aif.ru counter
20

Жизнь в зоне смерти

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. aif 23/01/2008

Стороннему человеку здесь находиться не по себе: уже через полчаса начинает першить в горле, а лёгкие словно наполняются песком...

Он тут и правда повсюду - чёрный, сухой, висит в воздухе и покрывает траурной каймой снег. Жить в этом районе по санитарным показателям запрещено. Но сорок семей который год продолжают существовать, растить детей и умирать в зоне на окра.ине Новочеркасска.

Здесь всё было, как в старом кино. И улица - Заречная, и завод.ская проходная - вот она, рукой подать. На Заречной полвека назад селились рабочие местного электродного завода - гиганта советской индустрии.

Весело было жить на Заречной. Школа, аптека, магазин, компания соседей-заводчан - всё было здесь. Потому-то и стоял на Заречной плач, когда в середине 80-х сюда нагрянула комиссия. Жителям объявили: элект.родный завод собирается строить новый цех. Заречная и ещё две соседние улицы - Бородина и Стани.славского попадают в санитарно-защитную зону, жить в которой по существующим нормам запрещено. А значит, будут улицу расселять. Каждый житель получит новый дом в других районах Новочеркасска.

В последующие годы новое жильё получили более двухсот семей. Деньги на переселение выделяло государство. Всего-то полторы сотни жителей оставались на Заречной в ожидании новоселья, когда сидящим на чемоданах людям вдруг было сказано: "Денег на вас нет. Переезд отме.няется"..

Раковый корпус

Дом Лилии Куликовой стоит в самом центре санитарно-защитной зоны. От её жилища до заводской трубы, из которой днём и ночью валит дым, не более трёхсот метров.

- Бельё повесишь сушиться - через час всё чёрное. Полы только с порошком отмыть можно, - рассказывает она. - Но это ладно. Детей жалко, они ведь всей этой гадостью дышат. У меня дочка - аллергик. У мальчишки соседского астма. Хотя болезнями тут никого не удивишь - у всех недугов хватает.

"Рак" - это страшное для многих людей слово на Заречной уже давно произносят без тревоги в голосе. Куликова ведёт меня по улице, словно по кладбищу, показывая опустевшие дома.

- Вон там жили сын и мать Слободчиковы, - кивает она на пустырь. - Оба умерли от онкологии. Сыну всего-то сорок лет было. Вон там - Гаенцевы. К ним в дом тоже рак пришёл. Баба Маша Резникова недавно дочку похоронила. А вон в том доме ребёнок вообще родился с патологией - пальчики у него сращены. Чудо, что вообще родился. Женщины у нас с трудом беременеют, всё заканчивается выкидышами...

Ещё никому из обитателей Заречной не удалось доказать, что причиной смерти близких и их собственных заболеваний стали заводские выбросы. Возможно, что это совпадение, как утверждают на самом предприятии. Но люди уверены: во всём виноват завод. Своё мнение они основывают на документе Ростехнадзора, который несколько раз проводил проверки на НЭЗе. И каждый раз обнаруживал превышение нормативов по объёму выбросов в атмосферу фенола, оксида углерода и формальдегида.

"Мы никому не нужны"

Вдребезги разбитая дорога, страшная экология, отсутствие воды и газа, а главное - надежды на переезд - так сегодня живёт Заречная. Дома, где ещё теплится жизнь, стоят посреди развалин - это разрушается жильё, покинутое теми, кто успел получить квартиры.

Оставшиеся сорок семей называют себя заложниками зоны смерти и хотят лишь одного - узнать, кто и почему вынес им такой приговор.

- В администрации говорят: мы, мол, ни при чём, переселять вас должен завод, - рассказывает Галина Лапина. - На заводе утверждают, что к нам вообще никакого отношения не имеют. Мы подавали коллективный иск в суд, требовали, чтобы мэрия и завод переселили нас, но нам отказали..

Такое решение жителей Заречной, естественно, не устраивает. И они продолжают обивать пороги организаций. Местные власти и заводское руководство постоянно собирают совещания, обсуждая, кто должен покупать квартиры.

Хозяева завода в конце концов махнули рукой: мол, готовы выкупить дома, и пусть обиженные и возмущённые жители на эти деньги покупают себе жильё, где хотят, только подальше от завода!..

- Знаете, сколько они предложили? Мне за мой дом 160 тысяч! - возмущается Ирина КовалЁва. - За эти деньги разве что сарай купишь. Да что там говорить: директор завода Фокин в нашей газете "Новочеркасские ведомости" ясно про нас и наши дома сказал: "Развалюхи. И во многих прописано по нескольку семей, которые хотят улучшить свои жилищные условия за счёт предприятия. Позволю заметить, что этого не будет". То есть нас за рвачей держат... Мне говорят: берите ипотечный кредит. Я учительница, у меня двое детей - какой банк мне кредит даст? Вот в феврале наши власти вместе с заводом вроде опять собрались обсуждать, что с нами делать. Устали мы уже от этой говорильни. Такое впечатление, что все просто ждут, пока мы тут вымрём. И проблема решится сама собой...

Александр Ключников

Фото Виктора Борзенко

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых