Примерное время чтения: 11 минут
307

«Это кино писали бабушки». Юлия Берко о поколении и настоящем патриотизме

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. "АиФ на Дону" 08/08/2023
«Я пишу всегда, по всему дому – листики и ручки», – рассказывает Юлия.
«Я пишу всегда, по всему дому – листики и ручки», – рассказывает Юлия. / Михаил Малышев / АиФ-Ростов

В России планируют создать видеоигры, которые будут отражать отечественную историю и ценности, заявил на прошлой неделе вице-премьер РФ Дмитрий Чернышенко. В связи с этим курс драматургии видеоигр, который преподаёт для студентов Южного Федерального университета сценарист Юлия Берко, вероятно, претерпит некоторые изменения.
Мы поговорили о новом поколении, ростовском кино и настоящем патриотизме.


Люди пишут о вечном


— Юлия, вы преподаёте драматургию для студентов мехмата?
— Да, в 19-ом году на Мехмате ЮФУ запустили магистерскую программу «Разработка мобильных приложений и компьютерных игр», а в прошлом году мне предложили провести там экспериментальный курс драматургии. В этом году наше сотрудничество продолжится, чему я очень рада. Работали так: с первого занятия, сразу каждый студент начинает работу над своей историей. Постепенно добавляя теорию и шаг за шагом прорабатываем и углубляем сценарий. К концу курса каждый кто добросовестно проходит все этапы, получает полностью готовый сценарий.

— Какие сюжеты были самые популярные?

— Вечные: космос, фантастика, борьба добра со злом в самых разных его проявлениях.

— Программисты в том году массово выезжали из страны. Как было с вашим курсом?
— Мой курс позволяет учиться дистанционно, поэтому точно не могу сказать уезжали или нет студенты. Но я не стала бы осуждать уехавших, потому что это люди особые, они живут с цифрами, часто толком не понимая даже, что происходит вокруг.
— Говорят, это поколение очень инфантильное?
— Разное. Есть ребята, которые давно уже работают в крупных компаниях. А есть те, которые в двадцать лет мыслят как дети. Ну, к примеру, история о том, что будет, если в комнате запереть 20 вахтёрш? Как вы думаете, что?
— Ну, как минимум, будет порядок...
— Да, они всё уберут, потом бутылочку раздобудут и проведут вечер с песнями и танцами. Так на мир смотрим мы, сорокалетние. А двадцатилетний автор игры думает, что они перессорятся и на этом можно построить сюжет. Кстати, недавно закончился мой курс сценарного мастерства в Галерее Ростов. Там были и двадцатилетние, и люди за сорок. Так вот никто не писал о том, что происходит вокруг. Все говорили о любви, о комедии, о личных драмах. Потому что это будет отзываться в людях всегда.

Юлия Берко
Юлия Берко Фото: АиФ-Ростов/ Михаил Малышев

— А что это был за курс?

— «Сценарная комната с Юлией Берко» — 10 занятий закончились финальным питчингом, где каждый представил свой сценарий пилотной серии будущего сериала. И всё получилось! В результате в Ростове появилась полноценная авторская сценарная группа — 10 человек. Мы готовы писать сценарии в разных жанрах и форматах, но есть огромное желание писать о нашем регионе, городе, людях.
И вообще я глубоко убеждена, что писать правдиво и честно о жизни можно только проживая эту жизнь, поэтому писать о регионах должны люди местные. Тогда истории будут честные, даже если они будут в жанре фантастики или мистики.
Сейчас у нас в разработке военная драма «Спустилась ночь» о времени оккупации Ростова, мистический сериал на местной фактуре. И много других проектов, сюжет которых я пока не могу раскрывать.

 

Новое время требует новых форм


— Ваш сценарий полнометражного фильма «Недочеловек» 2020г. вошел в число победителей конкурса «Мое кино о войне». О чём он?
— Мы писали его в соавторстве с Ирой Луночкиной. Ира сейчас живёт в Испании, но родом она из Волгограда. Ира нашла повесть местного автора Сергея Синякина «Полукровка» — это вариант альтернативной истории. Что было бы, если бы победили фашисты? Сюжет разворачивается в Волгограде. Показаны знаковые их места, но город завешан флагами со свастикой, на День Победы к ним приезжает Паулюс и выступает на главной площади. Есть протектораты Третьего Рейха, есть отгороженная от протекторатов тёмная Сибирь. В этом мире, который живёт, чтобы обслуживать фашистов, есть полукровки, славянские дети. Их в раннем возрасте отбирают у матерей, вывозят из протектората, помещают вначале в немецкие семьи, а потом делают из них идеальных солдат.
Наш герой — именно такой. Но он идёт против системы. И когда в Третьем Рейхе запускается программа полётов в космос, первым космонавтом в итоге оказывается русский человек.

Цитата
Истории для семейного детского кино я писала всегда, но они никуда не заходили.

— Сюжет впечатляет. Фильм будет?
— Когда мы писали эту историю, с автором не связывались, потому что не думали, что выиграем. Но после победы начали его искать и узнали, что он умер во время пандемии. Можно было бы разговаривать о правах с семьёй, но зачем, если пока заказа на этот фильм нет? Дальше победы в конкурсе дело, к сожалению, не пошло.

— Это же частая история, когда действительно хорошие фильмы остаются в стороне, а мы видим что-то третьесортное. В чём причина?
— Здесь всегда много факторов: не выстроена коммуникация между сценаристом, продюсером и режиссёром. Желание дать заработать своим, часто не самым талантливым. Ну и иногда мне кажется, что это делается специально — хорошее, достойное искусство, которое может выгодно показать нашу страну, наших талантливых людей, отодвигается в тень. А на первый план выходят картонные персонажи и фильмы, которые просто неловко смотреть.


— «А зори здесь тихие» не просто смотришь, проживаешь. Почему сегодня фильмам про войну не веришь?
— Для актёров, режиссёров, операторов того фильма война была живой историей. Многие сами дошли до Берлина, у всех в семьях были погибшие, блокадники. Они показывали то, что знали. Мы уже отдалились во времени — даже если помним дедушек, парады с ветеранами, это уже другой уровень восприятия истории. Ну а для наших детей это и вовсе что-то из другого мира. Они не видели этого горя. И старые фильмы им, как правило, неинтересны. Поэтому нужны новые формы. Могу привести удачный пример такого решения — фильм «Красный призрак», режиссера Андрея Богатырёва. Он пытается сделать не бытовую драму, а вестерн. И ему это удалось.


Лёд детского кино тронулся


— Ваш фильм «Иди ко мне» всё-таки вышел в Иркутске?
— Да, он тоже писался в соавторстве с Ирой Луночкиной. Это подростковое кино, история о безопасности детей в интернете. Наша героиня из хорошей семьи. Под влиянием куратора из соцсетей она уходит из дома и мечтает жить в коммуне вместе с другими подростками: вместе работать, вместе отдыхать и быть счастливой. Но дальше их накачивают наркотиками и продают. Нашу главную героиню начинает искать брат с друзьями. Они входят в те же группы в соцсетях, идут по её следу и спасают.
Для меня это была тяжёлая работа, потому что у самой тогда дети были маленькие, а в материал надо погружаться с головой, примерять на себя, на них. Мне этого очень не хотелось. Но история получилась и фильм сняли.

— Давайте поговорим о детском кино. Какие хорошие фильмы вы смотрели в последние годы?
— Моим детям понравился «Чебурашка». «Чук и Гек» красочный, хотя к сюжету и мотивам героев обоих фильмов у меня есть вопросы. Но в целом, лёд тронулся. Нам же президент сказал развивать детское кино и туризм. И у меня появилась надежда, потому что истории для семейного, детского кино я писала всегда, но они никуда не заходили. Продюсеры искали сценарии про психические отклонения, маньяков, нетрадиционные отношения или комедии.
Сейчас мы разрабатываем проект «Тайны Азовского моря». Хотим сделать сериал. Каждый сезон открывает какое-то место Юга России. Первая история связана с замком Лакиера. Там же столько всего! Сам Лакиер — основатель геральдики, дед его жены был пиратом — он мог привезти сюда тайный клад. Усадьба их называлась «Золотая экономия». А в 1970-е годы из нашего краеведческого музея украли скифское золото. Где оно? В усадьбе Лакиера, возможно? Вот мы будем искать этот клад. Потом в планах Маргаритово, Таганрог, Тамань.

— Юлия, есть расхожая шутка: пишущая мать — горе в семье. У вас как?
— Именно так. Я пишу всегда: у меня на кухне стоит компьютер и швейная машинка. По всему дому листики, ручки, я постоянно в процессе. Сейчас на своих подросших сыновьях — одному 10 дет, второму 12 — я проверяю диалоги и шутки. И ещё они отсматривают фильмы для детей. Ну а что, зря я что-ли родила эту фокус-группу? Часто слышу от них после просмотра: «Этот фильм про геймеров писала какая-то бабушка». Проблема распространённая: сценарист пишет с высоты своего возраста. А дети так уже не говорят, в игры эти уже не играют, разрыв между поколениями очень большой. Мы смотрели в их возрасте «Кортик» и «Бронзовую птицу». Это шикарные фильмы. Но ритм времени сегодня другой, истории другие. И нам надо учиться говорить на их языке. Потому что, если мы опять детям наврём, они уйдут к другим фильмам и к другим странам. И мы потеряем ещё одно поколение. А этого допустить нельзя...

Справка
Юлия Берко Родилась 10 октября 1980 года в г. Красный Сулин Ростовской области. В 2000 году закончила Ростовское училище культуры, режиссёрское отделение. В 2005 г. Южно-Российский гуманитарный институт. Прошла две фильмошколы по сценарному мастерству. Сценарист, преподаватель драматургии, участник многих проектов. Сценарий полнометражного фильма «Полукровка» 2020г. вошел в число победителей конкурса «Мое кино о войне».

 
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах