Примерное время чтения: 8 минут
606

Просят самое простое. Беженцы - о желаемых подарках от Деда Мороза

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. "АиФ на Дону" 30/11/2022
Маленькая помощница фонда и сотрудник Саша собирают гуманитарные наборы для пожилых беженцев.
Маленькая помощница фонда и сотрудник Саша собирают гуманитарные наборы для пожилых беженцев. / Фонд «Доброе дело» / Из архива

Вот уже 15 лет благотворительный фонд «Доброе дело» договаривается с Дедом Морозом, и тот разносит нуждающимся ребятишкам новогодние подарки, о которых просят дети. Однако в этом году добрый дедушка будет поздравлять и пожилых людей, приехавших к нам из Донецкой и Луганской областей.

Новогодние желания для Деда Мороза собирают сотрудники фонда. И когда обзванивают этих бежавших из-под обстрелов стариков, те часто плачут: «Мы же были у вас в марте. Как вы о нас помните?» А просят самое простое: предметы утвари, одежду, медикаменты.

История первая. Раскладушка

Некоторые оставляют заявки, когда приходят за продуктовыми наборами. Вот так в фонде «Доброе дело» корреспондент rostov.aif.ru познакомилась с Николаем Анатольевичем (фамилию из соображений безопасности мы не указываем).

Николаю Анатольевичу 68 лет. Он из Луганской об­ласти.

«Родился я, по рассказам матери, на корабле. Родители были на рыбных промыслах, и поскольку появился на свет я в море, местом моего рождения назначили ближайший остров между Сахалином и материком. Раньше он назывался Лангр, а теперь переименовали в остров Байдукова, – размеренно рассказывает Николай Анатольевич. – Через год, уже на суше, родился и мой младший брат».

Когда Коле было 9 лет, мама умерла. Отец не стал загружать себя воспитанием сыновей, и, чтобы ребята не попали в детский дом, их забрал дядя по материнской линии. У того тоже было двое пацанов и одна девочка. Так, в одночасье в доме ростовского плотника стало пятеро детей.

«Мы с двоюродным братом были одного возраста, ходили в одну школу, списывали друг у друга, были лучшими друзьями и всё детство провели вместе, – рассказывает Николай Анатольевич. – Потом жизнь развела, а теперь на старости лет я опять живу у брата».

Ростов для Николая Анатольевича – город молодости. Тут он работал токарем на заводе «Электроаппарат», отсюда пошёл в армию, а после перебрался в Рубежное Луганской области. Там у мамы оставался их дом и ждала судьба – Николай влюбился, женился, родилась дочка.

«Я работал на заводе «Заря» – от токаря 3-го разряда дошёл до 6-го, – вспоминает он. – Сегодня от нашего завода уже ничего не осталось – руины одни... С начала марта мы месяц сидели в подвале. Потом отправили детвору, а после них поехали сами. В Ростове теперь собрались все: я, две свахи (жена давно умерла), внучка с мужем, дочка с семьёй. И правнучке вот 5 лет – пока взрослые на работе, мы с ней всё лето провели вместе. Как приехали, она ещё испуганная была, боялась громких звуков, но потихоньку стала это забывать».

У самого же Николая Анатольевича забывать прошлое не получается: периодически он ездит домой. К счастью, их квартира осталась целой. Но возвратиться пока невозможно, поэтому ютятся здесь. Живут так плотно и тесно, что Николай Анатольевич спит на полу – в типовой квартире ещё одна кровать не помещается.

Поэтому от Деда Мороза он, смущаясь, попросил самое необходимое – раскладушку.

История вторая. Полотенца и постельное бельё

Следующее послание Деду Морозу звучало так: «У нас ничего нет, дайте, что не жалко». Пришло оно от мужчины и женщины. Обоим за 70. И оба очень достойного вида. У женщины на пальце массивное кольцо – янтарь в серебряной оправе, память о прошлой, очень небедной и счастливой жизни. Мужчина выглядел ухоженным, статным. Только в глазах столько боли, что я не выдерживала его взгляд.

Он называл сотрудниц фонда «девчатами» и, рассказывая свою историю, то и дело добавлял «не дай Бог вам этого пережить».

Мужчина в прошлом шахтёр, проходчик – сломанные пальцы на руке, куча мелких травм. А теперь вот и жизнь сломана.

«У нас бизнес свой был, – объясняет жена. – Я работала начальником смены на вредном производстве, в 45 лет уже вышла на пенсию. Мы поставили железный вагончик на рынке в Донецке и начали торговать. Это было почти тридцать лет назад – мы детей подняли, внуков, хотели для себя пожить... У нас дом был 100 кв. м, вокруг туи выросли. Ничего не осталось... Когда мы убегали, я успела надеть кольцо. И вещи, что на нас были, мы раньше одевались хорошо... В марте мы в Таганроге жили полтора месяца в ПВР, потом пере­ехали сюда, к зна­комым. Нам в другие регионы предлагали поехать, но в этом возрасте новую жизнь начинать трудно. У меня сестра, ей 84 года, в Донецке. Дома у нас нет, но её же не бросишь. И муж ездит к ней проведывать. А так мы ждём чуда – Мариуполь, вроде, восстанавливают. Может, и для нас что-то сделают? Вы ничего не слышали? Устали жить по чужим углам – очень хотим вернуться...».

Эта семья попросила у Деда Мороза подушки, одеяла, полотенца, постельное бельё.

История третья. Некрасов, кипятильник и шахматы

Николаю Семёновичу 83 года. У Деда Мороза он попросил трикотажную зимнюю шапку и перчатки, шахматы, электрокипятильник, сборник Твардовского, Пушкина или Некрасова.

– Мы приехали 25 марта, – рассказывал он по телефону. – У меня тут дочка – нам некуда было бежать. Дом на глазах разбомбили, десять суток сидели в подвале, чудом выбрались, а потом уже поехали в Ростов.

– Николай Семёнович, вы единственный попросили книги. Кто вы по специальности?

– Механик химического производства. В 1957 году окончил 10 классов школы, техникум, служил на границе с Китаем, потом работал. Но всегда, где бы я ни был, много читал. В Рубежном у меня была громаднейшая библиотека и альбомы с марками (5–6 тысяч марок) – я филателист. Когда дом разбомбили, всё это погибло.

– И всё-таки в моей жизни вы первый человек, который любит Некрасова...

– А вы его читали? Помните, как он писал о женщинах? «Есть женщины в русских селеньях с спокойною важностью лиц, с красивою силой в движеньях, с походкой, со взглядом цариц, их разве слепой не заметит...» И разве это не так? Некрасова я могу читать с любого места, как и Пушкина, Лермонтова. Перечитывать и каждый раз находить что-то новое. Поэты пишут не от себя, от Бога, поэтому в стихах их столько заложено...

Одно время я задался целью прочитать Библию. У меня в библиотеке её ещё не было, а это конец 90-х – заказал по почте. И пришла Библия на украинском языке. А мы же раньше учили в школе и русский, и украинский, и немецкий, поэтому я её прочёл. Но читал медленно, многое выписывал, чтобы осознать – смысл там заложен глубочайший и сразу невозможно до него дойти. Когда понял, стал объяснять другим. Вот вы слышали изречение Ленина «кто не работает, тот не ест»? На самом деле, это из Библии: «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь». Или вот есть скульптура Вучетича у здания ООН в Нью-Йорке «Перекуём мечи на орала» – это тоже библейское выражение, из Старого завета: там сказано, что народы мира перестанут воевать, а оружие переделают в плуги и серпы...

Я довоенного образца. 1939 года. Войну хорошо не помню, а вот День Победы – да. Мой дядя Вася, брат отца, был контужен. И когда объявили День Победы, он навзрыд плакал. Поэтому всем нам хочется пожелать только хорошего, только мира...

Кстати
Подробности об акции можно узнать на сайте be-ded-moroz.ru. Также можно связаться с куратором по электронной почте be-ded-moroz@yandex.ru или +7 (938) 110‑84‑77.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах