Примерное время чтения: 8 минут
602

Здесь был Рабинович. Еврейский след в архитектуре Ростова

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. "АиФ на Дону" 23/06/2021
В бывшем доме Михаила Ширмана находится «Газпром».
В бывшем доме Михаила Ширмана находится «Газпром». / Sofiya357 / ru.wikipedia.org

Дон принимает всех, здесь множество общин и диаспор, которые живут в мире друг с другом. Еврейская община в Ростове – одна из самых активных. Горожане проводят мероприятия в синагоге и не только, на которые приглашают всех вне зависимости от происхождения и вероисповедания. И может быть, благодаря активности представителей этого народа, в Ростове удалось сохранить такой заметный во все времена еврейский след. Он и в культуре, и в архитектуре, и, конечно, он навсегда вписан в историю дона. Ростовский краевед Леонид Санкин провёл для читателей «АиФ-Ростов» виртуальную экскурсию по донской столице, оказывается, мы каждый день видим эти дома и много раз слышали эти имена, но о том, как они связаны, ничего не знаем.

Десять мещан и ни одного купца

Об истории евреев на Дону выпущено в последние годы целых две книги. Авторы Михаил Гонтмахер и Евгений Мовшович, естественно, начинают издалека, со времён античности. Есть такой известный анекдот. При раскопках одного из скифских курганов был найден камень с надписью мелом по-русски: «Здесь уже был Рабинович. 01.04.1993 г. до н. э.». Тем не менее, предки сегодняшних евреев, ростовчан или таганрожцев в четвёртом или пятом поколениях, всё же появились на донской земле немного позже. Случилось это исключительно благодаря дискриминационной политике царского режима в отношении лиц «иудейского вероисповедования» от Екатерины Второй, получившей земли Польши, Литвы и Белоруссии, на которых проживали евреи. Она ввела первые ограничения на расселение евреев в 1791 году (термин черта осёдлости появился лишь в 1835 году уже при Николае I), что практиковалось и до последнего российского императора Николая II.

Надо сказать, что к началу XIX века на юго-востоке Екатеринославской губернии, в области Войска Донского, в частности, в Таганрогском градоначальстве и Ростовском уезде, проживали всего десять евреев-мещан и ни одного купца.

И здесь небольшое, но важное отступление. Для евреев принадлежность к купечеству в то время значила очень много. Евреи стали записываться в купцы потому, что таким путём они получали право повсеместного проживания в пределах Российской империи.

И многие евреи-купцы оставили после себя неизгладимый след в истории и культуре нашего края. Именно о них мы сегодня и поговорим.

Как начинался «Эмпилс»

Проводя видеоэкскурсии по центральным улицам, проспектам и переулкам Ростова, я убедился в том, что очень много домов, построенных еврейскими купцами и промышленниками, до сих пор, спустя более сотни лет, верой и правдой служат ростовчанам.

На Тургеневской сохранился дом Якова Соломоновича Гурвича, это владелец мельницы на углу Братского и Береговой, на его деньги была возведена еврейская больница на углу Богатяновского и Никольской (ныне Социалистическая), сейчас это больница № 4. На улице Канкринской (Ульяновской) – дом Абрама Моисеевича Геронимуса. Он был подрядчиком и занимался строительными и мостовыми работами. Большая часть улиц Ростова конца позапрошлого века имеет мостовые, сделанные подрядными организациями братьев Геронимус. Хорошо известной в дореволюционном Ростове была и благотворительная деятельность обоих братьев – Израиля и Абрама Геронимус.

На улице Старопочтовой (сейчас это ул. Станиславского) сохранился дом Хацкеля и Бейнуш Рысс, которые владели крупной по тем временам фирмой – акционерным обществом «Ростовское-на-Дону мукомольное производство». Бейнуш Иделевич Рысс, выпускник отделения натуральной философии Мюнхенского университета и мукомольного факультета политехникума в Хемнице – крупный ростовский купец 1-й гильдии, владелец нескольких мануфактур, выпускавших ваксу, вывески и плакаты из жести. В 1894 году он основал свой завод. В 1897 году приобрёл участок земли на ул. Лермонтовской для строительства новых предприятий и собственного дома, где вскоре выстроили несколько корпусов завода «Жесть-Вестен».

Именно здесь в дальнейшем находились цеха химического производства, впервые в России освоившего выпуск цинковых белил. Так когда-то начиналось современное АО «Эмпилс».

Первая леди и олигарх

Ростовские евреи известны не только узкому кругу донских краеведов. Их имена прогремели на весь мир. Так, в Ростове жила и всемирно известная психоаналитик Сабина Шпильрейн, ученица Карла Юнга. Её мать, зубной врач Ева Марковна, дочь раввина, построила дом на Пушкинской улице, который сохранился до наших дней и на фасаде которого есть мемориальная доска в память о её великой дочери.

На Рождественской улице (ныне Обороны) сохранился дом Исая Хацмана. Интересна судьба средней дочери Ревекки – Веры, как её называли дома. Мы её знаем как первую во всех смыслах леди Израиля. Окончив гимназию, она поступила на медицинский факультет Женевского университета в Швейцарии. Здесь она встретила молодого учёного-химика, преподавателя университета Хаима Вейцмана. К 1948 г. авторитет Хаима достиг такой высоты, что он был избран президентом Временного государственного совета провозглашённого государства Израиль и с 1949 г. и до своей смерти в 1952 г. находился на этом посту.

На Большом проспекте (Ворошиловском) сохранился дом Абрама Гордона, чей сын Борис был настоящим олигархом, дружил с Марком Алдановым, Ниной Берберовой, Максимом Горьким, а внучка Элен Лазарефф основала международный журнал о моде, красоте и здоровье «Elle». Рядом – два дома Фени Долматовской, бабушки сразу трёх поэтов: Евгения Долматовского, Александра Гербстмана и Нины Грацианской. Недалеко от них дом Михаила Ширмана, погибшего вместе с женой и дочкой (поэтессой Еленой Ширман) в время оккупации Ростова нацистами.

На Среднем проспекте недалеко от Пушкинской – несколько домов Гинды Ципельзон, прапрабабушки профессора Юрия Анатольевича Домбровского, ростовчане знают его как основателя наиболее успешных телекоммуникационных компаний юга России. Кстати по другой семейной ветке предки Юрия Домбровского – Ошеровские, владели также сохранившимися доходными домами на Сенной (сейчас ул. Максима Горького) и Большом проспекте.

Лирический герой и комическая актриса

Кстати, мы часто с сарказмом цитируем известные строки: «Юноша бледный со взором горящим», когда хотим сказать, что молодой человек излишне впечатлительный и увлекающийся. Многие не знают даже автора этого стихотворения, не говоря уже о его герое. А последний как раз наш земляк. Дома его семьи до сих пор мы можем увидеть на Малом проспекте (ул. Чехова). Купец 1-й гильдии Яков Михайлович Браиловский занимался экспортной торговлей зерном, его сын Александр Браиловский был юным поэтом. Когда Саше было неполных 13 лет, он познакомился в Пятигорске с Валерием Брюсовым. Он и посвятил мальчику известное стихотворение «Юноша бледный со взором горящим».

А на Полицейской улице (ныне Тургеневской) сохранился дом, связанный с семьёй Гнесиных. Пять сестёр и два брата – коренные ростовчане. Их отец Фабиан Иосифович в течение 25 лет избирался общественным раввином и при городском голове Андрее Байкове многое сделал для развития ростовской еврейской общины. А вот все семеро детей Гнесина стали музыкантами. Три старшие сестры Елена, Евгения и Мария основали в 1895 году в Москве частное музыкальное училище, ставшее в дальнейшем Российской академией музыки. Младшие сёстры служили там же, Елизавета была скрипачкой, Ольга преподавала в училище фортепиано. Не отстали и братья. Михаил – известный композитор. Григорий – певец, драматический актёр, писатель, поэт и переводчик, библиофил и просветитель. В годы большого террора он был репресси­рован.

С ростовскими особняками мы закончили и можем переместиться в Таганрог. Одним из самых ярких и богатых местных купцов был Гирш Хаимович Фельдман. Но это нашим предкам он был известен как крупный предприниматель. А мы его больше знаем как папу любимой актрисы.

Фельдман владел несколькими домами, мельницей Симановича на Александровской улице, занимался торговлей чёрным металлом, азотистыми удобрениями, имел фабрику масляных и сухих красок, растительных масел, магазин строительных материалов, склады, обладал патентом на производство безопасных ламп, а также пароходом «Св. Николай», на котором и эмигрировал с семьёй. Единственным членом его семьи, оставшейся в большевистской России, была дочь Фанни, которую мы сегодня знаем как великую советскую актрису Фаину Георгиевну Раневскую.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах