374

Кто лишает ростовчан свежего воздуха? Мнение городской активистки

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. "АиФ на Дону" 04/12/2019

Для чего люди занимаются общественной деятельностью? Денег они за это не получают, а вот негатива — вдоволь. Иногда их даже называют «городскими сумасшедшими». Однако порой благодаря этим людям, их настойчивости дело двигается с мёртвой точки. Так в ростове спасли уникальную мозаику, которую уже принялись сбивать. Сотни деревьев не пошли под топор из-за вмешательства неравнодушных людей.

С одной из общественниц, руководителем общественного движения «Городской патруль» Еленой Хатламаджиян о перипетиях жизни активного горожанина поговорили «АиФ-Ростов».

Поверить в себя

Юлия Морозова, «АиФ-Ростов»: Вы мама двоих детей, прекрасная хозяйка, жена. Эта беспокойная общественная деятельность вам зачем?

Елена Хатламаджиян: Когда у меня родился сын (15 лет назад), приходилось таскать тяжёлую коляску с сидящим в ней ребёнком по лестнице с проваленной ступенькой. Попыталась как-то добиться устранения этой проблемы, в общем-то, опасной для жизни. На мои обращения управляющая компания никак не реагировала. Пошла на приём к заму по ЖКХ, принесла письма, фотографии. Он мне пообещал, что, как только потеплеет, заделают нам дыру на лестнице. И правда, сделали. В конце 2013 года управляющая компания начала ремонт в нашем доме. Я не просто смотрела, как всё происходит, а активно участвовала, выбирала стройматериалы, вникала во все тонкости. Почти жила в офисе управляющей компании. Но в итоге всё было сделано качественно. Потом ко мне за консультацией обращались жильцы других домов. Через соцсети нашла единомышленников. Так появилось общественное движение «Городской патруль». Удивило количество неравнодушных ростовчан: когда мы создали свою группу в одной из соцсетей, туда сразу добавилось почти 500 человек.

Елена выстраивает диалог с властью
Елена выстраивает диалог с властью Фото: Из личного архива

— Многие считают, что тяжело отстаивать свою позицию в борьбе с чиновниками, поскольку нужно хорошо разбираться в перипетиях законов.

— Я не соглашусь с этим. Да, действительно, у меня высшее юридическое образование, но это вовсе не главное. Несколько лет назад я занялась проблемой вырубки деревьев. Тщательно проштудировала все нормативные акты, требования к обрезке, пришлось и в видах деревьев разобраться, и в том, что является признаками аварийности.

— Что считаете своей самой большой победой?

— Парк «Дружба» нижний: под снос намечалось 273 дерева, 25 великолепных катальп уже вырубили, жители забили тревогу. Мы выехали, подняли документы. Передали обращение в прокуратуру. Они провели проверку и вырубку остановили. Отстояли мы деревья и на бульваре Новосёлов, в парке «Осеннем» смогли привлечь общественность к проблеме и сохранили 200 деревьев. Проигрыш — парк «Островский», там срубили 273 дерева.

Люди сделают?

— Ну и, конечно, нашумевшее спасение мозаичных панно в подземных переходах?

— Начался ремонт в переходах, и под шумок снесли углы панно, указатель на плитке «масло-сыр». Сначала просто пошёл шум в соцсетях, но реакции никакой не последовало от властей. Медлить было нельзя. Я написала во все имеющие к этому отношению ведомства, в том числе — губернатору в Твиттер.

 На следующий день я ждала гостей на мой день рождения. И вдруг звонок: «Приглашаем вас на встречу с замом мэра». Гости и накрытый стол были забыты. Поехали в администрацию. То, что мы услышали, нас удивило: «панно не представляют художественной и культурной ценности», «находятся в аварийном состоянии» и т. д. Причём это подтвердили и в ВООПИиК, и экспертный совет художников. Что ж, сдаваться мы не собирались! Параллельно на меня посыпался шквал критики, нас называли «городскими сумасшедшими», «чокнутыми домохозяйками», мол, что вам эта плитка, заняться нечем? Четыре года шла долгая переписка с министерством культуры. Спасибо Марии Мазурок, Ольге Головиной, Игорю Нарижному — без них я бы пропала. Но мы добились своего! Теперь глава города, экспертный совет и ВООПИиК говорят, что панно — уникальный объект, код города, достопримечательность, что они должны быть открыты, сохранены и отреставрированы! Мозаики будут признаны объектами культурного наследия.

— Как вы совмещаете свою общественную деятельность и семью?

— Кроме общественной деятельности я член регионального штаба, модератор площадки экология, в ОНФ. Бывает, что я из дома выхожу утром, а возвращаюсь поздно вечером. Но все праздники и выходные дни мы проводим семьёй. Муж знает, что я не смогу быть другой, поэтому принимает меня такую — очень активную (смеётся).

— Вы проводите уроки экологии в школах, о чем рассказываете на них?

— Понимаю, что одним уроком не изменишь ситуацию, но я надеюсь, что такая беседа станет зёрнышком, попавшим в благодатную почву. Пусть один ребёнок из ста задумается над проблемой сортировки мусора, состоянием зелёных насаждений в городе — и это уже будет победа. Педагог одной из школ попросила ребят перед моим уроком написать мини-сочинение «Каким вы видите город будущего». И во всех работах фразы: «люди сделают, создадут». Добрый дядя не придёт и порядок не наведёт. Не ставлю своей целью чему-то научить ребят. Но хочу заставить их думать.

«Неэстетичный вид»

— А почему вообще так активно начали рубить в Ростове деревья?

— Причины в основном — некомпетентность и халатность не только дендрологов, но и подрядчиков, которые должны проводить вырубку. Они выезжают на место без документов, имея распоряжение: по району снести 500 деревьев. И вот почти наугад, на глаз: «примерно здесь пять тополей» начинают вырубку. И ничего подрядчику за это не будет, поскольку контроля нет. Кроме того часто у нас могут начать снос деревьев, чтобы освободить места под парковки, открыть фасады магазинов, и все под лозунгом «да оно всё равно было аварийное» или «неэстетичный вид». Зато я два года просила срубить сухостой, представляющий опасность для прохожих.

— Наблюдала, что за топоры у нас хватаются после больших ураганов. Перестраховыва­ются?

— Вот недавно такая ситуация была в Советском районе, во время бури на одну из машин упало дерево. Через несколько дней снесли 21 совершенно здоровое дерево во всех окрестных дворах. Дендролог это объяснила так: «Вот упал же тополь, а я должна отвечать теперь. Поэтому и перестраховались!» После ураганов у нас такая картина повсеместна.

Но при этом все забывают о неоценимой роли зелёных насаждений в городе: во-первых, гектар насаждений в год поглощает от 40 до 100 тонн килограммов пыли. Одно дерево в сутки вырабатывает кислород, достаточный для семьи из трёх человек. Однорядная посадка уменьшает уровень городского шума на 3-4 децибела, двухрядная — 6-7 децибел, трёхрядная — до 12 децибел.

— Меняются ли люди? Выступают активно против вырубок?

— Сложно сказать. В основном возмущаются в интернете. Единицы просят проконсультировать и начинают действовать, звонить по ведомствам и идут до конца. За последние годы Ростов изрядно полысел, в том числе и центральные улицы. Посмотрите, что стало со Станиславского. А ведь это когда-то была тенистая зелёная улица. Сейчас там даже не оставили карманы для посадки насаждений. И если сначала власти обещали что-то в перспективе посадить, то теперь в ответах фигурируют сложные сети подземных коммуникаций, которые не позволят провести посадку. А условия для проживания на данной улице невыносимые — летом на неё невозможно выйти. Всё это бурно обсуждается в соцсетях, люди негодуют, но на реальные дела времени нет.  

Справка
Елена Хатламаджиян родилась 29 декабря 1978 года в г. Ростове-на-Дону. Окончила МИП РГУПС по специализации юриспруденция. Замужем, воспитывает двоих детей, хобби — занятия вокалом.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах