420

В армянине всё должно быть прекрасно. Как ростовца отличить от нахичеванца

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. "АиФ на Дону" 23/06/2021
Георгий Багдыков пишет книги в соавторстве с краеведом Оксаной Мордовиной.
Георгий Багдыков пишет книги в соавторстве с краеведом Оксаной Мордовиной. Из личного архива

В мае 2021 года ростовские общественники установили на армянском кладбище памятный камень бывшему нахичеванскому городскому голове Минасу Балабанову. О том, как образовалось и работает инициативное сообщество, корреспондент «АиФ-Ростов» поговорила с его лидером, краеведом, писателем, историком Георгием Багдыковым.

О чём расскажет город

Светлана Ломакина, «АиФ-Ростов»: Георгий Минасович, в прошлом году вы с друзьями установили в парке Островского информационный стенд. В этом году уже несколько проектов. Как всё началось?

Георгий Багдыков: Началось с того, что мы с Оксаной Мордовиной выпустили совместную книгу «О чём расскажет нам город». И пока её готовили, нашли очень много интересного материала – город для нас стал другим. К примеру, Театральная площадь. Сейчас это целый архитектурный комплекс. А когда-то на этом месте было поле-межа, граница двух городов, Ростова и Нахичевани, жители собирались там на народные гуляния, как и сегодня. В нашей семье часто обсуждали вопросы истории. Вначале родители, потом, когда мы с братом подросли, тоже стали участниками взрослых разговоров. И всегда лейтмотивом этих обсуждений было сохранение памяти. Как-то в этих обсуждениях родилась идея установить доску на гимназии № 14 в честь его основателя купца Гогоева. Он потерял своих дочек и в память о них завещал капитал на устройство школы для девочек. В открытии доски нам опять очень помогла Оксана Мордовина, потом включилась школа, другие люди. В декабре 2019 года мы это сделали.

Потом появилась вторая наша совместная книга – о городском голове Балабанове, там тоже оказалось немало интересных историй. Допустим, Мариинская больница (теперь онкоинститут). Когда, после железнодорожной катастрофы, в которой чуть не погибла царская семья, к голове Нахичевани Минасу Балабанову пришёл купец Бахчисарайцев и попросил разрешение на строительство по этому поводу армянской церкви, Балабанов разрешил, но... лишь зажечь неугасимую лампаду в больнице, которая должна быть построена на те же средства. Так и появилось главное в Нахичевани лечебное учреждение.

Досье
Георгий Минасович Багдыков родился 20 февраля 1971 года. Окончил Ростовский государственный медицинский институт в 1994 году. Врач-уролог поликлиники Областной клинической больницы № 2. Краевед. Член Союза журналистов России. Член Союза писателей Дона.

– Так же и с Балабановскими рощами очень интересная ис­тория?

– Да, мало кто знает, что парк Островского – это остаток тех самых трёх рощ. И нам хотелось поделиться этим знанием с гуляющими по парку. Мы начали выяснять, как там можно установить информационную доску, и опять вышло очень сложно. Поэтому придумали вместо доски поставить информационный стенд, такая вывеска формально приравнивается к указателю. Мы ещё колебались, а потом я увидел картину: у памятника Карлу Марксу экскурсовод рассказывала детям о Нахичевани. То есть, при всём богатстве нашей истории ей просто нечего было показать. Тогда я понял – мы должны установить этот стенд. Дирекция парка нас в этом деле поддержала. Немало помучились, но сделали и это. Стенд стоит ближе к ДК Ростсельмаш, и любой может подойти и прочитать, как всё начиналось.

Соцсети и книги

– В это же самое время мы создали группу в Фейсбуке «Ростово-Нахичеванское общество любителей истории, литературы и искусств», Оксану пригласила выступать с лекциями по истории города художественная галерея «Ростов» – тоже замечательный меценатский проект. Родился цикл «Ростовские дворики». После пандемии, когда только всё открылось, но ещё нельзя было куда-то выезжать, эти выступления и для нас, и для артистов были отдушиной. Людей приходило много, и они присоединялись к группе нашего сообщества, сейчас там тысячи человек.

– Вы же ещё за свои деньги делаете газету и распространяете её в музеях, книжных магазинах, би­блио­­­теках?

– Это не полноценная газета, потому что по закону свыше 999 экземпляров уже надо регистрировать, у нас обычно 300–500 штук. С юридической точки зрения нас нет, а с человеческой мы есть. И люди нас читают: там есть и исторические заметки, и творчество местных авторов, и эссе. Распространяется газета бесплатно, выходит раз в месяц. Вначале выпускали на свои деньги, а потом нашлись меценаты. Это вообще удивительная история. Просить помощи всегда неловко, но когда ты сам много делаешь, приходят люди и говорят, а давайте мы вам поможем? Так собрали деньги на информационный стенд в парке Вити Черевичкина, на памятный камень Минасу Балабанову. Возможно, будет что-то ещё. Сейчас многое рождается в нашем сетевом сообществе: люди задают вопросы о городе, Оксана сидит в архивах и ищет ответы.

– Кажется, так – из вопроса об истории парка «Дружба» родилась книжка про Монастырский сад?

– Да, мы издали и такую брошюру – ведь многие люди, живущие в районе «Дружбы», не знали, что когда-то на этой земле было удивительно красивое место, за которым ухаживали монахи и в которое съезжались на выходные горожане. И у Северного района на самом-то деле удивительная история. Она начинается с момента основания армянского монастыря Сурб-Хач. После выхода брошюры пошли отклики: это удивительно, мы не знали, что живём в таком уникальном месте. Теперь мы задумали книжку о легендарных личностях прошлого, которые приезжали в Ростов. А ещё думаем об исследовании прорастания двух культур: главная особенность Ростова-на-Дону именно в этом, в счастливом соседстве многих народов. У нас всё связано: чиновники армянские были вхожи в Ростовскую думу, ростовчане – в Нахичеванскую. Гласные (депутаты) даже нередко менялись думами. К примеру, Бахчисарайцев, один из основателей праздника древонасаждения, был и Нахичеванским предпринимателем, и гласным Ростовской думы. Сливались экономики, объединялись семьи. Это очень интересно прослеживается в старых газетах, и об этом тоже мы рассказываем на лекциях, в группах.

Плоды трудов моих

– Были примеры, когда ваша работа не только вызвала положительный отклик, но и принесла какие-то ощутимые плоды? Ну, может, какие-то исторические факты новые вы раскопали?

– Когда мы написали работу про Балабанова, в наших группах я публиковал наброски, делился тем, что нам самим нравилось. И мы часто говорили о том, что не знаем дату смерти Балабанова. Помимо этого ходили слухи, что Балабанов бежал от советской власти, уехал за рубеж, жил в Бельгии. Но я не очень верил, потому что наряду с этим говорили, что Балабанов был бездетным, но когда мы начали восстанавливать биографию, делать запросы в архивы, выяснилось, что у Балабанова была дочь. Значит, если эта информация ошибочна, то и другая может быть такой же?

История с пробелом в дате смерти не оставила равнодушным нашего известного историка, архивиста Акопа Хатламаджияна, он включился в поиск и выяснил, что Балабанов умер 30 апреля 1924 года, был похоронен на армянском кладбище. Могила его, к сожалению, не сохранилась. Хотя было и завещание, где он просил, чтобы его похоронили в Балабановских рощах, но поскольку пришла уже советская власть, никто этим вопросом не занимался. Когда мы узнали всё это, установили камень возле армянской церкви. В установке приняли участие современные ростовчане и нахичеванцы, и я очень рад, что люди так активно откликаются.

– Вот выйдет наше интервью, а через сто лет кто-то его прочтёт и тоже подумает, какие были молодцы наши предки. Нет у вас такой мысли в закладке, когда вы задумываете очередной проект?

– А я ничего плохого в этом не вижу. Гордыня – это грех, но если ты что-то делаешь для людей, для города, то можно и похвалить и себя, и другого. Не могу сказать, что каждый раз думаю о том, что наши имена всплывут через сто лет, но понимаю, что дело это важное. Ведь ещё Ломоносов говорил: народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего. Поэтому хочется поддержать всех, что участвует в наших проектах: каждого мы благодарим публично, кто-то просит этого не делать, наверное, это по-христиански и очень благородно, но мне кажется, что о хороших делах надо говорить и благодарить надо. Плохое скажут и без нас.

– Последний вопрос задам. Можно ли спустя век отличить ростовца от нахичеванца?

– Сегодня всё переплелось. Яркий пример – это я сам. Обрусевший армянин, который принадлежит и славянской культуре, и сохранил в себе черту этнической принадлежности. Я горжусь своими корнями и ценю их, но типичным представителем нашей нации назвать меня сложно. Нередко принимают меня и за еврея, и за грека могу сойти. Потому что всё у нас, на Дону, переплелось. Но местного армянина от приезжего я всегда отличу по речи, манерам, по тому, как он одевается.

– А как именно? Выдайте секрет?

– У нас любят, чтобы было богато и красиво. И чтобы прекрасно было всё. Помните же, у нашего земляка Чехова: «В человеке должно быть всё прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли». Вот надо, чтобы было так. Не всегда получается, правда, но мы к этому стремимся (смеётся).

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах