Примерное время чтения: 10 минут
90

Не на мягких диванах. Как ростовские волонтёры помогают жителям Донбасса

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. АиФ-Ростов 08/11/2023
Волонтёры из Ростова уверены, что жителей Донбасса без поддержки оставлять нельзя.
Волонтёры из Ростова уверены, что жителей Донбасса без поддержки оставлять нельзя. / Юрий Мезинов / АиФ-Ростов

История, которая легла в основу Дня народного единства, знакома каждому. Объединившись, жители Москвы смогли изгнать польских интервентов. То было в далёком 1612 году. Но источник силы россиян всё тот же – взаимовыручка, чувство локтя, готовность в трудную минуту прийти на помощь.

Как никто об этом знает «генерал гуманитарных войск», общественный деятель из Батайска и руководитель штаба Захара Прилепина на Донбассе Юрий Мезинов. О том, почему сейчас нельзя сидеть сложа руки, о молодёжи и традициях, о долге офицера – в материале rostov.aif.ru.

Страшно – молюсь

«Я из тех офицеров, которые всегда рвались вперёд, не боясь идти на риск. Почти 10 лет проработал в пожарной охране, спасал людей», – пояснил собеседник.

Фото: АиФ-Ростов/ Юрий Мезинов

Юрий рос в семье шофёра и учительницы (мама работает в школе до сих пор). А папа смог своим примером показать сыну: мужчина никогда не станет сидеть сложа руки, когда вокруг творится несправедливость. Теперь этот урок усвоили и сыновья самого Юрия: старшему – 21, младшему – 11.

В течение последних двух лет мужчина практически не бывает дома. Даже звонок автора этих строк застал его в очередной поездке: на границе региона, в пункте пропуска Гуково.

Уже в 2014-2015 годах он регулярно ездил в Донбасс, чтобы отвезти гумпомощь. Попадал под обстрелы, но оставался цел. А однажды, доставив груз, неделю не мог выехать обратно. Это было во время событий дебальцевского котла. Настоящий ад: взрывы, запрещённые фосфорные бомбы.

«Своими глазами видел такую ещё в 2015 году. В Зайцево, пригород Горловки. Кто-то рядом крикнул: «Смотрите, гирлянды!» Я же ринулся в подвал. Эти химические «гирлянды», капая с неба, прожигают всё на своём пути».

Бывает тяжело и физически, и морально. Но во всём супруга поддерживает жена Екатерина. Своё она давно отбоялась, ещё когда Юрий служил в пожарной охране. Теперь фору даст главе семейства. Пока супруг в поездке на плечи дончанки ложатся организационные вопросы.

«Мы доставляем продукты, медикаменты, помогаем одеждой и обмундированием бойцам. Были первыми, кто начал кормить Рубежное, Северодонецк даже ещё до освобождения. Были и курьёзы – заезжали в тыл врага. Но обошлось. Я жив благодаря Богу. Страшно – молюсь. Радуюсь – молюсь», – рассказывает Юрий.

Слёзы катятся и катятся

Корреспондент rostov.aif.ru: Как и почему вы решили организовать работу гуманитарной миссии?

Юрий Мезинов: Оставлять жителей без поддержки нельзя. У моей супруги был фонд «Люди добрые», достроили храм в Никишино (Шахтёрский район, ДНР). С началом СВО Олег Подгорный передал нам для работы свой фонд «Добрый ангел». Также мы приступили к плотному сотрудничеству с фондом Захара Прилепина. Когда хлынул поток беженцев, волонтёры создали ещё одно движение «Неравнодушные». Основную массу продуктов передают люди. Сейчас у нас два склада – в Мелитополе и Новоайдаре. В Ростове большой склад на Вавилова, туда приходят фуры. Штаб у нас в донской столице, на ул. Ленина, 99. Помогать можно по-разному, не только финансово или материально. Например, учащиеся колледжа имени Бориса Слюсаря помогают загружать машины. Волонтёры перебирают вещи. Даже репост в соц­сетях – уже помощь.

– Вы слышали, что вас негласно наделили статусом генерала гуманитарных войск?

– Это шуточный контекст. Так меня прозвал один из журналистов в погоне за хайповым заголовком. Вот и прицепилось. Волонтёры подхватили – сделали шеврон с моей головой (смеётся). В своей работе мы, и правда, стараемся находить повод для веселья. Иначе никак. За десять лет я видел сотни ситуаций. И сам недавно сорвался после одного события: похудел на 20 килограммов за полтора месяца, стал много плакать, слёзы катятся и катятся. Но не поломался. Важно понимать, как распределять силы. Плачем, но делаем.

– СВО – время героев?

– Именно! СВО – время героев! Донбасс вытерпел много боли, но теперь поднимается с колен. И мы должны быть рядом, чтобы люди не озлобились, чтобы понимали, мы вместе. Не на мягких диванах, а с ними – в погребах и подвалах или на передовой. И люди это чувствуют. Я постоянно в Донбассе. А когда доезжаю до Ростова, стараюсь с семьёй сходить в кино, обычно это патриотические фильмы. Их обязательно нужно показывать детям, такие картины учат мечтать. К сожалению, мы это утратили... Мечты сводятся к деньгам, но это ничто.

– А о чём мечтаете вы?

– Когда я оставлю этот мир, хочу, чтобы в последний путь меня пришли проводить тысячи людей. Хочу оставить такой след, чтобы многие сожалели о моём уходе. Немного тщеславно, но стремиться к этому можно. Я, наверное, специфический человек. А, может, наоборот, абсолютно нормальный, а мир перевернулся с ног на голову – все хотят лишь дорогие виллы и машины премиум-класса. Но есть исцеление – это русская культура. Мир держится на пушкиных, симоновых, достоевских. Наша философия – в литературе. Нам надо её экранизировать. Если придётся, даже загонять детей на такие фильмы. Мы не должны быть с клиповым сознанием. Современные школьники даже один киносеанс высидеть не могут. Им надо «шортс» – быстрее, прикольнее, смешнее. Нам нужны просто Чехов, просто Достоевский. Не нужно кордебалета и вычурной бесовщины. Если мы хотим, чтобы выросло достойное поколение, я бы включил детям фильм «Остров» Павла Лунгина. Это глубина. Они не поймут, но сделают какие-то свои выводы. А потом, лет через двадцать, пересмотрят. И осознают, насколько выросли духовно.

– Школьную программу по литературе поменяли бы?

– «Обитель» Прилепина добавить обязательно! Когда конфликт показан с бытовой точки зрения, его легче принять как факт, без поиска кто хороший, кто плохой. Любить Родину нужно со всей её историей, надо понимать трагичность этой истории, делать выводы, не принимая какую-то из сторон. «Тихий Дон» туда же. Отмечу: официально я руководитель Союза отцов в Луганской народной республике, а неофициально – на всех освобождённых территориях и в Ростовской области. Здесь всё просто: мы должны рожать детей и достойно их воспитывать. И дело не в деньгах. Я знаю огромное количество тренеров, которые готовы заниматься с детьми бесплатно, если просто попросить.

– Просить для нашего человека унизительно?

– Да, иногда доходит до крайностей. В Батайске мы защитили мать-одиночку: опека хотела забрать у неё детей из-за того, что у женщины не было денег на две кровати. Маленькие сын и дочь спали на одной. Чиновники увидели в этом скрытый смысл. А решение было очень простым – наша волонтёр купила этой семье двухъярусную кровать. Все вопросы отпали. Надо работать с трудными семьями, причём, на системной основе. Многим семьям не хватает мужской руки. Даже там, где мужчины есть.

Мужчины второго сорта

– Как относитесь к релокантам? Им нужно дать второй шанс?

– Я человек православный, поэтому скажу, что каждый имеет право на прощение. Но я б наделил этих людей неким ограничивающим статусом. Например, запрет занимать руководящие должности. И передавать свою фамилию наследникам – это самое страшное наказание. Но не стал бы запрещать возвращаться в страну, у нас и так людей не хватает. Даже мужчин второго сорта. Подчеркну: не граждан, граждане у нас все равны.

– Кто становится вашими волонтёрами?

– Наши люди – настоящие, искренние. Когда к нам приходят, они подписывают бумагу, принимая на себя все риски, понимая, что в случае трагедии никаких выплат не будет. Страховки здесь не работают. Но волонтёры всё равно готовы творить добро на всей освобождённой территории.

– Что скажете о жителях Донбасса?

– В Донецке, если судить по отношению людей, манере общения, я даже не замечаю, что нахожусь за пределами Ростова. Те же понты, та же разговорная речь. Будто это два берега Дона. А Луганск, Херсон – совсем другие. Каждый регион имеет свои особенности, и это прекрасно. Я рад, что сейчас развивается внутренний туризм. Я езжу по России – Кавказ, Татарстан – и наслаждаюсь.

– У вас есть планы, программа?

– Это не политический проект, просто делаем своё дело. Но надеемся, что получим президентский грант, ведь расходы немалые – вода, продукты, медикаменты. В любом случае мы не остановимся. А также будем рады любой помощи.

История в тему

Однажды Юрий с товарищами, доставив очередную партию гуманитарного груза, остановился на ночлег в одном из домов на первой линии. Боевые действия шли примерно в 200 метрах. В том домике жила пожилая пара, сыновья хозяев воевали в ополчении. А в сарае висели две верёвочные петли: в любой момент эти люди были готовы покончить с собой.

«Не пыток боялись, а за детей: если бы вэсэушники двинулись вперёд, стали бы мучить пенсионеров, чтобы выманить сыновей. Тогда обошлось», – пояснил волонтёр.

А через время та женщина подорвалась на растяжке близ собственного огорода…

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах