масле.

Глава семьи Александр Кононенко предполагает, что у наступающей украинской стороны где-то сидел наводчик. 

«Как только включали генератор воду качать или выходили из подвала воздухом подышать, сразу начинают по нам стрелять», – говорит он. 

Лилия рассказывает, что в здание пансионата для ветеранов попало три снаряда. Три месяца для 100 престарелых людей, из них многие лежачие, сотрудники пансионата готовили еду на кострах, питьевой воды недоставало. Что теперь со стариками – неизвестно…

Супруги надеялись: посидят в подвале, всё успокоится, и вернутся к обычной жизни. Муж по утрам, засветло, так безопасно, уходил на работу в больницу, где оказывал помощь и мирным жителям, и военным, не разделяя их на русских или украинцев. Если была возможность – возвращался домой, в подвал к жене.

Позвонить детям с танка

Возле больницы украинские войска вкопали танк в землю, соорудив что-то вроде блок-поста. С башни танка устойчиво работала мобильная связь. Солдаты-срочники разрешали мирным жителям залазить на башню и оттуда звонить. Этим способом, в коротких перерывах между операциями, Александр Кононенко пользовался, чтобы связаться с детьми, которые уже находились в безопасности в Кашарах.

Супруги Кононенко жили больше месяца в подвале, скрываясь от бомбёжек. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Прожив месяц в подвале, Кононенко поняли, что пора уезжать: беда и смерть идут рядом. У коллеги из регистратуры больницы сын погиб от бомбёжки, когда вышел включить генератор. У другой медсестры погиб брат. Хоронить не было возможности, потому что кладбище обстреливалось, поэтому закапывали на огородах.

Выждав удобный момент, Кононенко, скооперировавшись с соседями, на разбитой, старенькой машине без стекол, через поля, проскочили незаметно на Краснодон, а потом уже на границу с Россией.

Территорию России пересекли 28 августа 2014 года, в этот день Александру Кононенко исполнилось 56 лет, и теперь тот солнечный и знойный летний день он считает своим вторым днём рождения. 

Справка
4, 2 млн жителей – общая численность населения Ростовской области. Здесь проживает почти 39 тыс. беженцев, покинувших юго-восток Украины. Около восьми тысяч украинцев официально трудились в Ростовской области в 2014 году (всего было задействовано около 45 тысяч трудовых мигрантов).

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах