2052

Все ушли на Covid. Что делать жителям Дона с другими страшными диагнозами?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. "АиФ на Дону" 03/11/2020

Медицина захлёбывается от наплыва заболевших коронавирусом, все силы брошены на их лечение. Но что делать больным с другими, ещё более страшными диагнозами? Люди с онкологией, сердечными заболеваниями, беременные женщины – они остались за бортом?

Последствия реорганизации?

В последние месяцы появился новый горький анекдот: «Хоронят человека. Соседи, интересуясь, спрашивают, от чего умер? От сердца. Ну, слава богу, не коронавирус».

И, кажется, жизнь даёт основание для народной фантазии. В донском крае с октября ввели запрет на плановую госпитализацию пациентов, пройти лечение в условиях стационара стало нельзя, также ограничены плановые посещения амбулаторий и больниц. В постановлении уточняется, что исключения составят лишь те случаи, когда «отсрочка планового посещения может повлечь для пациента ухудшение состояния либо создаст угрозу жизни и здоровью».

Понять действия чиновников можно – кривая графика заболевших «короной» неумолимо ползёт вверх. В конце октября ежесуточно фиксировали от 250 до 300 заразившихся коронавирусной инфекцией. Понятно, что развёртывание дополнительных ковидных госпиталей требовало привлечения всё большего количества врачей и младшего медперсонала. Но вот с кадрами ситуация была, мягко скажем, не очень. Часть врачей находится на карантине, на больничном. Часть попросту ушла из медицины, не выдержав сумасшедшего ритма работы и постоянного риска заражения.

Итогом всех этих событий стало то, что в сфере медицины постепенно наступает коллапс. И, прежде всего, это почувствовали на себе пациенты. Помимо жутких историй про нехватку кислорода, медикаментов и просто коек для заразившихся ковидом, есть не менее страшные истории тех, кто не может получить медицинскую помощь по другим диагнозам.

«Будто бы кроме «короны» других болезней не стало», – горько заметил позвонивший в редакцию «АиФ-Ростов» постоянный читатель Егор Ба­лашов.

Вопросы без ответов

– Женщины не могут записаться к гинекологу. Мне сказали в 42-й консультации, что по распоряжению губернатора плановые приёмы отменены, приходите только в экстренном случае. Но, скажите, неужели надо дожидаться кровотечения, чтобы потом звонить в скорую помощь? Тем более, мы знаем, что приедет она совсем не скоро? Что нам делать? Идти в частную клинику не хватает денег, – говорит жительница Ростова Виктория К.

Ей вторит ещё одна жительница южной столицы Ольга Р., попавшая в непростую ситуацию. «Я беременна, на 18-й неделе, у меня поднялась температура 39, но врача вызвать я не смогла, в больнице №7 на ул. Профсоюзной телефоны всё время заняты. Когда мы, наконец, дозвонились, то услышали, что нужно приходить самой. Но это довольно затруднительно, к тому же очередь только в регистратуру 20–25 человек. К врачу дежурному по три часа люди стоят. Пришлось лечиться самостоятельно на свой страх и риск, очень боюсь навредить ребёнку».

И это речь идёт о Ростове-на-Дону, городе-миллионнике с огромным количеством государственных и частных поликлиник. А что делать людям в селе? Жители одного из хуторов Мартыновского района пишут: «У нас нет фельдшера в такое тяжёлое для нас время. И если дети болеют, то нам приходится искать машину и ехать в больницу. А когда прописывают уколы, то делать их некому. То же самое касается капельниц и простейших медицинских манипуляций».

Из других районов приходят подобные письма: «Забрали единственного фельдшера. Прививки от гриппа сделать некому, элементарно лёгкие послушать. Просто кошмар творится».

В некоторых населённых пунктах люди более двух недель не могли сделать плановую прививку: не было вакцины от гриппа и пневмококка. «Теперь я простыла и нужно будет ждать ещё две недели после болезни. Почему люди должны терять здоровье по чьей-то халатности? А по телевизору говорят, что по всей стране идёт массовая вакцинация», – разводит руками Анна Борисовна.

Ещё печальнее ситуация с онкологическими больными. У них получение своевременного лечения действительно вопрос жизни и смерти. Многим приходится сдавать мазки на короновирусную инфекцию платно: «Мы записались в ЦРБ Белой Калитвы на бесплатный мазок на ковид для онкобольных. Но за день до назначенной даты нам позвонили и сказали, что уже не принимают. Теперь мы вынуждены ехать в Шахты и делать там тест за 2400 рублей, так как без этой справки не примут на «химию». И этот анализ нам надо сдавать два раза в месяц», – рассказывает житель Белой Калитвы.

Ещё одно письмо, полное безысходности: «Я онкобольная, живу в Каменском районе. Что бы лечь на «химию», нужно сдать тест на ковид. Три раза я сдавала бесплатно в Глубокинской больнице, но сегодня мне отказали, сказали, пробирки не выделяют больше, я инвалид с пенсией 7 000 рублей, мне ещё проходить три курса «химии», а один мазок стоит у нас 2500 рублей».

Заложники – дети

В катастрофической ситуации оказались и больные дети. Мама из Родионово-Несветайского района рассказывает: «У моего 11-летнего сына с детства проблемы с ножками, он ходит на цыпочках, точный диагноз не могут пока установить, но спастическую параплегию поставили в феврале 2020 года. В марте нам отказали в группе инвалидности, так как недостаточно обследованы. Мы записались на плановую госпитализацию в реабилитационный центр ОМР областной детской больницы. Подготовили все анализы, приехали с вещами в назначенный день 14 октября, но нас отказались принять, сообщив, что с пятницы госпитализации детей отменены согласно постановлению губернатора. У ребёнка прогрессирует паралич ног, лечения нет, реабилитации нет, инвалидности нет. Что мне делать, и куда обращаться?»

Вот ещё один вопрос без ответа от ростовской мамы: «Я со своим восьмилетним сыном обратилась 19 октября в детское лоротделение ЦГБ. Он был госпитализирован. У сына диагноз – острый аденоидит и постоянные обильные кровотечения из носа. Аденоиды необходимо удалить. Но лечащий врач сказал, что это сделать невозможно. Предложили обратиться в областную больницу, железнодорожную или в платные учреждения».

В публикуемую ежедневно статистику о заразившихся коронавирусной инфекцией все эти люди не входят, такое ощущение, что состояние их здо­ровья не интересует никого.

«За I полугодие 2020 года число умерших составило 946 539 человек (за аналогичный период прошлого года – 918 503 человека). Рост общей смертности за шесть месяцев 2020 года по сравнению с январём-июнем 2019 года составил 3,1%», – констатирует Росстат. При этом, по официальной статистике, от коронавируса за это же время скончалось около 14 тысяч человек. Ещё 14 тысяч – это «лишние» смерти?

Просить помощь

Ростовский общественник Николай Ларин (он из семьи врача) уверен, что создавшаяся ситуация – это последствие оптимизации, которая катком прошла по медицине. «Сегодня происходящее напоминает тушение пожара, когда тушат один край, не замечая, что дом начинает гореть и с других сторон. Мы оказались не готовы к такому развитию событий. Нет чётких указаний и методик, всё отдано на откуп региональных властей. С коронавирусом нам, скорее всего, жить ближайшие годы, но нельзя же всем остальным отложить свои болячки в долгий ящик? Сейчас помимо простых людей массово заболели и сами врачи, ситуация усложнилась. Нужно научиться просить помощи и не считать это зазорным, тем более в это время. К примеру, Бельгия сейчас отправляет больных в Германию. У нас в городе есть военные госпитали. Наверное, есть смысл просить помощи у военных медиков, в том числе и из других регионов, где ситуация с заболеваемостью не такая критичная».

Мнение власти

Член комитета Законодательного собрания Ростовской области по социальной политике, труду, здравоохранению и межпарламентскому сотрудничеству, руководитель фракции «Справедливая Россия» Сергей Косинов:

– Эта проблема не только нашего региона, но и всей страны. Ожидаемый итог 15-летнего недофинансирования медицины. Медучреждения не должны находиться на балансе муниципалитета и под его ответственностью. Все больницы и поликлиники должны курироваться министерством здравоохранения, субсидирование – федеральное, может быть какие-то средства региональные. А на данный момент ситуация так сложилась, что у некоторых муниципалитетов не хватает элементарно средств на содержание больниц, на решение кадрового вопроса. Иногда даже на замену двери или окна проблематично изыскать деньги. Поэтому необходимо, прежде всего, передать полномочия по содержанию медучреждений с муниципального уровня на региональный.

Кстати

Ирина Леневская, руководитель медиацентра РостГМУ (Ростовского государственного медицинского университета):

– РостГМУ реорганизует работу ряда подразделений, чтобы нарастить объёмы экстренной помощи пациентам и число мест в стационарах. Это поможет в организации работы экстренной и неотложной помощи жителям донской столицы, где много медучреждений перепрофилировано под ковид-госпитали или провизорные отделения для пациентов с внебольничными пневмониями и ОРВИ. Медицинский университет, учитывая сложную эпидобстановку, уже сейчас готов принимать по экстренным и неотложным показаниям пациентов Пролетарского, Кировского и Ленинского районов Ростова-на-Дону в центры неврологии, кардиологии и сердечно-сосудистой хирургии. После завершения реорганизации РостГМУ значительно увеличит объём помощи, в том числе неотложной хирургической, урологической и травматологической. Для этого уже приобретается необходимое оборудование, медикаменты, инвентарь. Одновременно начата комплектация круглосуточных хирургических бригад, которые ранее не были предусмотрены в штатном расписании клиники вуза.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах