1405

Как я была танцовщицей в ночном клубе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. aif 22/10/2008

В ночных клубах эти красотки кружатся у шестов или исполняют на тумбочках, небольших возвышениях, зажигательный go-go - танец в откровенных нарядах. Многие считают это непыльной работой-праздником. Но как обстоят дела на самом деле: безопасна ли профессия танцовщицы, в каких условиях находятся девушки? Чтобы найти ответы, я устроилась в клуб.

Несколько лоскутков ткани - сценический костюм

Занятия бальными и восточными танцами в детстве даром не прошли. Перед тем, как принять в свою группу "More", девушки-go-go организовали для меня настоящий экзамен, попросив показать под музыку всё, на что я способна, и остались довольны. После мне выдали несколько лоскутков ткани с громким названием "сценический костюм": лифчик в стразах и юбчонку, едва прикрывающую пятую точку. В ту же ночь мы отправились в один из клубов в поисках новой работы, а с прежнего места они недавно уволились, уж слишком урезали зарплаты.

Директор ночного заведения, ухмыляясь, оглядел нас: "Фигуры хорошие. Набрасывайте ваши костюмчики и потанцуйте для посетителей. Посмотрим, какие вы в деле". Клуб был шикарным: дорогие иномарки, фейс-контроль у входа да и внутри отделан на высшем уровне. Но вот гримёрка, в которую нас привели, оказалась убогой: узкая комнатушка с обваливающейся штукатуркой и горой хлама. А в углу разогревал угли кальянщик: отдельного помещения для него, видимо, не нашлось. Танцовщицы, не обращая на него внимания, бросили вещи на какие-то коробки и начали переодеваться, а я так и осталась стоять у двери. "Кальянщика стесняешься или хоромы не нравятся? - поинтересовалась Ира Матвеева, руководительница нашей группы. - Привыкай к полевым условиям, так почти во всех клубах".

И вот мы уже танцуем, каждая на своей тумбочке, в боевом раскрасе, ослеплённые прожекторами и оглушённые криками тусовщиков. Постепенно глаза привыкли к яркому свету, и заметила, как через толпу ко мне продирается парень, размахивая купюрами. Поманил пальцем и жестами показал, что хочет положить деньги мне в лифчик. Я тут же отвернулась от хама, а другие танцовщицы, увидев это, начали крутить пальцем у виска. Когда пошли отдохнуть в гримёрку, отработав первые полчаса, они накинулись на меня: "Чаевые всегда в нижнее бельё опускают, не будь дурой и про скромность забудь!"

А в это время в комнату прошмыгнула девушка, лет двадцати, и начала переодеваться: ботфорты на огромной платформе, плётки... Всё ясно - к нам пожаловала стриптизёрша. Ди-джей объявил её выход: "Сногсшибательная Эмили!" Мы с восхищением смотрели из-за двери, как она ловко, будто змея, извивалась во.круг шеста. Загипнотизировала мужчин, которые выстроились в очередь, чтобы засунуть в маленькие трусики-стринги банкноты. После, запыхавшись, вернулась к нам, и я вызвалась помочь ей собрать вещи. Разговорились. Выяснилось, что Эмили - сцениче.ский псевдоним, а на самом деле стриптизёршу зовут Машей. Она достала мобильник: "А хочешь, фотографии дочек моих в телефоне покажу? Девчонки школу уже заканчивают". "Мне показалось, ты сама ещё девчонка..." - ляпнула я. Маша, расхохотавшись, сообщила, что ей уже три.дцать восемь, но многие обманываются из-за подтянутой фигурки. Всматриваюсь в лицо: морщинки, которые не удалось замазать тональным кремом, усталые глаза зрелого человека...

"Мужики вам в паспорт смотреть не будут"

Замуж Маша вышла по любви на втором курсе факультета физической культуры. Родила двух девочек, ну а потом муж бросил её с детьми и ушёл к любовнице. Крошечной стипендии не хватало, родителей, которые могли бы помочь, у Маши не было, вот и пришлось устраиваться на работу в клуб. Дело оказалось прибыльным: за один танец ей платили в среднем 1500 рублей плюс чаевые, да вот только деньги эти не радовали. На душе было мерзко, ведь мужчины смотрели на неё как на лёгкую добычу, выкрикивали пошлости. Один раз она дерзко ответила и получила оплеуху. Охранник не успел остановить клиента. Первое время плакала по ночам, ну а потом привыкла: "Пусть считают проституткой, зато заработаю денег дочкам на высшее образование, чтоб у них судьба лучше, чем у меня, сложилась..."

Она не успела договорить, за нами пришли охранники. "Под конвоем" направились к тумбочкам, прячась за спинами этих верзил от парней, которые пытались сдёрнуть с нас юбки. Отработала выход как во сне: пот заливал глаза, несколько раз чуть не упала с узкой платформы. Наконец снова стоим в кабинете директора. Он заявил с ходу: "Наряды у вас ужасные, вы бы ещё паранджу нацепили". И предложил свой вариант костюмов: кожаные шортики и топлес. Мы начали протестовать, мол, не в стриптизёрши нанимались, да и вообще двум девочкам-первокурсницам нет ещё восемнадцати. "Мужики вам в паспорт смотреть не будут", - отрезал работодатель. После получаса споров всё же согласился оставить на нас "монашеские" одежды, но потребовал, чтобы мы подписали какой-то контракт. В других клубах никаких бумаг девушек заполнять не заставляли, поэтому они насторожились. Я предложила позвонить моему брату-юристу, он смог бы подъехать, изучить документ. Когда директор услышал, что к делу подключается специалист, пришёл в бешенство: "Вы, грамотейки малолетние, убирайтесь, в ваших услугах здесь не нуждаются!" Швырнул каждой по пятьсот рублей и выставил за дверь. Хоть за.платил, и на том спасибо.

Домой я приехала под утро. Долго стояла под душем, пытаясь отмыться от всей этой грязи. И пусть только кто-то попробует сказать, что деньги не пахнут...

Надежда АЛЕКСАНДРОВА

Смотрите также:

Также вам может быть интересно