Примерное время чтения: 10 минут
431

Плющом не закрыть. Архитектор – о градостроительных ошибках Ростова

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. "АиФ на Дону" 01/03/2023
Ростовский архитектор Сергей Трухачёв
Ростовский архитектор Сергей Трухачёв / Сергей Трухачёв / Из личного архива

Пробки на выезде из новых микрорайонов, проблемы с транспортом, снос старинных домов – всё это беспокоит жителей донской столицы. Известный в Ростове архитектор Сергей Трухачёв нередко выступает с критикой градостроительных решений властей, предлагая при этом альтернативные варианты.

Rostov.aif.ru поговорил с ним об основных ошибках, о том, как их исправить и как общество может отстоять свою точку зрения.

Баланс сил

– Сергей Юрьевич, в последнее время ростовчане нередко критикуют решения властей по планам новой застройки. Почему?

– У власти нет системности понимания планирования и развития города. Но так не только в Ростове, а во всей стране. В среднем у местных бюджетов хватает ресурсов, чтобы вкручивать лампочки уличного освещения да убирать тротуары. Конечно, в Ростове ситуация лучше, но здесь и проблем больше. В итоге городское управление у нас – искусство разово или относительно часто получать сверху средства на реализацию тех или иных проектов и полномочий. О системном воздействии на город речи нет. Взять, к примеру, политику жилищного строительства Ростова, бессмысленную и беспощадную. Из-за сноса промплощадок сокращается поступление налогов в бюджет города. Застройщик, выполнив свои обязательства, как правило, умывает руки, а город остаётся наедине с проблемами, которые породило новое жильё. Да, свой бизнес вокруг новостроек тоже развивается, но, как правило, многоквартирные «человейники» кормят только монополистов в сфере ЖКХ и управляющие компании с незначительными рабочими местами и налоговыми поступлениями. Такие районы порождают социальные проблемы, например, нехватку мест в детских садах, парковок и т. п. О вреде такой застройки для экологии можно говорить ещё дольше. Каждому решению о застройке должен предшествовать расчёт со всеми «за» и «против». Мы же гонимся за реализацией нацпроектов, отчитываясь о квадратных метрах и забывая, что комфортное жильё – это не только водопровод и консьерж, но и гуманная человеческая среда в домах и во дворах, дружелюбный социум и многое другое.

– Можно ли ошибки исправить, и какой ценой?

– Плохую архитектуру ещё можно закрыть плющом, по меткому изречению одного из классиков, но градостроительные ошибки негативно воздействуют на всю среду проживания человека. Уплотнение кварталов и появление новых жителей ведёт к очередям в школах, поликлиниках, детсадах. Люди вынуждены везти детей в те садики, где есть места, тратя больше времени на дорогу. Мы неправильно решили транспортное пересечение, создали затор? Итог – излишние выхлопные газы, которые ведут к росту онкозаболеваний. Мы устремляем этажность нашего жилья ввысь? Но 25-этажные стены с крошечными окнами – верный путь к развитию депрессии и психических заболеваний. Цена почти любой градостроительной ошибки – наше здоровье. Понимание этого позволит нам если не избавиться от прошлых, то хотя бы не наплодить новых ошибок.

Несочетаемые стили делают строительную политику Ростова бессмысленой и беспощадной.
Несочетаемые стили делают строительную политику Ростова бессмысленой и беспощадной. Фото: АиФ-Ростов/ Геннадий Крольман

Хороший пример – судьба многих транспортных развязок и скоростных дорог в Западной Европе и США. На них когда-то затрачивали большие деньги, думая, что это решит транспортные проблемы. На деле они не только их не решили, но и создали новые – выбросы в атмосферу, разъединение городских пространств, рост криминала. Сейчас такие развязки ряд стран сносят, а взамен восстанавливают исторические кварталы или создают парки. Проблемы с движением решают за счёт активного развития общественного транспорта. Такой подход в России порой вызывает шок, но за ним стоит простой трезвый расчёт. Надо и нам осваивать подобные подходы.

– Специалисты жалуются на размытые формулировки в градостроительных нормах Ростова. А как в других городах?

– Во многом градостроительное законодательство – плод усилий стройкомплекса. Чтобы принимать более выгодные для себя решения, ему нужна свобода манёвра, отсюда и размытые формулировки. Такая ситуация – плюс-минус во всех городах страны. Так будет везде, где городское сообщество не сформировалось, не ощущает себя как сила, способная заявить требования к городу как месту своей жизни. Вообще, власть, бизнес и общество – это три центра силы, влияющие на развитие. Их равновесие ведёт к конструктивному созиданию, усиление одной из них приводит к диспропорциям в градостроительном развитии и, так или иначе, негативно влияет на город. Так что дело здесь в чётком осознании, формулировании и отстаивании своих интересов. Ростов – это место, где нам и нашим детям жить, а значит, мы должны взять на себя ответственность за него.

Проще всё снести

– Как городскому сообществу влиять на ситуацию с застройкой в Ростове? 

– Увы, в сегодняшних реалиях свобода действия городского сообщества существенно сократилась, в отличии, например, от бизнеса, которому предоставляются преференции. Градостроительный совет не собирался с момента своего создания 2020 году. Причина мне не ясна, но, как говорят, из-за эпидемиологической ситуации. По-настоящему доступный инструмент влияния – соцсети и СМИ. Публикации на эту тему продолжают будоражить горожан и вызывают живейший отклик. Но среди негативных отзывов всегда есть доля тех, кто славословит застройщиков. А в общественных обсуждениях участвуют те, кто спрашивает очевидное, получая комплементарные для застройщика ответы. Выходит, застройщики освоили в свою пользу институт публичных слушаний для создания видимости демократии. Горожанам надо возвращать этот контроль.

 

– Насколько реально сохранить исторический центр Ростова?

– Исторический центр становится притягательным для «бульдозерного» сноса, не признающего ценности исторической среды как таковой. Этому способствует и постепенное ветшание самих зданий. Инвестиции в реконструкцию невыгодны бизнесу, а властям проще всё снести и построить новое. Они не стремятся прививать нам обширнейший европейский опыт по реконструкции исторических центров с созданием массы преференций для тех инвесторов, которые отважатся вложить средства в регенерацию исторической среды. Но это общероссийская тенденция, просто в силу агрессивности некоторых представителей местного бизнеса, продавливающих свои проекты вопреки азам охраны исторического наследия, ситуация в Ростове воспринимается острее.

– А есть положительные тенденции в развитии Ростова?

– Пожалуй, это освоение некоторых общественных пространств. В социологии есть такой термин как «третье место», то есть не дом и не место учёбы или работы. Это часть городского пространства, куда человек приходит отдохнуть, общаться с другими людьми: кафе, скверы, коворкинги, многофункциональные пространства. Это хороший пример того, как люди готовы своими силами формировать приятную и комфортную среду.

– Как у специалистов поменялось видение развития городов в последние годы? Повлияла ли пандемия, внешние ограничения? 

– Ковид наложил отпечаток на профессиональный дискурс. За этот год-два мы попробовали работать дистанционно, и у многих это стало получаться с тем же эффектом, что и «вживую». Но вымирания традиционного офиса пока не будет. Сильно изменилась сфера торговли, многие ушли в доставку, и получился кризис такого формата, как ТРЦ. В этой аббревиатуре «Р» скорее всего теперь перевесит «Т». Эпидемии всегда накладывали свой отпечаток на развитие городов, но только после испанки в начале ХХ века были приняты законы, обязывающие планировать застройку по санитарным нормам. Прежде всего, это касалось плотности и озеленения. Но со временем люди расслабились, и сейчас лицо наших городов формирует плотная высотная застройка, жители которой наиболее уязвимы даже в обычный сезонный грипп. Никаких выводов в нашем правовом и нормативном полях в этой части не сделано.

 

– В Ростове хотят развивать скоростной трамвай. Удачный ли это проект?

– В целом развитие общественного транспорта – это верное направление современного городского планирования. Во всём мире городские сообщества прошли эволюцию от безудержного развития личного автотранспорта, пожирающего всё больше и больше городского пространства, уничтожения трамвайных и троллейбусных систем, строительства уродливых развязок до понимания того, что перевозить людей в условиях современного города должен общественный транспорт. Физически пространство не вместит в себя все автомобили горожан с учётом места передвижения и хранения. Эффективно решить проблему передвижения в крупных городах может именно общественный транспорт, и трамвай – один из успешных примеров, как можно перевозить большое число пассажиров на большие расстояния в крупнейшем городе. Проект развития ростовского трамвая важен как первый шаг на пути возвращения этого вида транспорта. Проект выполнен только в Левенцовке, и пока неясно, как новая линия подключится к существующей сети, вызывает вопрос размещение некоторых остановок. По-настоящему заработает трамвай тогда, когда займёт магистральные направления, забирая пассажиропоток у автобусов и проходя через весь город, например, от Левенцовки до старого аэропорта. Это долгий путь, и чтобы пересадить ростовчан на общественный транспорт, он должен быть эффективным, быстрым и комфортным. С помощью трамвая этого всего можно достичь.

Досье

Сергей ТРУХАЧЁВ родился в 1978 г. Сын известного ростовского архитектора и градостроителя Ю. Н. Трухачёва (1944–2020). Окончил Ростовскую академию архитектуры и искусств, защитил диссертацию по теме разработки правил землепользования и застройки. Возглавляет Южный градостроительный центр. Автор генпланов, правил землепользования и застройки ряда городов, в т. ч. первой версии ПЗЗ Ростова-на-Дону (2008 г.). Советник Российской академии архитектуры и строительных наук.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах