2194

Две родины одного эллина. Таганрогские греки – о чудесах, любви и олигархах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. "АиФ на Дону" 23/06/2021
Эллин в этой межнациональной семье только один – Анатолиос.
Эллин в этой межнациональной семье только один – Анатолиос. Из личного архива

«Вы настоящие греки? Из Древней Греции?» – этот вопрос Айне и Анатолию Боженко задают практически на каждой экскурсии. Айна шутит: «конечно, настоящие. Единственные сохранившиеся до сегодняшних дней». Но когда поговоришь с ними обоими, понимаешь, что Боженко и есть настоящие: истинные, стоящие обоими ногами на земле и чувствующие эту землю. Наш корреспондент побывала в гостях у таганрогских греков. В Ростовской области живут представители около 180 национальностей, почему бы не быть здесь и грекам? Тем более, в Таганроге, где потряси родословную любого, непременно найдёшь предка с греческим профилем.

На самом деле эллин в этой межнациональной семье один, Анатолиос. Айна – русская, красивым прибалтийским именем её назвал папа. Их квартира больше похожа на музей: тарелки и амфоры, черепки и латы. В окно бьёт солнце – я пытаюсь уйти в тень, Анатолиос, наоборот, подставляет лицо солнцу. Ему 57 лет, морщин почти нет, тело, как у спортсмена, когда латы наденет, запросто можно принять за актёра фильма «300 спартанцев» или запутавшегося во времени эллина.

– Будь я ребёнком, тоже бы поверила, что вы настоящий. И место жительства у вас романтичное – розы, балкончик, рядом море. Как будто живёте в параллельной реальности...

– Не только дети так думают. Когда мы в Танаисе экскурсии проводили, взрослые вполне серьёзно спрашивали: вы так всегда ходите? и живёте, наверное, в башне? (Айна смеётся.) Толик до 19 лет был нормальным советским мальчиком, а потом увидел рубленный греческий алфавит, и, как он написал в стихах, «вдруг предков шевельнулась кровь». Он изучал латынь, испанский, итальянский, но греческий – это, как любовь.

«О, древние стены! Там будут монеты»

Анатолий – потомственный грек, но история семьи не сохранилась. Знает только, что предки его торговали солью и прибыли на Дон из-под Харькова. Потом тяжёлые голодные годы, война.

– Папа работал на заводе, но был очень глубоким человеком. Он много читал, многое знал. А воспитывал меня, как спартанца: развивал и душу, и тело. С детства со мной были спорт, музыка, стихи и прогулки у моря. Там мы искали черепки, монетки и камешки. Наверное, тогда у меня и родилась эта страсть к истории. Мама же у меня с польской кровью. Она хотела дать мне какое-то особенное образование, и я выучился, хоть это было и далеко от дома, в лучшей гимназии. Хотел стать археологом, мореплавателем или военным. Но поскольку уже писал стихи, поступил на филфак Таганрогского педагогического института, окончил его с красным дипломом, после отслужил в армии, а когда вернулся, поступил на работу научным сотрудником в литературный музей имени Чехова, там уже начал работать экскурсоводом. Оттуда перешёл в турбюро и был крайне счастлив: заниматься любимым делом, путешествовать и получать за это деньги – большая удача. А в 44 года я выучился в Греции в университете города Иоаннина – была такая специальная годичная программа изучения греческого языка и культуры. Я получал стипендию и путешествовал по стране.

– Вы проскочили в своём рассказе 90-е.

– А что о них сказать? Это время для всех было сложным, но мы спасали душу: занимались литературой и поэзией, я написал за эти годы 25 пьес о Древней Греции, три из них ставит наш театр «Лемакс».

Фото: Из личного архива

– Ну, погодите, пьесы – это пища для духа. А хлеб и сыр покупать на что-то надо же было?

– Тогда было время жуткой бедности, – вступила Айна. – Но Анатолия Бог любит. Он постоянно находил золото. Без металлоискателя! Шёл на море и приходил с какими-то находками: древними монетами, украшениями, каменную лягушку как-то принёс. Многое мы отдали в музей, и то, что вы видите вокруг, тоже его находки. У нас был смешной случай. Как-то поехали мы с директором музея «Танаис» в Москву, пошли гулять по Красной площади и Толик говорит: «О, древние стены! Там будут монеты». Мы смеёмся: какие монеты? Туристическое место, уже нашли всё, что можно. Садимся есть мороженое, а Толик поднимается по холму к стенам и буквально через четыре минуты приносит бронзовую монету начала XVIII века. После этого мы начали звать его человек-магнит.

Море волнуется раз

На пальце у Айны кольцо: вместо камня – лицо африканского юноши. Это копия, а подлинник горельефа нашёл Анатолиос в Додоне. В святилище, где росли дубы и многие века назад по шелесту листьев жрицы предсказывали эллинам будущее. Лицо африканского юноши обрамлено золотом, найденным в море.

– Море меня любит, – с нежностью произносит Анатолиос. – По-гречески море – «талласа», женского рода. Согласитесь, когда море – оно, это что-то нейтральное. А когда – она, как женщина, всё меняется. Я её люблю и она отвечает мне взаимностью.

Последние три года Айна и Анатолиос ведут авторскую экскурсию «Греки в истории Таганрога». Айна (по образованию инженер самолётостроения) вяжет удивительные стилизованные костюмы с греческим орнаментом, расписывает посуду, придумывает диковинные украшения. То есть, занимается формой. А Анатолиос работает над содержанием. Сейчас пишет пьесу о греческой свадьбе.

– Вы знаете, как мы познакомились? (Айна смеётся.) Подруга сказала, что у него дома настоящий череп. Мы пошли посмотреть. Обычная квартира, кабинет, на стенке, действительно, стоял череп, на столе у открытого окна – красные оплывшие свечи в подсвечниках. Игла единорога ещё была – он ею писал стихи. И Толик говорит: сегодня ночью ко мне прилетала сова. Я думаю: «Ну, всё! Череп, свечи, игла, сова – парень не в себе...» Через две недели мы пошли с ним в кино, возвращаемся вечером, и на нас летит сова! Настоящая сова в городе – у меня от сердца отлегло. Нормальный! Но Анатолий, действительно, замечает больше, чем мы, обычные люди. Потому что он поэт.

Наш разговор проходит под шелест конфетных бумажек. На фантиках написано «Олигарх». Анатолий смеётся: ещё одно греческое слово. Но в Древней Греции оно имело несколько иное значение: oligoi – немногие и archein – власть. То есть, власть немногих. В эпоху античности олигархи управляли государством и каждый нёс свои обязательства перед обществом: кто-то должен был помогать театру, кто-то содержать воинов, строить корабли.

Театрализованные экскурсии пользуются большим успехом у туристов
Театрализованные экскурсии пользуются большим успехом у туристов Фото: Из личного архива/ Анатолий Боженко

 

– Олигархи тоже были сложными людьми, с непростыми характерами, но делали много хорошего для своего народа. Но добро делать выгодно. Даже по себе могу судить. Сделаешь какую-то мелочь, а потом люди через годы к тебе приходят: вы мне когда-то в том-то помогли. Ты и не помнишь об том, а всё равно приятно. Чем больше даёшь, тем больше приобретаешь – это христианский закон, который всегда работает. Вот, к примеру, греческий род Варваци...

Вышедшие из сна

Наш разговор превращается в экскурсию. Айна и Анатолиос вспоминают славных таганрогских греков, открывающих больницы и училища, облагораживающих город и его окрестности. Боженко показывают свои книги о греках, портреты, даже у Чехова находится прямая связь с этим народом.

– А когда вы в первый раз побывали в Греции, не было ли ощущение, что это ваша земля?

– Было. Впервые я туда попал в 2008 году, была паломническая поездка из Ростова-на-Дону в Фессалоники. Мы приехали в пять утра, стояли у храма, и из церковной лавки вышел человек, оглядел нашу группу, подошёл ко мне и сказал на греческом: «Ты – эллин, а они – нет». Там греки, действительно, такие же, как я – белокурые, высокие и крепкие. А на Дону уже другие, они смешались с горными народами – ростом ниже и волосы у них тёмные. А если говорить про чувство земли, там я чувствую себя, как на родине. Но и в Таганроге приходит такое же чувство. Разница в том, что в Греции жизнь, как праздник, и стихи не пишутся. А у нас пишутся легко. Наверное, оттого, что тут всё устроено по-другому. Постоянно думаешь, как выживать, мозг работает быстрее. И человек находится в напряжении. Особенно это видно у жителей больших городов. Вчера у нас москвичи были на экскурсии, вот там это очень чувствовалось: на тот корабль сели? Нас не обманут? Но это поначалу, а потом успокоились: стихи лечат, солнце лечит и терпение.

– Греческую еду дома гото­вите?

– Недавно у меня был день рождения, угощения были из Греции: вино, маслины, оливковое масло, сыр. Хлеб, сыр, оливковое масло – самая вкусная и полезная еда. Греки живут так долго и здоровы, благодаря правильному питанию. Мы тоже стараемся так жить, и у нас море рядом: сейчас с вами поговорим и пойдём плавать. Я много хожу босиком – это очень полезно и для физического здоровья и для душев­ного...

– Есть у вас любимое греческое слово?

– Может быть, эксипнос? Так говорят об умном человеке, а в прямом переводе это значит вышедший из сна, правильно оценивающий действительность. Ведь в мире постоянно идёт борьба за умы и души. Посмотрите, сколько негатива вокруг: в политике, современном искусстве, сколько разрушительного он несёт! А эксипнос не будет плыть по течению, он выбирает светлую сторону и сам старается сделать мир вокруг лучше. Высадит во дворе деревья, приведёт в порядок дорожку у дома, поможет ближнему – внесёт свою посильную лепту в окружающую жизнь. И ещё одно греческое выражение я люблю: пан метрон аристон – мера превыше всего. Помните чашу Пифагора? Она так устроена, что если перелить за границу, то всё содержимое выльется и чаша опустеет. Этого нам всем тоже очень не хватает – ощущения меры. Меры во всём.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах