aif.ru counter
141

И слеза на погон упадёт, как звезда...

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. "Аргументы и Факты" на Дону 24/02/2012

Хозяйка большой семьи Лидия Остроушко ещё не знает, что ждёт её впереди...

На тонкой руке выцветший со временем шрам. Полвека назад Лидия Александровна Остроушко избавилась от татуировки с лагерным номером.

В 1943 году её, 12-летнюю девочку, угнали в плен. Полтора года в фашистском лагере, а после - казённые стены детского дома. Её будущий муж, Анатолий Остроушко, был сыном полка. Спустя пять лет после войны судьба свела их...

- Толя тридцать лет прослужил офицером-пограничником. За это время мы сменили около десяти военных гарнизонов. Но, несмотря на частые переезды с маленькими детьми на руках, несмотря на то, что за эти годы нажили лишь два чемодана нехитрого скарба, это было самое счастливое время в нашей жизни, - вспоминает 83-летняя Лидия Александровна. - Наверно, поэтому все наши трое сыновей пошли по стопам отца, все окончили Суворовское, а затем военное училище и стали офицерами. 

Тогда она ещё не знала, какая участь ждёт её семью.

Чаша терпения

После 33-летней выслуги подполковник запаса Анатолий Остроушко с женой переехал в Ростов. А совсем скоро из Чечни с тяжёлым ранением вернулся сын Виктор.

Командир отряда спецназначения, награждённый двумя орденами Красной Звезды, подорвался на мине. В госпиталь попал и младший сын - Анатолий, которого тяжело контузило в голову.

- Квартир не было, поэтому сыновья стали жить с нами. Шесть человек, двое из которых были прикованы к постели, ютились в двух комнатах, - рассказывает Лидия Александровна. - И тогда муж стал обивать пороги чиновничьих кабинетов...

33 года Анатолий Остроушко служил пограничником.

Офицер в отставке обращался за помощью во все инстанции, просил улучшить жилищные условия или дать сыновьям отдельное жильё. В тёплых кабинетах вежливо выслушивали его истории о жене-узнице, подорвавшей здоровье в концлагере, о парнях, ставших инвалидами в боях. Обещали помочь и... забывали. После очередного такого приёма Анатолию Григорьевичу стало плохо. Его отвезли на «скорой» в больницу. Домой он больше не вернулся...

Не успели Остроушко снять траур, как снова случилась беда. В боях под Грозным погиб старший сын Геннадий...

- А двое уцелевших сыновей стали инвалидами. Родина, которой они отдали своё здоровье, лучшие годы жизни, не позаботилась о них. Дети старшего сына росли сиротами, - вытирает слёзы пожилая женщина.

На фоне всех этих несчастий проблема, которая недавно возникла у Лидии Александровны, может показаться кому-то мелочью. Но именно она стала последней каплей, переполнившей чашу терпения пожилой женщины...

По закону или по совести?

22 года назад Лидии Александровне, как бывшей малолетней узнице, ветерану и инвалиду труда, дали машину, выделили и место для гаража, который находился во дворе их многоквартирного дома.

- Долгое время я ездила по городу на своей инвалидской «шестёрке» сама, но после того, как у меня случились два инсульта и инфаркт, машину пришлось отдать среднему сыну, инвалиду II группы. Машина по-прежнему находилась в гараже под окнами, и сын возил меня в больницу, - объясняет Остроушко.

Но кто-то решил, что вдове, в семье которой было четыре офицера, гараж не нужен...

В то время, как на семью одна за другой посыпались беды, Лидия Александровна упустила возможность приватизировать земельный участок и оформить признание права на гараж. Несмотря на 22 года пользования этим небольшим клочком земли, суд Пролетарского района Ростова отказал ей в праве занимать гараж в пользу филиала «Аэронавигации Юга» - компании, которой, как оказалось, и стала принадлежать эта территория. И хотя  гараж никому не мешал, руководители фирмы, зная о судьбе этой семьи, подали в суд. Суд удовлетворил просьбу истцов. И претензии тут вовсе не к суду, он вынес решение по закону...

А если судить по совести?

Лидия Александровна потеряла здоровье в плену, похоронила мужа и сына. Офицеры Остроушко жертвовали своими жизнями. Они служили Родине. Вот только эти подвиги, по всей видимости, в наше время мало кого интересуют.

Может, поэтому оставшиеся в живых сыновья Лидии Александровны, военные инвалиды Анатолий и Виктор, не хотят больше требовать справедливости. Говорят, офицерская честь не позволяет унижаться перед власть имущими. И только их 83-летняя мама, получая десятки отказов и отписок от чиновников разных мастей, не может поверить, что до её семьи никому нет дела. Наверное, верит, что у кого-то проснётся совесть...

Три сына, три офицера (слева направо): Анатолий (ранен в Чечне, инвалид II группы); Виктор (ранен в Чечне, инвалид I группы); Геннадий (погиб в Чечне). Они честно служили стране, но оказались ей не нужны...

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах