Примерное время чтения: 10 минут
146

Сможет слышать и говорить. Донской фонд помогает обрести здоровье беженцам

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. "АиФ на Дону" 05/04/2023
Илья из города Ровеньки теперь обрел и папу, и слух.
Илья из города Ровеньки теперь обрел и папу, и слух. / БФ «Слышать жизнь» / Из архива

У Татьяны из Мариуполя сложная патология тазобедренного сустава. Выяснилось это ещё в мирное время, в Донецке женщине делали операцию, но прошла она неудачно и Татьяна слегла. Ни ходить, ни даже сидеть она не может. При этом у Тани двое детей – сыну десять лет, дочери девять.

Когда в Мариуполе началась эвакуация, на семейном совете решили, что муж и дети должны уехать, а Татьяна останется. От малоподвижного образа жизни она располнела, на руках её нести невозможно, а вывезти тогда было не на чем. К тому же, тогда казалось, что это ненадолго.

Жизнь вопреки

Женщину завалили тряпками, рядом оставили воду и запас еды. Несколько дней Таня пролежала одна, а потом в дом прибежал брат её мужа и рассказал, что того убило осколком. Дети живы. Но поскольку смерть отца произошла у них на глазах, мальчик и девочка несколько дней молчали.

Потом приехал уазик. Брат мужа вместе с оставшимися в округе соседями погрузили Таню на носилки и попытались вывезти в Ростовскую область. В дороге «прилетело» – уазик перевернуло, женщину выбросило из машины, один из осколков попал в больное бедро. Но Таня выжила.

Всю эту историю вынесли в соцсети «Неравнодушные» – они начали искать людей, готовых помочь перевезти Татьяну из Мариуполя в Питер, только там есть специалисты, работающие с такими сложными случаями. На просьбу о помощи откликнулся и таганрогский фонд «Слышать жизнь». Его волонтёры уже ездили к Татьяне. И ужаснулись тому, в каком состоянии дом: внешне весь посечённый осколками, внутри – кавардак. Шкафов в доме не было – разобрали на доски, которыми закрывали от осколков окна. Канализация не работала, а печку всю зиму топили по-чёрному.

Волонтёры привезли семье сборный шкаф, починили канализацию, поставили бойлер. В дом стала понемногу возвращаться жизнь. Но мать недееспособна, кормильцев в семье больше нет и теперь у волонтёров важная задача не допустить, чтобы брат с сестрой оказались в интернате. Для этого нужно собрать все бумаги, найти опекуна, довести до ума дом. Когда читаешь волонтёрские отчёты, диву даёшься, как эта семья жила раньше. И главное – как выжила?

Большая часть подопечных фонда – дети.
Большая часть подопечных фонда – дети. Фото: Из архива/ БФ «Слышать жизнь»

Это не первая история, в которую включается дядя Дима (так зовут юные подопечные фонда «Слышать жизнь» руководителя сети клиник, возвращающих слух, Дмитрия Бочкарёва) и его сотрудники.

«В последнее время люди, которым мы всегда помогали, пишут, что-то слишком много у вас Донбасса стало. Вы что, забыли наших? Это и обидно, и несправедливо, – считает член попечительского совета БФ «Слышать жизнь», которая координирует работу со всеми входящими запросами и обращениями, Елена Кулакова. – Никто никого не забыл, но последний год прорвал информационную и человеческую блокаду. Многие из родителей и детей, которые стали нашими благополучателями, понятия не имели, что так можно: не просто приехать к доктору слух проверить, а заняться реабилитацией, найти благотворителей, оплатить слуховой аппарат, настроить его, заниматься. Теперь всё встало на свои места».

Полгода до чуда

История Ангелины из Мариуполя тому подтверждение.

Семья Гороженко родом из Донецкой области. Во время эвакуации переехали под Таганрог и первое, что сделала мама, начала искать, где в России можно обследовать её дочь? Девочка с рождения не слышала, а из тех обследований, что они проходили на родине, следовало, что у Ангелины тяжёлая тугоухость и шансов на выздоровление нет.

«Мы познакомились, когда Ангелине было два с половиной года. А в три у ребёнка завершается формирование коры головного мозга, тех участков, что отвечают за речь. Плюс ко всему до трёх лет открыты все познавательные процессы – новое записывается, как на плёнку, нам надо было успеть. После обследований в нашей клинике стало ясно, что Ангелине поможет операция по кохлеарной имплантации, то есть вживление слухового импланта, который воздействует напрямую на слуховой нерв и даёт пациентам с глухотой возможность физически воспринимать звуки, то есть слышать. А проводили эти операции снова в Питере, в научно-исследовательском институте уха, горла, носа и речи (СПб НИИ ЛОР). Нужно было получить квоту. Через Общероссийский народный фронт, который помогает нашему фонду, мы дошли аж до доктора Рошаля, он с заявлением ходил в Минздрав просить, чтобы Ангелине помогли как можно быстрее», – рассказывает Кулакова.

И всё-таки успели. В середине декабря прошлого года квоту получили. Операция прошла успешно, а мама Ангелины выучилась в школе «Мама-сурдопедагог» для родителей слабослышащих детей. Этот проект в Таганроге работает при поддержке Фонда президентских грантов. Теперь с Ангелиной занимается не только профессиональный сурдопедагог, но и мама. В свои соцсети семья выкладывает видео, где девочка реагирует на звон колокольчика, а значит, скоро она сможет и говорить. Так же, как все.

Слух и папа вернулись

«Я очень рад, что у меня есть аппарат. Оказывается, вокруг столько звуков, которые я раньше не знал. Это так интересно! Спасибо, что подарили мне аппарат, я просто счастлив, что мою просьбу услышали и моя мечта сбылась. Всё сбылось. Папа вернулся со СВО живой, хоть инвалидом, без руки. Не всем так повезло, как мне, живой отец, новый слух. Я благодарен Богу за папу и всем, кто помог мне со слуховыми аппаратами. Спасибо вам большое», – это письмо Ильи из города Ро­веньки.

В четыре года после бомбёжки мальчик потерял слух. Сейчас ему 12. Прошлым летом в Анапе парню подобрали хорошие слуховые аппараты, и мир его снова наполнился звуками: он обожает мурлыкание кота, закрывает уши, когда по улице грохочет трактор, и заметно подтянулся в школе. Мама же выдохнула: раньше она боялась, что сын в нужный момент не услышит опасность.

«Поскольку большая часть наших подопечных дети, то трогательных историй очень много – детские дома, интернаты, люди, которые жили далеко от больших городов и не могли, а может и не знали, что можно что-то изменить в жизни своего ребёнка, – рассказывает Елена Кулакова. – Но помимо детей есть и старики. И история из Самары – яркий пример того, что в любом возрасте есть место чуду».

«Помогите ему, он не пьющий!»

Виктор работал фрезеровщиком на заводе, начальство его уважало и всё шло хорошо. Пока однажды мужчина не попал в аварию – в результате травмы начались проблемы с рукой, работать как раньше Виктор не мог. Его перевели в другой цех, но там от сильного шума он стал глохнуть. В итоге бывшего фрезеровщика отправили на пенсию. С женой они развелись, сын с мамой уехали в другой город.

Виктор ушёл жить к матери, а когда она умерла, сводный брат попросил его освободить помещение. В 72 года, практически глухой, он поселился в подъезде.

Поскольку не пил и время от времени даже ходил в баню. Соседи несколько месяцев не обращали на подселенца особого внимания. Виктор же пытался попасть в дом престарелых – ходил в собес. Но документы собрать не смог.

Дело двигалось к зиме. Пол в подъезде становился всё холоднее. Виктор прослышал, что бездомным и бедным городские волонтёры раздают еду. В очереди за горячим супом на него обратила внимание соцработник и привела мужчину в местный благотворительный фонд.

Виктору нашли хостел. Он оплачивал его с пенсии. Дальше волонтёры взялись за сбор документов для дома престарелых.

История разлетелась по соц­сетям, волонтёры искали, где можно бесплатно обследовать подопечного, раз за разом получали отказы, и только в Таганроге им сказали «да».

«Девушка ещё так долго объясняла по телефону, что Виктор не пьющий, нормальный, просто попал в тяжёлую ситуацию, – рассказывает Елена. – Хотя мы бы взялись помочь даже и так. У каждого из нас – от директора до волонтёров – есть своя причина для того, чтобы помогать. И помогали мы, кто чем мог, ещё до создания фонда. Тут просто появилась система: кто-то жертвует деньги, кто-то оббивает пороги, собирая документы для наших подопечных, кто-то ездит в Мариуполь. Благодаря этим совместным усилиям в чьей-то жизни происходят перемены к лучшему. Так было и с самарским пациентом – мы направили его в клинику сети «МастерСлух». Виктора обследовали, протезировали, он снова слышит».

А ещё Виктор Артёмович так обжился в хостеле, что больше не хочет в дом престарелых. И после больниц и прогулок возвращается в хостел в хорошем настроении как домой.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах