aif.ru counter
819

Какие прозвища жители донских станиц давали друг другу

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. "Аргументы и Факты на Дону" 25/05/2011

Порой они отражали деятельность, в которой в населённом пункте преуспели. Так, к жителям казачьего хутора Каныгин (он в 8 километрах от Раздорской) в 19-м веке прилипло прозвище кабачники: в хуторе выращивали самые крупные и вкусные на Дону тыквы, на южном говоре - кабаки. Казаков и казачек из хутора Ольховский (сейчас он относится к Куйбышевскому району) область Войска Донского знала как баклажанников.

Порой причиной появления прозвища была забавная особенность, подмеченная острыми на язык соседями. Это сегодня Багаевская славна огурцами. Лет 100 - 150 назад станичников называли лапшуками или лапшевниками. Багаевцы приноровились варить лапшу в... самоваре: уверяли, что так она получается вкуснее всего. И эта багаевская привычка забавляла казаков из других хуторов и станиц.

Но чаще прозвище появлялось из-за какого-то казуса, приключившегося в станице или хуторе.

Сведения о прозвищах, бытовавших на Дону, собрал учитель истории Мелиховской школы, сейчас пенсионер, Владимир ШЕВЧЕНКО.

Больше 30 лет назад он увлёкся краеведением. Чтобы побольше узнать о родных местах, в выходные садился на старенький мотоцикл и колесил по области.

- Прежде всего меня интересовали периоды Первой мировой, Гражданской войн, - объясняет он. - Подолгу говорил со стариками, со старожилами.

Подспудно разговор заходил и о прежних прозвищах. Когда свидетельств стало очень много, Владимир Шевченко изучил областной архив, донские газеты и журналы, выходившие в XIX веке. О наиболее забавных станично-хуторских кличках он и рассказал «АиФ на Дону».

В чистый четверг

Узвар примирил?

В 18-м веке мелиховцы поплатились за глупость и суеверия одного из станичных казаков. Тот принял уханье совы в перелеске за каверзы нечистой силы.

Рассказал станичникам, и те порешили: теперь от нечисти, издающей нечеловеческие звуки, житья не будет. Решено было её извести. Станичные мужчины, вооружившись рогатинами, кольями, топорами, двинулись к перелеску. Пока шли, чтобы напугать нечисть, подняли шум, свистели. Гам и всполошил обыкновенную сову, хрустнула веточка, захлопали крылья - и станичники увидели нарушительницу спокойствия. А в 1918 году они получили прозвище узварники.

- Дело было 18 апреля 1918 года - то был Чистый четверг предпасхальной недели, - рассказывает Владимир Шевченко. - На Дону шла Гражданская война.

Со дня на день отряд красных должен был войти в станицу. Чтоб избежать крови, мелиховцы погрузили в телегу нехитрый провиант (в станице уже было голодно) и повезли красному отряду. Было в телеге несколько буханок хлеба да свежесваренный узвар - компот из сухофруктов. Узварниками мелиховцев прозвали сами красноармейцы: они были разочарованы, обнаружив, что в баклаге не вино, а пусть и вкусный, но лишь компот.

- Почему станичники поехали с узваром, а не с чем-то покрепче, уже не выяснишь, - говорит Шевченко. - Но это и неглавное. Важнее другое: узвар, видимо, сделал доброе дело. Когда через несколько дней красноармейцы вошли в станицу, кровь не пролилась.

Река уже не та

Сом на колокольне

Связанное с рекой прозвище носили и казаки станицы Старочеркасской. 

- Несколько раз на протяжении 19-го столетия и однажды в 20-м в области Войска Донского были большие наводнения, - рассказывает Владимир Шевченко. - Среди самых страшных - разливы 1822, 1870 и 1917 годов...

По-видимому, в 1870-м и получилось так, что затопило местный старинный храм, в его цокольной части плавали сомы. По другой версии, огромный сом заплыл даже в нижнюю часть колокольни. «С тех пор жителей прозвали сомятниками», - объясняет Владимир Шевченко.

Размер тогдашних донских сомов - отдельная тема.

- В архивах есть описания: сома с трудом взваливали на телегу. Но всё равно хвост не помещался - волочился по земле, - рассказывает Шевченко. - Сейчас, разумеется, ничего подобного нет. Дон гибнет. Сомика если и поймаешь, то маленького - в длину не больше полуметра. А берега Дона в окрестностях нашей Мелиховки - это страшное зрелище. Консервные банки, пакеты, мусор повсюду. Перед Пасхой местная власть провела субботник. Но на Пасху приехали отдыхающие, и всё опять загажено.

Оконфузились

Хотели как лучше, а получилось...

Как и поныне, в 19-м веке встретить начальство старались на высшем уровне. Порой не обходилось без конфуза.

В конце 19-го века в станицу Константиновскую (ныне город Константиновск) с ревизией должен был приехать войсковой наказной атаман.

Константиновцы задумали встретить его торжественно, с хлебом-солью. Так как время приезда известно не было, решили с утра послать за станицу мальчишек-сиденцев (так на Дону называли допризывников). Они должны были стать на холме и выглядывать атаманский кортеж. Как появится, бежать в станицу. Подростки устроились на холме. И в какой-то момент увидели на горизонте поднявшиеся столбы пыли и необычные силуэты, двигавшиеся к Константиновской. Мальчишки бросились в станицу. Там ударили в колокола. Вскоре под колокольный звон навстречу высокому гостю двинулась процессия - казаки несли хоругви, иконы, хлеб-соль. Каково было изумление калмыцких пастухов, перегонявших верблюдов и решивших передохнуть у станицы, передать сложно... А константиновцев, вынесших хлеб-соль верблюдам, на Дону немедленно окрестили верблюжатниками.

Конфузом запомнился и приезд в станицу Нижнекундрюченскую великого князя Николая Николаевича, дяди последнего российского императора - Николая II. Чтобы произвести на дядю государя благостное впечатление, станицу стали спешно облагораживать. В том числе покрасили купол церкви. Но в спешке не так развели краску - она оказалась чересчур липкой. И напрочь забыли о воробьях, гнездившихся в прорезях под куполом. В итоге глазам удивлённого светлого князя предстала церковь, купол которой по низу, как лентой, был орнаментирован прилипшими воробьями. Птиц высвобождали всей станицей, а к станичникам прилипло насмешливое «воробьятники».

А вот приезд в Бессергеневскую архиепископа Новочеркасского оказался смазан банальным воровством. Пока архиепископ вёл службу в храме, кому-то глянулись гужи на лошадях, доставивших владыку. Когда он вышел из церкви, лошади стояли распряжёнными. «Гужееды вы окаянные», - с досадой махнул рукой он. А высказанное в сердцах обидное слово закрепилось за бессергеневцами.

Ну и ну!

«Рак морской угнал табун донской!»

В начале XX века за жителями Кривянской закрепилось прозвище редисочники, слава «помидорной столицы Дона» пришла к станице много позже. 

- Но весь 19-й век, говоря о кривянцах, их называли раками, - улыбается Владимир Шевченко.

Виновником стал молодой глуповатый казак по имени Трофим. Ему доверили пасти станичный табун лошадей. Он привёл их к водопою. А, пока кони пили, решил наловить раков. Выловленных кидал за спину, на берег. Так уж получилось, что один рак оказался брошенным... прямо перед мордой вожака табуна. Рак с перепугу вонзился клешнями в губу жеребца. Тот взвился от боли и кинулся прочь. А за ним далеко в степь унёсся и весь станичный табун. «Рак морской угнал табун донской!» - с таким воплем парень прибежал в станицу. Кривяне долго-долго искали своих лошадей по степи...

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах