165

Донской казак, спасший Америку

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42 14/10/2009

Благодаря ему была выиграна гражданская война

...Президент США Авраам Линкольн нервно мерил шагами Овальный кабинет. В тысяче километров от Белого дома сейчас решалась судьба страны: на горном хребте Миссионери Ридж в решающей битве схлестнулись армии северян и южан.

Исход сражения теперь зависел только от храбрости солдат и их командира - генерала Джона Турчина. "Как там его зовут по-настоящему? - попытался вспомнить Линкольн. - Ах да, Иван Васильевич Турчанинов. Кажется, из донских казаков..."

За семь лет до этого бравого полковника гвардии Турчанинова корабль навсегда увозил из Санкт-Петербурга на чужбину. За спиной оставались полная приключений жизнь и карьера, которой позавидовал бы любой. В 17 лет сын зажиточного казака из донской станицы Константиновской попал в престижнейшее Михайловское артиллерийское училище, затем с блеском окончил Академию Генерального штаба. Кресты и звания следовали один за другим, с началом Крымской войны Турчанинов, как один из опытнейших офицеров, был отправлен в осаждённый Севастополь командовать батареей - под его началом служил неизвестный ещё подпоручик Лев Толстой...

Казак-артиллерист был готов защищать Родину до по.следней капли крови, но к государственному строю, погрязшему в воровстве, и к увешанным орденами титулованным бездарям у него возникало всё больше претензий. Своими либеральными мыслями Турчанинов неосторожно поделился с сослуживцами. Отдать под суд боевого офицера, к которому приклеился ярлык "социалист", не решились, но с окончанием войны службу ему пришлось оставить. И вот теперь отставной полковник покидал замороженную Российскую империю - он ехал искать свободу.

В войне за свободу

Летом 1856 года Турчанинов с супругой Надеждой достигли американского побережья. Однако страна, представлявшаяся ему царством свободы, на деле оказалась не лучше родной России: то же бесправие рабов-крепостных и полное отсутствие закона для плантаторов-помещиков. Донской казак вступает в ряды аболиционистов: рискуя жизнью, он помогает переправлять с юга на север беглых негров. В 1861 году южные рабовладельческие штаты образуют Конфедерацию. Армия северян отправляется наводить "конституционный порядок".

Глядя на первые боестолкновения неопытных северян с конфедератами, профессиональный военный Турчанинов хватался за голову: да кто же так воюет?! Они ведь не имеют даже элементарных представлений о тактике! Иван Васильевич отправился в штаб северян: "Я офицер русской армии. Хочу бороться за свободу".

Роту волонтёров 19-го Иллинойского полка конфедераты прозвали "дьявольская". Диверсанты появлялись из ниоткуда, стремительно наносили удар и скрывались, сея панику в войсках южан. А командир волонтёров Джон Бэзил Турчин, как стали называть его в армии, всего лишь использовал старинную тактику казаков, о которой американцы не имели понятия. Одновременно он писал для молодой армии США боевой устав: ходить в атаку развёрнутой цепью, а не колоннами, использовать флажки для управ.ления боем, создавать мо.бильные группы для скрытых манёвров, устанавливать засады и секреты на путях вероятного появления противника. Позже работы Турчанинова лягут в основу нынешних пособий по тактике армии США, а пока что за победы на фронте он произведён в полковники. Кандидатур на звание было две: Турчанинов и некто Грант. Достойнейшим признали русского. Обделённый Грант позже стал президентом США.

А вскоре "бешеный казак", как прозвали его южане, вновь удивил армию. Сообразив прицепить перед паровозом платформу и установив на неё пушки, Турчанинов штурмом взял укрепление конфедератов. Так появился первый в истории бронепоезд.

Солдаты разве что не молились на своего командира. Но в мае 1862 года неожиданно поступил приказ: полковника Джона Турчина арестовать и предать военному суду. Обвинение? "Взяв с боем город Афины, Турчин подверг его грабежу и предал жестокой смерти всех пленных южан". Волонтёры негодовали: "Врагов пожалели? А знаете ли вы, что южане сами взяли в плен наших товарищей, привязали им к головам бомбы и взорвали? Тогда командир и приказал идти на штурм, не жалея извергов! Русские на войне своих не бросают!"

От казни Турчанинова спасло лишь чудо. За день до вынесения приговора супруга Надежда вместе с боевыми товарищами мужа пробилась на приём к президенту Линкольну. После аудиенции они выходили, держа в руках приказ об освобождении полковника и предназначенные для него погоны генерала.

Ненужный герой

Гражданская война, едва не расколовшая Америку, завершилась в 1865 году победой северян. Сражение при Чикамога и Миссионери Ридж, в которых Турчанинов руководил войсками, окончательно изменили ход кампании.

С окончанием войны человек, который, по общему мнению, обеспечил спасительные для страны победы, новой Родине оказался не нужен.

К тому времени Турчанинов уже часто болел: сказались полученные в боях раны. Однако сидеть сложа руки было не в его характере. Турчанинов оканчивает курсы железнодорожных инженеров, добивается выделения земли для польских иммигрантов, на которой те основывают новый город. Но за делами общественными личные дела отставного генерала идут всё хуже. Он почти разорён, его дом продают с аукциона, Турчанинов вынужден зарабатывать на хлеб, давая скрипичные концерты. Друзья стараются помочь ему, обивая в Вашингтоне пороги. В результате конгресс нехотя согласился назначить ставшему ненужным полководцу пенсию размером в 50 долларов.

Но, может быть, поможет настоящая Родина - Россия? Вскоре из русского консульства пришла казённая депеша: "За вступление в иностранную военную службу гвардии полковник Иван Васильевич Турчанинов указом Правительствующего Сената лишён всех прав состояния". Близкие Ивана Васильевича отмечали: после того дня на его лице больше никогда не видели улыбки. Мечтавший вновь увидеть родную Донщину, Турчанинов словно умер душой...

Его сердце остановилось летом 1901 года в госпитале для бедных. За скромным гробом шли сотни человек - бывшие боевые товарищи в потрёпанных мундирах, переселенцы, которым он помог

устроить жизнь в Америке, негры. Не было лишь официальных лиц. Генерала похоронили на военном кладбище Моан Сити, которому позже придали статус национального. На гранитном надгробии, у которого стоит американский флаг, крупными буквами выбита фамилия - ТУРЧИН.

"АИФ"-СПРАВКА

Наши в мировой истории

Иван Турчанинов далеко не единственный уроженец Дона, волею судьбы прославившийся за границей, а не на Родине. Вот лишь некоторые имена других знаменитых земляков.

Элен Лазарефф

"Эта женщина научила француженок быть элегантными", - говорила о ней знаменитая Коко Шанель. Маленькую Лену Лазареву увезли из объятого пламенем Гражданской войны Ростова родители. Семья эмигрантов поселилась в Париже. После окончания Второй мировой войны Лазарева основала журнал "ELLE", который вскоре стал образцом женской периодики и положил начало модным глянцевым журналам.

Натали Вуд

Донскую казачку Наталью Гурдину, обретшую в США новое имя, называли русской Элизабет Тейлор. Старшее поколение до сих пор помнит фильмы с её участием - "Вестсайдская история", "Большие гонки", "Искатели", вошедшие в золотой фонд Голливуда. Вуд трижды выдвигали на соискание "Оскара" в номинации "Лучшая женская роль". Гурдина-Вуд погибла при невыясненных обстоятельствах в 1981 году.

Савелий Тартаковер

Уроженец Ростова - один из сильнейших шахматистов начала 20-го века. Во Франции его почитают ещё и за то, что, будучи уже в очень зрелом возрасте, он вступил в ряды Сопротивления и десантировался в тыл к немцам. В 50-е годы Тартаковер оказался в первой группе шахматистов, получивших учреждённое ФИДЕ звание гроссмейстера. Скончался в 1956 году в Париже.

Даниэль Гиле

Он же Данил Гилевич. Родился в Ростове в 1889 году. Вместе с родителями оказался во Франции, где окончил Парижскую консерваторию по классу скрипки. Выступал в ансамбле с Морисом Равелем. Затем перебрался в США. Созданный им коллектив считался музыкальной гордостью Америки. На смерть Гиле "Нью Йорк таймс" поместила огромный некролог.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно