aif.ru counter
49

Вениамин Кисилевский: "Дети не знают, кто такие Аркадий Гайдар, Жюль Верн..."

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25 18/06/2008

Впервые за 3 года существования специальной премии для авторов детских книг (Национальная детская литературная премия "Заветная мечта") в число её обладателей вошёл и донской писатель.

29 мая им стал ростовчанин Вениамин КИСИЛЕВСКИЙ. А книгой, отмеченной жюри во главе с Григорием Остером и получившей премию, как "лучшее произведение о современной жизни детей и подростков", стала повесть "Перестройка". О том, почему книгу-победительницу можно купить разве что в Интернете, о конкуренции книги и телевизора и о мистическом продолжении литературных сюжетов в жизни "АиФ на Дону" решили расспросить самого писателя. - Вениамин Ефимович, мало кто знает, что писательский труд вы много лет совмещали с работой врача. Были хирургом, 30 лет руководили станцией переливания крови СКЖД. Поэтому и герои многих ваших книг - медики? - Я действительно не могу писать о колхозе, заводе, потому что плохо понимаю, как там организован труд. Но опять же... Да, мои герои нередко медики, действие происходит в больнице. Но сюжет - отнюдь не о медицине, а об общечеловеческих отношениях. К примеру, недавно я закончил повесть "Антидекамерон". Если помните, в "Декамероне" действие разворачивалось во время чумы, 10 рассказчиков .укрылись в доме, и каждый говорил о своих любовных победах. А у меня сюжет о том, что в районной больнице умер пациент. Областная комиссия поехала разбираться. И вот однажды вечером члены комиссии - 2 женщины и 8 мужчин, собираются и неожиданно решают поведать друг другу о своих неудачах в любви. О чувстве, которое родилось, но почему-то не стало сильным и взаимным, я и пишу.

Книги - роскошь?

- В предисловии к повести "Перестройка" вы пишете, что решили опубликовать именно её потому, что "число юных читателей с каждым годом уменьшается". - Катастрофически! У меня вышло 5 детских книг. Поэтому меня зовут на встречи с детьми в библиотеках, школах. Многие сегодняшние школьники не знают таких имён, как Аркадий Гайдар, как Лев Кассиль, как тот же Жюль Верн. - "Перестройку" вы посвятили своей внучке... - ...Ксюше. А она её даже не прочла. (Усмехается). Очень многие нынешние дети не хотят, не любят читать. Можно ли этому противостоять? Я думаю, да. Смогли же и на Западе, и у нас "раскрутить", сделать модным чтиво о похождениях Гарри Поттера. Но главную роль всё равно играют родители. А здесь мы сталкиваемся с тем, что взрослые тоже стали читать куда меньше. Одна из причин - банальная дороговизна книг. Посмотрите на цену моих книжек, изданных в советское время, - 30, 50 копеек. А сейчас такая же, не очень толстая книжка, в мягкой обложке стоит минимум полтораста рублей. Есть проблема того, что хорошей, качественной прозе предпочитается написанный на потребу детектив... Трагедия же в том, что нечитающие дети не понимают своей ущербности. Они подобны человеку, у которого нет слуха, но который вовсю поёт.

"Я выздоровел чудом"

- Писательский труд сегодня тоже роскошь. Вы пишите "в стол". Но почему даже уже опубликованную "Перестройку" подросткам не найти ни в книжном магазине, ни в библиотеке? - За самое скромное издание в Ростове книги - тиражом 300 экземпляров надо заплатить 40 - 50 тысяч рублей. На бесплатную же публикацию в крупном столичном издательстве (это если оно тобой заинтересуется!) очередь на 5 лет вперёд. Но в 2006 году мне повезло. Областное Министерство культуры выделило деньги Областной библиотеке на издание книг нескольких донских писателей. Благодаря этому и была напечатана "Перестройка". Однако министерство и библиотека своих обязательств не выполнили: деньги издателю не перечислены. Поэтому он держит тираж у себя. - Слышала, одна из ваших книг имела мистическое продолжение в жизни. Это правда? - Речь идёт о моём неизданном романе "Синдром". Хотя мистики, вмешательства провидения в нашей жизни вообще немало... Многие мои судьбоносные встречи объяснить только случаем невозможно. А вообще в существовании загадочных явлений, которые науке пока непод.властны, я впервые убедился в 22 года. Я тогда учился во Львовском медуниверситете и играл за баскетбольную коман.ду. Однажды игра шла в неудобном спортзале. Я нёсся к щиту и очень больно ударился коленом о стену. Вскоре колено начало сильно болеть, увеличилось в размере... В клинике мне сделали рентген. И потом декан, не зная, что снимок мой, при всей нашей группе воскликнул: "Коллеги, это классический снимок того, как выглядит саркома кости!" То есть тяжелейший рак. Мне говорили: "Чтобы выжить, надо ампутировать ногу". Но я был молодой и дурной, поэтому отказался. А вскоре саркома... сама собой прошла. Что это - чудо? Я не знаю.

Виктория ГОЛОВКО

Фото Виктора Погонцева

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых