44

Лошадиная история

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8 18/02/2009

или Кто спасёт питомцев бывшей конноспортивной школы?

Эта зима для Командора первая. Первая и самая трудная в его жизни. Вначале были непривычные для наших краёв морозы, а затем грянул голод. Для жеребёнка Командора он стал особенно тяжёлым испытанием.

Если большие лошади успевали перехватить сухарей из скудного рациона, то малышу уже ничего не оставалось. Если бы не забота единственной ученицы бывшей конной школы Тани Трут, он бы уже погиб.

- Времена и для нас, и для лошадей наступили тяжёлые, - показывает своё хозяйство директор Центра конной реабилитации "Южный кедр" Людмила Шеховцова. - Никому не нужны ни мы, ни наши животные. Я ведь только числюсь директором. А на самом деле - грузчик, конюх, снабженец, ветеринар...

С одной стороны, жаловаться на судьбу Людмиле грех: эта конюшня - её част.ная собственность, а значит, она сама в ответе и за своё дело, и за жизни лошадей. А с другой...

"В общественных интересах..."

Четверть века назад в поле, что раскинулось недалеко от центра Азова, располагалась конная школа. На четырёх гектарах были манежи и выгулы. Штат сотрудников ухаживал за лошадьми и обучал ребят верховой езде. Детей было столько, что тренировки были расписаны по часам. Но с наступлением девяностых конное хозяйство пришло в упадок.

- Вот тогда нам предложили перейти на хозрасчёт, - вспоминает Людмила Шеховцова. - Перешли. И довольно удачно. Цены установили минимальные, поэтому посетителей не убавилось. Мы убрали нашу территорию - вывезли бурелом, расчистили карьер бывшего кирпичного завода...

Но в девяносто шестом году постановлением администрации города территорию конной школы забрали. Через год постановлением суда землю конноспортивной школе вернули, правда, уже уменьшённую в четыре раза. А через три года, по словам директора Центра конной реабилитации, школу и вовсе "подвели под ликвидацию".

- Причины объяснили так: "в общественных и государственных интересах". Мы начали бороться за выживание. Объединились с Обществом инвалидов, оформили дело как Центр конной реабилитации, но начать занятия так и не удалось. Денег не нашли, и всё заглохло, - говорит Людмила Шеховцова.

30 лошадей на одном гектаре

Теперь вокруг бывшей конно-спортивной школы выросли стильные част.ные дома. И полуразрушенные здания бывшей конюшни в этом элитном районе смотрятся довольно странно. Одни жалуются на такое соседство, другие сочувствуют животным и помогают.

- Мы этой зимой пережили настоящий голод. Из-за того, что у нас за.брали пастбища, травы стало меньше, да и к тому же осенью сгорело сено. Пока были деньги, я кормила лошадей сухарями. Потом перешли на мельничные отходы, но это же не сено! С голоду лошади объедали забор. Слава Богу, потом добрые люди .узнали о нашей беде - помогли, - показывает мешки с кормом Людмила.

Сейчас в полуразрушенных конюшнях живут тридцать лошадей. Можно было бы их продать, но после того, как у хозяйки украли, а потом и убили нескольких коней, отдать в чужие руки она их не может. Хотела переехать вместе со своими подопечными в село, но и это, как выяснилось, нереально.

- Дело в том, что земля эта была у нас в бессрочном пользовании, - говорит Людмила Шеховцова. - До 2004 года по закону налогом она не облагалась, потом ввели налог, но мы об этом не знали, поэтому и не платили. Теперь выяснилось, что мы должны кучу денег и вообще стоим не на своей земле, хотя по закону, если мы более 15 лет пользуемся землёй, можем её оформить. Вот и хотели оформить, продать и уехать в деревню, отстроить там конюшню и жить, но в администрации навстречу нам не идут.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно