Примерное время чтения: 9 минут
685

С тех пор, как стоит Грушевская. Династии казаков Бандуриных – три столетия

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. "АиФ на Дону" 15/06/2022
Вера всегда играла значимую роль в жизни донских казаков.
Вера всегда играла значимую роль в жизни донских казаков. / Ася Мараховская / АиФ-Ростов

Казачий род Бандуриных известен ещё с XVIII века. И сегодня, как и столетия назад, его представители служат в рядах Всевеликого войска Донского, чтут казачьи традиции и культуру. И самое главное – сохраняют свою родословную, чтобы потом любовно передать эти драгоценные сведения по­томкам.

О том, как жили и живут донские казаки, корреспондент «АиФ-Ростов» побеседовала с атаманом станичного казачьего общества «Рассветовское» Михаилом Бандуриным.

С тех пор, как стоит станица

Сейчас Михаил Николаевич живёт в посёлке Красный Колос Ростовской области, но род его происходит из соседней станицы Грушевской.

– Моя бабушка всегда говорила: с тех пор, как стоит Грушевская, были Бандурины. Наши предки – в числе основателей станицы, – рассказывает Михаил Николаевич.

Казачий стан на месте нынешней Грушевки, как её любовно зовут местные, был образован в 1747 году, а станицей стал в 1790-м. Выходит, династия казаков Бандуриных насчитывает никак не меньше 250 лет.

Михаил Бандурин, как и его многочисленные предки, вырос в Грушевской. Мама Анна Васильевна тоже из коренного рода – Татаркиных. Так что у Михаила Николаевича полстаницы – родня в каком-то поколении.

– Наша Грушевская – практически одна длинная улица, вытянутая вдоль речки Тузловки. В первом же доме на въезде живёт мой двоюродный брат, а в крайнем, на выезде, – троюродный. Нынешний атаман Грушевской Александр Апанасенко – тоже сродственник, в четвёртом колене, – улыбается казак.

Грушевские богатыри

В его семье до сих пор хранятся старинные фотографии начала двадцатого века – на толстой бумаге, немного пожелтевшей, с которых смотрят строгие лица предков.

Прадеды Константин Бандурин и Семён Татаркин, как и все казаки, служили царю и отечеству, участвовали и в Японской, и в Первой мировой войнах. Старший брат деда и братья бабушки служили в Атаманском полку, куда отбирали самых статных и крепких молодых парней. Даже по фото видно, какими крупными были мужчины в роду. В них пошёл сын Михаила Николаевича – под два метра ростом, косая сажень в плечах. Не зря его назвали в честь прапрадеда Константином.

В начале двадцатого века казаки Бандурины жили хорошо, зажиточно. Не богачи, но не бедствовали, в достатке. Была своя земля, хозяйство. Потом всё забрали в колхоз, конечно. Был добротный полутораэтажный курень, его тоже экспроприировали, а потом верхний деревянный этаж разобрали для колхозных нужд. Бывшим хозяевам достался только амбар, его и переделали под жильё. Для того времени это обычная история.

Дальше пошла простая советская жизнь: пионеры, комсомольцы, колхозники. В семье особо о кулацком прошлом не распространялись, не принято это было, да и опасно.

Казачье поле

А после распада Советского Союза в России снова вспомнили о казачестве.

– Помню, как собрали первый казачий сбор, это был октябрь 1990 года. Мне тогда было чуть за двадцать, – вспоминает Михаил Бандурин. – В станичный клуб люди набились битком, места не хватало всем желающим, даже на улице стояли. Тогда же создали станичное казачье общество, и я сразу в него вступил. Тысяча предложений было, чем заниматься, как заниматься. Всё было ново, интересно.

1990 год стал судьбоносным для Михаила Николаевича. В том же году он женился на рассветовской казачке Татьяне, переехал в Рассветовское сельское поселение – это всего в 12 километрах от станицы Грушевской и перевёлся уже в Рассветовское станичное общество.

Здесь, в окрестностях посёлка Красный Колос, казакам выделили 50 гектаров общинной земли. Сначала пытались обрабатывать её все вместе, гуртом. Но дело не пошло: техники нет, денег нет, семена, удобрения покупать не на что. Тогда разделили эту землю на всех казаков и отдали под огороды. Это были голодные 90-е, с работой туго, а надо как-то выживать, кормить семьи. Почти все казаки выращивали на своих наделах овощи, в основном, огурцы. Бизнес не получился, но подспорье всё-таки ощутимое.

В 2000 году казаки провели межевание, сделали проект планировки, оформили землю под ведение личного подсобного хозяйства и строительство жилья. Сейчас «казачье поле» уже официально, по документам – часть населённого пункта. Все улицы носят «донские» названия: Шолоховская, Мелеховская, Вешенская, Платовская… 37 казаков построили здесь дома, а остальные, в том числе и Михаил Николаевич, используют участки как садовые. Провели электричество, а в этом году по программе догазификации планируют подключить к жилым домам газ.

Михаил Бандурин стал атаманом станичного общества «Рассветовское» в 2006 году и принимал в развитии «казачьего микрорайона» самое активное участие. И хотя сам там не живёт, видно, что гордится проделанной работой.

– В проекте планировки мы предусмотрели места под строительство детского сада, храма и спортивных объектов. Участок под будущий садик передали муниципалитету, место для строительства церкви – Ростовской епархии, а вот спортплощадку и спорткомплекс хотим построить сами, на средства казаков, – рассказал атаман.

Это не пустые слова: у рассветовских казаков есть опыт строительства всем миром: несколько лет назад они продали участок общинной земли, а на вырученные деньги возвели временный храм. Он получил имя в честь казачьего священномученика Николая Попова, и именем своего святого земляка прихожане особенно гордятся.

Продолжение рода

Михаил Бандурин гордится не только своим родом и родной землей. Главное, атаман и его единомышленники стремятся, чтобы казачество возродилось не только в традициях и ритуалах, но жило полноценной жизнью, стало реальной движущей силой. Во всех делах Михаилу Николаевичу помогает сын Константин. Он состоит в казачьей дружине, участвует в охране общественного порядка, рейдовых мероприятиях, в работе станичного общества.

Вопрос пойти или не пойти в казаки, перед Костей никогда не стоял: ещё под стол пешком ходил, а уже бывал с отцом на казачьих сходах, праздниках, фестивалях. С 16 лет состоял в казачьей молодёжной организации, которую создали здесь же, в Красном Колосе, станичники.

– Не только мой Костя, у всех казаков дети всегда рядом. Им не надо рассказывать о казачьих устоях, они на них растут, сами всё видят и впитывают с малых лет, – говорит Бандурин.

Подрастает новое поколение. Михаил Бандурин с внуком
Подрастает новое поколение. Михаил Бандурин с внуком Фото: Из личного архива/ Михаил Бандурин

Кстати, не только мужчины в роду продолжают донские традиции: жена, невестка и даже тёща Михаила Николаевича поют в казачьем народном ансамбле «Станица», выступают на праздниках. И вот уже пятилетний внук Андрюша примеряет казачью фуражку, напевая удалую песенку «Загулял казак».

– Я спрашиваю у внука, кто будет следующим атаманом у нас? А он отвечает: «Я, Андрей!» – с гордостью улыбается дед.

Значит, будет продолжение казачьей династии Бандуриных.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах