Примерное время чтения: 10 минут
2947

Араб не извиняется за предков. Чему нам можно поучиться у Ближнего Востока

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. "АиФ на Дону" 22/02/2023
Мария пишет книги о том, как устроена жизнь и власть на Ближнем Востоке.
Мария пишет книги о том, как устроена жизнь и власть на Ближнем Востоке. / Мария Кича / Из личного архива

«Восток – дело тонкое», – говорил товарищ Сухов в легендарном фильме «Белое солнце пустыни». В свете последних политических событий Восток стал для нас не только тонким, но и важным. А мы, как правило, не знаем о нём почти ничего.

Восемь лет назад юрист Мария Кича тоже не знала о Ближнем Востоке почти ничего, но однажды прилетела в Стамбул, посмотрела на него с высоты птичьего полёта, и жизнь её больше уже не была прежней. Мария пишет книги о том, как устроена жизнь и власть на Ближнем Востоке, ведёт телеграм-канал и ВК-сообщество «Первый ближневосточный». Там у неё почти 70 тысяч подписчиков, много юмора и бесконечные дебаты на тему «Мы и они».

О разнице культур мы и поговорили.

«Строительные амнистии»

– Последние ваши посты посвящены землетрясению в Турции. Вы разбирались в причинах...

– Да. Владение языками и юридическое образование помогает мне смотреть на всё, что происходит, через свое­образную призму. Так, опираясь на турецкие источники, я смогла найти достаточное количество информации, которая подтверждала, в общем-то, прописную истину о том, как строились рухнувшие дома: стройматериалы зачастую использовались некачественные, строительные работы проводились с нарушением норм, фатальную роль сыграли «строительные амнистии» и деньги, взимаемые в рамках налога на землетрясение, судя по всему, были потрачены на цели, далёкие от обеспечения безопасности. И эта проблема в Турции многолетняя, она никуда не исчезает. Землетрясение в Эрзинджанев в 1939 году или в Измите в 1999-м до боли напоминает то, что творится сейчас. Турки грустно шутят на эту тему, рисуют карикатуры о том, что за годы ничего не изменилось.

Серия «Женщины Ливии».
Серия «Женщины Ливии». Фото: Из личного архива/ Нада ХАРИБ

– В нулевых я жила в военном городке в Егорлыке, который построили турки – быстро и красиво. Но со временем стали выплывать нюансы: во время сильного ветра, к примеру, в квартирах «ходили» занавески. И все возмущались, как можно было в степи строить такие дома?

– Турки умеют продавать и хвалить своё. Они умеют сделать красиво, а в нашей стране присутствует некая убеждённость, что иностранцы всё равно разбираются лучше нас, даже если это не так. Это некий культурологический момент – преклонение перед зарубежным. Почему так? Оттого, что мы мало знаем о других странах. Наши представления о них очень поверхностные и «розовенькие». Вот, например, у меня в паблике есть люди, для которых Турция ограничивается курортами. И когда я писала о турецких трущобах и прикладывала снимки местных фотографов, мне отвечали, что это единичные случаи.

Пиратом быть не стыдно

– Мария, у меня есть знакомая, которая вышла замуж за турка. Вначале всё было в шоколаде, а потом он отвёз её в те самые трущобы. И всё было очень печально, пока она с ребёнком не сбежала в Ростов. В чём была её ошибка?

– Она мало знала культуру страны, была слишком наивна и доверчива, а розовые очки, как правило, разбиваются стёклами вовнутрь. Надо понимать, что на Ближнем Востоке ты можешь быть тридцать лет замужем, например, за ливанцем или сирийцем, можешь прекрасно говорить по-арабски, у тебя будет классная семья и дети, но тебя всё равно за глаза будут называть ажнабия – иностранка. С Турцией всё то же самое, и момент «лишь бы человек был хороший» там не работает – только фильтр «свой – чужой». Да, безусловно, есть счастливые смешанные браки, есть хорошие и порядочные по нашим меркам мужчины. Но именно по нашим, потому что нормы поведения в разных странах отличаются. И этот прекрасный хабиб (араб. – любимый), как бы красив и великолепен он ни был, вырос в другой культуре. А другая культура – это не другие песни, танцы и еда, это в первую очередь другие представления о должном и сущем, о разрешённом и запретном, о добре и зле. Так что прежде чем ввязываться в подобную авантюру, нужно очень хорошо подумать.

– Мария, вычитала у вас: «Не могу представить себе араба, которому стыдно быть арабом». Раскройте эту мысль, пожалуйста.

– Арабы – националисты в хорошем смысле. Ни один араб никогда в жизни не будет рвать волосы на голове и извиняться за то, что творили его предки. Вот Алжир, например, обвиняет Францию в колониализме и геноциде, но при этом гордится своими пиратами, которые активно участвовали в работорговле, нападали на южные берега Европы, грабили торговые суда, убивали иностранных моряков. Это были настоящие бандиты, но я не видела ни одного алжирца, который бил бы себя пяткой в грудь и кричал: «О, Аллах, что мы натворили?!» Они снимают про своих пиратов фильмы и искренне уверены, что образ капитана Джека Воробья создан на основе их национальных героев. С турками то же самое: в Турции вы практически не найдёте турка, который каялся бы за геноцид греков или армян. Конечно, есть акция «Простите нас», когда 24 апреля немногочисленные интеллигенты ходят с плакатами по Стамбулу, но на них смотрят, как на не самых адекватных людей. К тому же, отрицание геноцида армян – официальная позиция Турции, и у тех, кто не согласен с ней, возникают проблемы с законом.

– Прочла у вас, что женщины из Саудовской Аравии собрались в космос, а ещё пять лет назад им запрещали водить автомобиль...

– В Саудовской Аравии идёт программа вестернизации Vision-2030. Ею уже не первый год занимается Мухаммад бин Салман, наследный принц, который вот-вот станет полноправным королём. Саудовская Аравия устала просто жить на нефти, она открывается миру, хочет денег, влияния, контактов и большей открытости. Но при этом всё равно остаётся старой доброй Саудовской Аравией, где недавно за день казнили 81 человека. Потому что эта страна либеральна ровно настолько, насколько это считает необходимым абсолютный монарх.

Идея чёрно-­белого мира

– Сегодня Россия идёт на сближение с Ираном, но мы об этой стране практически ничего не знаем. Какие у Ирана главные символы?

– Иран – древняя цивилизация. Сегодня здесь тесно переплётаются и зороастрийские отголоски, и шиитские мотивы (напомню, это официально исламская республика), и сугубо персидские культурные нити, и исторические нарративы, и многое другое. Триумф при Фермопилах и персидская поэзия, каджарская живопись и «Священная оборона» (война с Ираком), Навруз и Ашура, гранаты и золотые рыбки – всё это Иран, и, по-моему, на вопрос о символах нельзя ответить легко и просто.

Серия «Женщины Ливии».
Серия «Женщины Ливии». Фото: Из личного архива/ Нада ХАРИБ

– Мария, занимаясь Ближним Востоком, чему вы у этих стран научились?

– Проще относиться к жизни и меньше нервничать. Когда ты изучаешь регион, где вечно происходит какой-то катарсис, у тебя два варианта: либо принять это как данность и смотреть спокойно, либо пропускать всё через себя и сойти с ума. Идея чёрно-белого мира – детская. Да, что-то может сильно диссонировать с твоими привычками и убеждениями. Вот недавно иранской парочке дали 10 лет тюрьмы за публичный танец. Наша общественность взволновалась: ну, подумаешь, они где-то без хиджаба станцевали, за что такой срок? Но если погрузиться в тему, то станет понятно: не где-то, а в центре Тегерана; не когда-то, а в разгар протестов; публичные танцы запрещены, а хиджаб – это красная линия для исламской республики Иран. В итоге такая реакция для этой страны адекватна. А если ты этого не понимаешь, твои про­блемы.

– Чему России стоило бы поучиться у ближневосточных стран?

– Ощущению своей целостности. На Востоке довольно силён мотив: мы – граждане одной страны и наша страна – лучшая. Это не мешает им постоянно грызться между собой, но всё же. На Ближнем Востоке люди почти не «приплетают» свои страны в плохом смысле, дескать, а вот у нас ещё хуже. Они искренне считают себя самыми умными, самыми культурными, самыми добродетельными, даже если всё тысячу раз не так. Я не говорю, что это хорошо, но они вот такие. Не думаю, что у нас будет нечто подобное, да, наверное, и не должно. Но главный урок, выученный мною благодаря Ближнему Востоку, очень прост: жизнь есть вне любых стен, мир разноцветный и устроен гораздо сложнее, чем кажется, и изучать его очень интересно.

Досье

Мария Кича родилась в Ростове 13 апреля 1989 г. Окончила Российскую академию правосудия. Кандидат юридических наук. Автор научно-популярных книг об истории и культуре Ближнего Востока. Посетила 46 стран. Летом 2022 года доехала от Ростова до Каира по земле.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах