Примерное время чтения: 10 минут
675

Особые проблемы. Многодетная беженка в Ростове оказалась вне закона

Юлия с детьми в ростовской квартире.
Юлия с детьми в ростовской квартире. АиФ-Ростов

Многодетная беженка из Донецка (ДНР) Юлия Т., которая воспитывает пятерых сыновей и дочек, в том числе ребёнка-инвалида с неизлечимым заболеванием, спасаясь от бомбёжек, нашла приют на донской земле. Но теперь женщина, которая к своим 35 годам с лихвой хлебнула горя, рискует прослыть нарушительницей закона — у неё нет регистрации, а за это грозит штраф...

О том, как семья из Донецка обустроилась в Ростове и о трудностях адаптации — в материале Rostov.aif.ru.

Закон суров

Административная ответственность светит не только беженцам, но и мужчине, который пустил столько людей в свой дом. И хотя условия совсем простые, главное — есть крыша над головой. Юлия очень благодарна хозяину дома. Но теперь и приютивший семейство мужчина, и сама многодетная мать могут прослыть нарушителями.

Возникла юридическая коллизия, которую необходимо разрешить в правовом поле. Чтобы беженцы из новых регионов могли иметь возможность легально оформить себе регистрацию, ведь прежде всего страдают от этого дети...

Пришло время заняться этим вопросом, ведь с начала спецоперации минуло уже более полутора лет. Через Ростовскую область прошли миллионы беженцев, выживали кто как мог. Но это оказалось не так уж просто. С точки зрения российского законодательства пока ответ чёткий: нарушают.

Вот как прокомментировали ситуацию в аппарате Уполномоченного по правам ребёнка в Ростовской области, куда «АиФ на Дону» обратился за комментарием:

«Граждане Российской Федерации обязаны регистрироваться по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации».

И напомнили о штрафах: в соответствии со статьёй 19.15.1 КоАП, Юлии, её мужу, а также хозяину дома грозят штрафы: от двух до пяти тыс. рублей. Закон суров: граждане обязаны сообщать государству о месте своего проживания. С этим не поспоришь.

Но Юлия говорит, что вернулась бы в Донецк. Хотя с таким количеством детей, да ещё и шестилетним сыном-колясочником, пока туда ехать опасно.

Чахнет на глазах

В семье работает муж — на стройке. А мать всё время рядом с сыном-колясочником, у ребёнка — спинальная мышечная атрофия — редкое генетическое заболевание, когда постепенно отказывают все мышцы, в том числе дыхательные. Мальчик медленно угасает...

«Сын сам не ходит, передвигается на инвалидной коляске. Но доктора дают надежду, говорят, что ребёнок пока борется с болезнью», — пояснила Юлия.

Постоянное внимание требуется и трёхлетней дочери: в сад малышку не принимают. А трое старших детей-школьников учатся дистанционно, в родном Донецке (ДНР). Качество такого образования, кручинится Юлия, оставляет желать лучшего, ведь нет должного контроля со стороны педагога. В ростовскую школу их не берут: нет регистрации. По той же причине женщина не может получить единое пособие на детей.

ИСТОРИЯ ПО ТЕМЕ
В редакцию «АиФ на Дону» обратился читатель из Донецка (ДНР) Владимир Т. Мужчина пожаловался, что его младшая дочь в свои 14 лет до сих пор не умеет нормально читать, писать и считать. От девочки отказываются учителя. В Донецке она числилась в школе-интернате. После переезда на Дон ребёнка перевели в одну из местных школ-интернатов. Но подросток не тянул программу, тогда за нерадивую ученицу взялись педагоги одной из спецшкол. Однако и тут все попытки оказались тщетными: специалисты только разводят руками. Сам же Владимир Т. пояснил: дочь пошла в школу после 2014 года, когда на Донбассе уже шли обстрелы мирного населения. Детям было не до учебников и тетрадок...

«Я несколько раз обращалась в отдел образования, говорю, что мы стали гражданами России. Но чиновники только требуют регистрацию».

Семья в Донецке жила в Петровском районе, как говорят местные, «на жилплощадке». Юлия уточнила: это там, куда чаще всего прилетало.

«Самый опасный микрорайон, ближе к Марьинке, рядом с линией соприкосновения, до которой всего несколько километров. Обстрелы там шли постоянно, ещё до начала спецоперации», — рассказала женщина.

24 февраля, когда началась СВО, в Донецке было особенно страшно. С 6 утра начались массированные обстрелы, они не прекращались восемь часов. Ракеты и снаряды дождём сыпались с неба. Напротив дома Юлии расположена школа № 107 — туда тоже прилетело. К счастью, обошлось без жертв.

Как два брата

«Переезжать мы решили в марте — понадобилось время, чтобы собрать документы, чтобы мужу, как многодетному отцу, дали отсрочку. 10 марта мы попрощались с Донецком. Нас спокойно выпустили. С собой у каждого в руках было по пакету вещей. Сынок был на коляске-трости, инвалидную оставили там. Мы взяли только весеннюю и летнюю одежду, думали, что скоро вернёмся», — поделилась воспоминаниями беженка.

Сначала уехали в Подмосковье, после перебрались к знакомой в Зеленоград. Но город оказался очень дорогим. Тогда взяли самые дешёвые билеты на поезд и отправились — в никуда. Юле удалось найти на популярном портале объявление от собственника. Переговоры молодая мама вела под стук колёс. А буквально за пару часов до прибытия наконец договорилась с хозяином домика.

«Сумма устроила. К нам очень тепло отнеслись и хозяин, и соседи, все очень доброжелательны, детей угощали пирогами», — отметила гостья из ДНР.

Юлия сравнила два ключевых в её биографии города: Ростов и Донецк. Женщина считает, что они похожи как два брата.

«Какой красивый у нас парк Щербакова. А видели бы вы цирк «Космос»! Но и в Ростове уютно. Ростовчане близки нам по духу. Правда, город дороговат, через время мы думаем перебраться в область, на селе люди проще«, — рассказала о своих планах беженка из ДНР.
В Донецке её уже ничего не держит.

«Я знаю, что город отстраивается, хорошеет, открыли три школы. Но мы боимся новых обстрелов. Я все 35 лет жила в Петровском районе, самом пострадавшем. Думаю, возвращаться уже будет некуда».

Как пояснили в службе «Милосердие-на-Дону», где женщине помогают продуктами и одеждой, Юлия — далеко не первая беженка, столкнувшаяся с подобного рода юридической проблемой. Часто переселенцам из новых регионов РФ сложно ориентироваться в правовом поле Российской Федерации. Вопрос всё ещё остаётся открытым...

Многодетная беженка из ДНР Юлия со старшим сыном.
Многодетная беженка из ДНР Юлия со старшим сыном. Фото: АиФ-Ростов

Льготы для беженцев в ПВР

Комментарий руководителя адвокатского филиала «Ключко, Ландау и партнеры» Антона Ключко:

«Само по себе отсутствие прописки не может являться основанием для отказа принятия ребёнка в школу. Но если в школе нет мест, а так сейчас чаще всего и бывает в Ростове, то отсутствие регистрации может стать законной причиной в отказе зачисления ребёнка в школу.

В свою очередь, проживание по адресу без регистрации всё ещё предусматривает административную ответственность для всех граждан РФ. Граждане из новых регионов исключением не являются. Хотя, думаю, на практике для них будут делать послабления в этом смысле. Хотя бы какое-то время.

В данный момент льготами на поступление в школу и детские сады в Ростовской области пользуются те лица, которые размещены в ПВР. Таких пунктов сейчас 31 на территории нашего региона. При проживании в съёмном жилье на общих основаниях каких-либо льгот при поступлении в школьные и дошкольные учреждения сейчас не предусмотрено.

Что касается единовременных выплат, там необходимо детально разбираться в причинах отказа. Каждая ситуация индивидуальна. Помощь в этом могут оказать бесплатно адвокаты, участвующие в государственной системе бесплатной юридической помощи на территории Ростовской области в 2023 году. График их приёма опубликован на официальном портале правительства Ростовской области».

Нужна регистрация

Комментарий юриста, пожелавшего остаться анонимным:

«Согласно Правилам назначения и выплаты ежемесячного пособия в связи с рождением и воспитанием ребёнка, утверждённым Постановлением Правительства РФ от 16 декабря 2022 года, выплаты по детским пособиям производит управление Соцфонда РФ субъекта проживания семьи. Все члены семьи должны быть гражданами России и постоянно проживать на территории РФ. Факт постоянного проживания подтверждается регистрацией, которую можно оформить в отделении УФМС (то есть в паспортном столе).

Кроме того, необходимым условием для получения пособия является наличие нуждаемости, то есть исходя из доходов семьи рассчитывается среднедушевой доход. Если он ниже прожиточного минимума в субъекте, то семья имеет право на пособие.

В доход семьи учитывается официальная заработная плата супругов, исключение составляет наличие ребенка-инвалида или статус многодетной семьи. В этом случае мать может не предоставлять сведения о её доходе. Но отец всё-таки обязан получать официальную зарплату.

Закон выставляет такие требования в связи с тем, что имели место случаи двойных выплат одному и тому же человеку в разных регионах.

Что касается истории Юлии, то ей, её детям и мужу необходимо зарегистрироваться по месту пребывания, то есть в Ростове, а также официально трудоустроиться супругу. Скорее всего, среднедушевой доход не превысит прожиточного минимума, и тогда семья получит право на пособия».

Rostov.aif.ru продолжит следить за развитием истории и расскажет, как разрешилась ситуация.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах