Примерное время чтения: 14 минут
1005

Химия юмора. Как пенсионер из Волгодонска стал «Писателем года»

Кандидат технических наук. Бывший депутат и преподаватель химии. Ныне — главный редактор альманаха. Все это — 69-летний Владимир Шалимов из Волгодонска, ставший в марте победителем премии «Писатель года» в номинации «Юмор». Rostov.aif.ru выяснил, как «технарь» стал гуманитарием, да еще с официально признанным чувством юмора. 

Ирина Леневская, rostov.aif: — Поздравляю вас с победой. Сфера ваших интересов и достижений поражает. Соответственно, главный вопрос: как вы дошли до жизни такой?

Владимир Шалимов: — Спасибо большое! Сам удивляюсь (смеясь). Ну, как-то так получилось – несколько даже неожиданно. 

Все началось с «сочинений в стол». Писал я давно, еще во время учебы в школе — вместе с одноклассницей через стенгазету едким словом призывал двоечников и прогульщиков к совести, прилежной учебе и хорошему поведению. Конечно, все эти стенгазетные увещевания действенного эффекта не имели, но навыки что-то сочинять пригодились мне намного позже, когда появилась тяга к литературному творчеству. А в «столе» скопились зарисовки, которые классный руководитель ставить в стенгазету не разрешала. Добавлялись в мой «стол» и зарисовки на деревенские темы: я ведь вырос в кубанской станице, где в каждом дворе живет по-своему «щукарю» — образов и сюжетов с юных лет впитал целую кучу.

Когда вышел на пенсию, стал то, что хранилось многие годы в памяти и скопилось «в столе», складывать в строчки и публиковать на сайте «Проза.ру». Вот раньше, например, затевающие пробу пера писали от руки и прятали свои сочинения в ящик стола, а я придумал использовать этот сайт в качестве виртуального «ящика» — чтобы ничего не затерялось в уголках моей памяти.  Уже намного позже появился «спортивный» азарт — заинтересовался литературными конкурсами, которые в нынешнее время проводятся везде и в неимоверном количестве. Пришлось свое отношение к личной странице в корне изменить, подчистить: многое удалил. Оставил лишь ту прозу, за которую краснеть не предполагалось. Потому на моей странице, в отличии от других авторов, не так уж много текстов.

Досье
Владимир Шалимов (Калистрат Буравец) родился 7 февраля 1954 года в станице Новогражданской Краснодарского края. Окончил химико–технологический факультет Новочеркасского политехнического института. Кандидат технических наук, доцент. До выхода на пенсию преподавал химию и экологию в Волгодонском институте Южно-Российского государственного технического университета (НПИ). Автор более 80 научных и методических работ, в том числе 6 авторских свидетельств на изобретения. В начале 90-х годов избирался депутатом Волгодонского городского Совета народных депутатов. С марта 2006 года – член Российского союза профессиональных литераторов, с октября 2022 года – главный редактор литературно-художественного альманаха «Донская сотня» (Ростов-на-Дону). Победитель и лауреат ряда литературных премий, в том числе – «Писатель 2022 года».

Отказался быть Шалимовым №2

— А откуда такой псевдоним — Калистрат Буравец?

— Ему уже больше 20 лет. Еще в 90-х годах писал статьи для одной из волгодонских газет. Получилось так, что на одной полосе планировали разместить два моих материала. Редактор сказал, что не очень хорошо, когда одна фамилия. Надо ставить псевдоним, мол, придумай. Я и придумал (улыбается). А когда заводил личную страницу на портале Проза.ру система сообщила, что «Владимир Шалимов» уже занято, предложив «Владимир Шалимов2». Я не согласился быть вторым, получилось бы как та скандально известная телепрограмма — «Дом-2». Вступил в переписку со службой поддержки и вместе пришли к приемлемому результату — указать псевдоним. К счастью, другого Калистрата Буравца не нашлось. Так и осталось. 

— Как вы узнали о том, что стали победителем в номинации «Юмор»?

— Как это часто бывает, все вышло случайно. Администраторы сайта вместе с руководством Российского союза писателей объявили о старте приема заявок. В «личку» мне пришло сообщение, мол, считаем возможным пригласить вас в качестве номинанта, а ниже — условия. Прочитал, прикинул да и отправил. Потом новое сообщение — заявка принята. В марте наше общение с организаторами премии перешло в режим телефонной связи — позвонили, поздравили с тем, что стал финалистом. По стечению обстоятельств ранее в Волгодонске на те же дату и время было запланировано очень важное мероприятие, которое я не мог пропустить. Быть одновременно и в Москве, и в своём городе никак не получалось (смеясь: «Я же не Фигаро!»), вынужден был сделать выбор в пользу мероприятия.

Потом завертелось, закрутилось, позабылось, сижу, составляю документы по итогам проведённого мероприятия, вдруг звонок от знакомого. Он поздравляет с победой, а я так увлёкся «бюрократической» работой, что сразу и не понял, с какой победой. Открываю присланную им ссылку на публикацию «АиФ-Ростов», ну и увидел свои фамилию и фотографию. Посыпались сообщения в социальных сетях, сотни поздравлений – всем большое спасибо! 

— Как относитесь к тому, когда вас активно обсуждают? К разговорам, тем же сплетням? Как вы понимаете, жду ответа с юмором...

— К сплетням, кстати, как я к ним отношусь? По крайней мере, от них «шерсть на загривке» у меня не вздыбливается, если о себе услышу какую-нибудь небылицу. Главное ведь не в том, любят тебя или ненавидят, хвалят или хают. Плохо, когда тебя совсем не замечают. Как в таких случаях любил приговаривать Владимир Вольфович Жириновский, главное, чтобы фамилию не перепутали, не то лавры другим достанутся. 

Жизнь такова, что фантазия не справится

— А к любви как относитесь?

— Как к явлению, требующему нестандартных решений. Я много думал над этим вопросом, и…  наконец, додумался. Пожалуй, для меня любовь — не то, что хочешь пригласить человека в свою постель, а когда нестерпимо желаешь впустить его в свою жизнь.

Но в жизни чаще бывает по-другому. Идёшь по улице, а навстречу тебе плывёт барышня неописуемой красоты. И ты с большим огорчением понимаешь, что она тебе, увы, недоступна. Тогда начинаешь мысленно себя как можно настойчивее убеждать: «А кому-то она и надоела, а кому-то она и надоела». Повторишь это «чудодейственное» заклинание с чёртову дюжину раз, и успокаиваешься. И вся любовь прошла мимо (смеётся).

— Отношение к недругам?

— О! Спасибо за вопрос. У меня была бурная общественная жизнь, был депутатом городского уровня, занимался экологическими проблемами, потому к недругам у меня выработалось отношение особое. Их всегда надо непременно положить на лопатки — в моральном плане. Всех, без исключений! Но если человек обессилел в борьбе с тобой и упал, то добивать его грех — надо просто протянуть ему руку и помочь подняться. И обязательно на прощание дать строгое «напутствие»: «Ты, парень, больше так не делай!»

— Когда-нибудь жалели о неправильном поступке? 

— Конечно. А кто не ошибается? В моей жизни, например, была ситуация, когда возникла нужда переосмыслить свои отношения с давними друзьями.

Еще в студенческие годы подружился с земляком — парнем с Кубани, жили в общежитии, учились, правда, на разных факультетах, потом оба защитили диссертации, и даже после моего переезда из Новочеркасска в Волгодонск продолжали поддерживать тёплые дружеские отношения, длившиеся больше 30 лет. А несколько лет тому назад на фоне крутых политических событий в нашей стране как-то уж очень сильно повздорили на политической почве. Можно сказать, разругались в пух и прах. В результате наши дружеские связи резко оборвались, даже заблокировали друг друга в социальных сетях. 

Потом, конечно, поостыв, я об этом пожалел. И он, наверняка, тоже. Со временем общение друг с другом восстановили, но уже без былой откровенности и душевности. Жаль, конечно, ведь крепкая дружба — это драгоценность, нельзя ею так безрассудно разбрасываться. 

— Вы об этом пишите?

— Конкретно об этом нерадостном событии в моей жизни пока ещё ни в одном своём произведении не обмолвился. Спасибо за вопрос, которым вы о нём заставили вспомнить. И воспользоваться неожиданной подсказкой. Как раз сейчас я пишу повесть «Петушок на палочке», возможно, для кульминации придётся вставить в неё подобный конфликт между друзьями — персонажами повести.

Мои рассказы — самых разных тематик, но даже при крайней фантастичности их сюжетов, как, например, в рассказе «Зарезал кабана», в основе лежат, конечно же, реальные события. Причём, героями этих рассказов являются, как правило, мои родственники, друзья, коллеги, земляки — те, кого я хорошо знаю, а значит могу детально вырисовать портреты героев произведений. Много баек мне рассказывали мои дед, отец, дядя — интересные были рассказчики.

Понятно, что практически во всех моих произведениях присутствует и изрядная доля художественного вымысла. Ярким примером изобилия авторского вымысла является, к примеру, моя повесть «Незлободневная диссертация». И даже в названия своих произведений я зачастую намеренно «подмешиваю» чуточку лукавства. Вот примеры названий моих рассказов: «Дважды столетний юбилей», «Божье рукоприкладство», а тут вообще казус: «За оборону Кенигсберга». Представьте, что советских солдат в Великую Отечественную награждали медалью «За взятие Кенигсберга», а мой герой по пьянке хвастается, что он храбро воевал и потому был награждён медалью «За оборону Кенигсберга». Ну, ему один из персонажей и выставил упрёк: «Петрович, тогда надо посмотреть, на чьей ты стороне воевал».  Конечно, все темы и сюжеты взяты из жизни — мои рациональные, «химически» мыслящие мозги придумать такое на пустом месте вряд ли способны. 

Владимир Шалимов - химик, а в душе - поэт
Владимир Шалимов - химик, а в душе - поэт. Фото: личный архив

Химия как способ восприятия мира

— Вы педагог, возглавляли кафедру, руководили целым факультетом. Как пытались достучаться до студентов?

— По-разному. Например, на самой первой, вводной лекции по химии я начинал с того, что огорошивал их: вам, будущим механикам, конечно же, химия не нужна. В самом деле, зачем вам знать, почему ржавеет изготовленная вами металлическая конструкция. Ну, поржавела, и поржавела —новую изготовите. Логично? Или если не планируете заводить своих детей, тогда тоже на кой дьявол нужна вам эта химия. А вот если у вас появятся, то не позорно ли будет, придет ребенок-школьник с задачей по химии, а вы перед ним станете разводить руками, мол при всём моём отменном высшем образовании химии я не обучен, сынок, иди с Богом. Это же чистой воды дискредитация отечественного  высшего образования в глазах следующего поколения. Вот к чему ведёт незнание химии.

Кстати, о Боге. Ну, а если, к примеру, задам я вам на экзамене вопрос: «Почему серная кислота так бурно взаимодействует с содой?» А вы химии не знаете, что тогда ответите? Наверное скажете: «На то воля Божья!» Возможно, с теологической точки зрения ответ-то правильный, но я за него больше двойки поставить не смогу. И меня совесть замучит после экзамена: я же ведь безбожно обманул государство, завысив такому студенту оценку ровно на два балла. Пожалейте уж меня, учите химию, пригодится. Особенно девушкам. Зная химию, научитесь экономить семейный бюджет.

Вот реальный случай: обратилась однажды ко мне очень хорошая знакомая с необычной просьбой: её подруга — яркая блондинка, собираясь на важное торжество, решила искупаться. Полезла в ванну и, поскользнувшись, случайно задела стоявшую на полочке открытый пузырёк с марганцовкой.  Этот сильнейший окислитель взял, да и назло хозяйке просыпался на белоснежные волосы. Хорошо растворимая фиолетовая марганцовка при контакте с органическими веществами в составе волос мгновенно превратилась в нерастворимый, прочно сцепляющийся с белком волос диоксид марганца. У несчастной барышни шок: на волосах коричневое пятно, а впереди важное мероприятие. Позвонила подруге и плачущим голосом взвыла: «Что делать, ничем смыть не получается?!» А подруга тоже химии не знала и обратилась ко мне. А знали бы подруги эту важнейшую из наук взяли бы уксус, соду, перекись, приготовили бы из них растворы нужных концентраций, в определённой последовательности обработали ими окрашенное пятно — глядишь, и не пришлось бы несчастной в порыве неожиданно нахлынувшей благодарности раскошеливаться мне на презент за своевременную подсказку – бутылочку и коробку конфет. Я, правда, тут же уговорил подруг этот презент и приговорить на троих. Уж больно приятные и красивые были эти подружки, особенно беленькая. Таким, и в правду, можно по жизни и без химии обойтись (смеётся). 

— Формулы до сих пор помните?

— Естественно, это способ моего восприятия окружающего мира! Вот, к примеру, обычный человек, а не упёртый химик, идёт по улице ясным весенним солнечным деньком, видит распускающиеся на деревьях листики и думает: «Весна, жизнь пробуждается, природа просыпается!». Иное дело я со своим химическим мЫшлением: «Ух ты, как интенсивно фотосинтез протекает!». И начинаешь мысленно представлять, как молекулы углекислоты, поглотив по определённой порции солнечной энергии, начинают соединяться с молекулами воды. И в этом химическом колдовстве рождается колечко молекулы глюкозы — красота!

А если говорить о своём кредо в педагогике, то я всегда строго соблюдал фундаментальный для меня принцип: если что-то сам не можешь удержать у себя в голове, то и нечего требовать знать назубок от студентов. Поэтому за все 32 года, что я читал лекции по нескольким химическим наукам и по экологии, никто не видел у меня в руках или перед собой на кафедре ни одной бумажки или шпаргалки. Для меня лекции были сродни проповедям: я давал то, во что сам уверовал, а не то, что изложено в рекомендованном учебнике. 

Студент — брат внимательный, всё замечает. Только много десятилетий спустя мои бывшие студенты, однажды повстречавшись со мной, когда я уже оставил вузовскую науку и педагогику, пролили бальзам на мою душу: «Спасибо за науку, вы были нашим кумиром». Для меня это — как орден «За заслуги перед… ними — моими славными учениками, когда-то поверившими мне, что химию знать, всё-таки, надо» (улыбаясь).

— Вы говорили, что писали стихи и заметки в школьную стенгазету, а потом наступил  большой перерыв — изучали химию?

— Да химия бы не помешала продолжению сочинительского творчества. Да нашлись люди, которые мне быстро подрезали крылья. Был один курьёзный случай. Понравилась мне девушка, которая училась в одном классе с моим младшим братом. Чтобы произвести на неё впечатление я стал посвящать ей свои стихи. Они нравились девушке, она даже с гордостью их зачитывала подругам. Ну, тут за моей спиной и выросли крылья, решил взять более грандиозным масштабом — стал писать стихи о родной станице, о кубанских степях, о нашей прекрасной стране.

И чёрт меня дёрнул — отправил я свое творчество аж в краевую газету «Комсомолец Кубани». Уже мысленно представлял, как эта девушка будет восторженно держать в руках номер газеты. И пришел мне конверт из Краснодара. А в нём ответ, как сейчас помню, от заместителя редактора, товарища Ветровой: «Ваши стихи наполнены высоким патриотическим чувством, но не годятся к опубликованию, так как слабы стилистически».  Это был мне удар под дых, на долгие года отбивший охотку к что-либо сочинять вообще.  И с девушкой тоже в дальнейшем не заладилось. Наверное, вот сейчас наверстываю то, что не дали мне сотворить тогда, в свои юные годы. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах