97

«Огненный выпуск» 1941 года. Первым местом работы донских врачей стал фронт

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. "АиФ на Дону" 04/05/2021
Елизавета Арамовна Саркисянц
Елизавета Арамовна Саркисянц РостГМУ

Три приказа: от 30 июня, 20 августа и 16 октября 1941 года о досрочном завершении обучения студентов старшего курса с присвоением им звания врача. Вместо путёвок наркома здравоохранения – мобилизационные листки военного комиссариата. А дальше молодые врачи разъезжались в разные города объятой огнём страны, во вновь сформированные боевые соединения. Это «огненный выпуск» Ростовского мединститута, 1386 студентов-медиков четвёртого и пятого курсов. Самый главный экзамен они сдавали у операционных столов, спасая жизни бойцов.

«Переживаем незабываемые дни»

Елизавета Арамовна Саркисянц училась на лечебном факультете Ростовского медицинского института легко, ведь она с детства мечтала стать акушером-гинекологом. В 1941 году в звании военврача 2-го ранга она попала во 2-е Орджоникидзевское военно-пехотное училище. Но девушка просила перевести её в действующие войска. Это желание осуществилось. Елизавета попала в Севастополь. В 1942 году она стала начальником сортировочно-перевязочного отделения медико-санитарного батальона 79-й отдельной морской стрелковой бригады. В музее РостГМУ сохранились её письма к матери: «Мамочка, родная моя, вчера получила твою открытку, полную тревоги. Как хочется успокоить тебя и поскорее, но письма идут не менее 12 дней – и то с неполной гарантией. Но что писать о нашей жизни? Вы приблизительно всё знаете из газет, одним словом, переживаем незабываемые дни. Но всё это ничего, лишь бы средства оправдали цель. А ты, мама, только помни обо мне – это бережёт меня…»

Домой Елизавета так и не вернулась. Подводная лодка, на которой доктор вывозила из обороняющегося Севастополя раненых, была потоплена. В своём последнем письме Елизавета Саркисянц писала маме: «…живу хорошо, в дружном коллективе, наде­юсь только на хорошее, и оно, без сомнения, наступит как для всех, так и для меня… Вопреки всякой логике оказалось, что и в такое время можно быть лично счастливой, мне выпал такой выигрыш… Света нет, конечно, перед глазами море, дым пожарищ и шумы, много шумов, разных шумов…»

Операция на рельсах

В музее РостГМУ есть любопытный экспонат – блокнот, в его металлическую обложку в 1941 году попала пуля, предназначавшаяся доктору Борису Васильеву. Он, как и все студенты «огненного выпуска», получил диплом с напутствием: «Наша Родина в опасности, идите, защищайте своё Отечество!» Борис Михайлович стазу стал старшим врачом 122-го полка 4-й кавалерийской дивизии. Однажды возле моста через реку Десну дивизия подверглась бомбардировке с воздуха. Вышли к деревне Карбовка, захваченной врагами. Бой за населённый пункт шёл несколько часов. Кавалеристы оставили лошадей в лесу, сражались пешими, из вооружения – карабины, патронов было мало. Против них – вооружённые пулемётами и миномётами немцы. Они вели огонь из окон домов, с воздуха их поддерживала авиация.

Медпункт полка оборудовали в овраге, защита от обстрела слабая: чахлый кустарник и деревья. Санитары подносили раненых, их становилось всё больше. Врачи и фельдшеры работали на пределе человеческих возможностей. Когда ситуация более или менее стабилизировалась, Борис Михайлович решил узнать в командном пункте, как обстоят дела. По полю ползком стал добираться до штаба. Вдруг ощутил резкий удар, болью прон­зило бедро, ещё удар – в лицо. Потом темнота, позже, придя в себя, доктор понял, что получил ранения в шею, лицо и ногу, потерял много крови. Но несмотря на это, он смог вернутся в овраг, к медпункту. Васильева смогли вывезти сначала на повозке, потом на машине, а потом и по железной дороге в Курск. В госпиталь его доставили еле живым, но коллеги-врачи буквально вырвали Бориса Михайловича из лап смерти. И уже летом 1942 года он был уже в строю, работал в эвакогоспитале 3220 в Ростове. Потом опять бои: за Дон, за Северный Кавказ, за Сталинград, Донбасс, Краков.

Борис Васильев.
Борис Васильев. Фото: РостГМУ

После в Кабардино-Балкарии бомбёжке подверглась станция Майская. Досталось санитарному поезду, перевозившему сотни раненых. Одну из операций Борису Васильеву пришлось делать прямо под открытым небом. Боец получил тяжёлое ранение в ногу, она держалась на лоскуте кожи. Кровопотеря была такая, что счёт шёл на секунды. Доктор наложил жгут, и между железнодорожными путями провёл ампутацию ноги.

Кандидат медицинских наук, пенсионер Министерства обороны СССР Борис Михайлович получил два ордена Красной Звезды и другие награды.​

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах