2667

Щапура в чакане. Зачем донским казакам отметка в паспорте

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. "АиФ на Дону" 24/02/2021
Ульяна Алфеева / АиФ-Ростов

Российские казаки считают себя представителями отдельной национальности и даже настаивают на соответствующей пометке в паспорте. Кто же такие казаки – народность или сословие? Спорам этим сотня лет, и вряд ли общество в ближайшее время придёт к консенсусу.

Не сейте рознь!

Представители казачьих объединений и общин от Дона до Амура обратились к министру юстиции России Константину Чуйченко с требованием прекратить нарушение Конституции РФ, пишет ростовский новостной портал 1rnd. Из письма следует, что отказ регистрировать национальность «казак» или «казачка» представители общин считают нарушением своих прав и даже разжиганием межнациональной розни.

Если права нарушены, то не только у казаков. Потому что отметки в паспорте о национальности не имеет в Российской Федерации никто. Напомним, «пятую графу» в главном документе гражданина нашей страны отменили ещё в 1991 году.

Народ или сословие?

Национальный статус казачества вызывает столько споров, потому что это сообщество образовалось достаточно поздно – в XVI веке. К тому же, генетически разнородно. Но казаки считают себя отдельным народом, потому что имеют собственную культуру и язык. Их оппоненты апеллируют к мнению государеву, которое ещё века назад именовало казаков сословием.

Досье
Народ – историческая общность людей. Сословие – социальная группа в составе общества, члены которой отличаются по своему правовому положению.

«В ХIX веке казачество, действительно, официально было объявлено сословием, – подтверждает заведующий лабораторией казачества Южного научного центра Российской академии наук Андрей Венков. – Это был особый род войск, пожалуй, лучшее войско Российской империи. И пришедшие на смену царской власти большевики тоже рассматривали – и уничтожали! – казаков как особую экономическую группу, а не малую народность. Но при этом казачье войско всегда было отдельной самостоятельной общиной со своей собственностью. И если говорить о крупных казачьих общинах – донской, терской, уральской, то они около ста лет вели довольно замкнутый образ жизни. Внутри общин сложились свои традиции и культура».

Председатель правления Ассоциации шермиций, доктор философских наук Андрей Яровой говорит, что признавая за казаками своеобразие и политическую независимость, цари всё же считали их беглыми холопами, а не отдельным субэтносом.

«Историки, географы, этнографы и даже идеологи тоже расходились во мнении, – рассказывает он. – Одни, описывая донцов, утверждали, что это народ, поскольку у них были отличные от других россиян образ жизни, обычаи, внешний вид. Об этом писали Георги, Гюльденштедт, Павловский, адмирал Крюйс и многие другие. Учёные упоминали, что казаки занимаются скотоводством, рыболовством, не сеют хлеб, у них особые обряды. Например, сажают мальчика на коня, дают в руки дротик, игры и состязания связаны со скачкой на много вёрст, наездничеством и оружием. В похоронной обрядности конь сопровождает умершего хозяина на погост, и даже подкову кладут ему в гроб».

Слово и дело

По теории советского этнографа Юлиана Бромлея, народом может считаться то сообщество, которое осознаёт себя народом. Андрей Венков уточняет, что у каждого народа всегда складывается свой стереотип поведения, а вот отдельный язык – это не обязательный атрибут.

С ним согласен и Андрей Яровой: «Язык не является обязательным маркером этничности, иначе многим народам пришлось бы отказать в праве называться народами, посмотрите на карту Южной Америки, например.

Вы можете услышать множество неизвестных слов: щиначок, чалба, шекмень, а то и целые фразы. Например, щапура в чакане (цапля в камыше на казачьем диалекте – Прим. автора). Использование старых слов связано и с бытом. А он сильно изменился: уходит значимость коня – исчезают из словаря донцов и слова, обозначающие его справу. И даже старые называния теряют свой смысл. Так, Егорлыкская звучит как станица, основанная Егором Лыковым, и никакой гнилой воды или кривой речки (егорлык (тюрк.) – гнилая вода или кривая речка) в памяти уже не остаётся».

Не надо стесняться

Кем себя называть, в этом вопросе не было единства даже в  XVIII–XIX веках, утверждает Андрей Вилков.

«Если жители верхнего Дона считали себя кем-то вроде дворян, то есть всё-таки сословием, то жители Дона нижнего однозначно относили себя к отдельному народу. Насколько принадлежность к определённому народу важна сегодня? В современном мире стереотип поведения перестаёт быть обязательным условием принадлежности к определённому народу. Мы все сейчас ведём себя примерно одинаково, различия стираются. Но если человек считает себя представителем определённого народа, мне кажется, не стоит отказывать ему в этом стремлении», – убеждён учёный.

Почему же казаки сейчас так стараются отделить себя от русских? Возможно, это не способ напомнить о себе, а желание сохранить свою культуру. Ведь с каждой новой переписью населения казаками себя называли всё меньше людей.

«Для того чтобы записать себя донским казаком, совершенно не нужен указ или распоряжение. Более того, у стариков, переживших годы Гражданской войны, не всегда можно было встретить желание афишировать себя в качестве казаков, они старались промолчать, скрыть, знали, что за это можно было поплатиться жизнью, – рассказывает Андрей Яровой. – С культурой сейчас трудно, в том смысле, что она была уникальна, а за триста лет военных походов война стала в ней центральной зоной, ядром, вокруг которого напластовывались второстепенные символы и коды. Сейчас же мы всё реже видим проявление этнодвигательности, опять начинают стесняться своего происхождения старые донцы. Поэтому многие сегодня говорят, что они не казаки, а потомки казаков».

Казачьи симулякры

Если спросить у обывателя, кто такой казак, то вспомнят, скорее всего, либо Степана Разина, либо одного из  персонажей фильма «День выборов». Так называемые «ряженые» сильно подпортили имидж казаков.

«Современное российское общество породило феномен неоказачества, который включает в себя представления части постсоветского общества о разгульной, свободной жизни и о служении государственной власти, – сетует Андрей Яровой. – Эти представления не имеют ничего общего со старыми донцами. Неоказачество существует в эрзац-культуре, его мировоззрение наполнено симулякрами, мифами и фейками, которые забивают информационное поле и мешают обществу увидеть настоящих казаков. А среди них есть и те, кто состоит на казачьей службе или в казачьем обществе. Но в большинстве случаев это люди, которые трудятся, кормят свои семьи, выживают, как могут, да ещё и с детишками занимаются, передают опыт общения с прошлыми поколениями».

Сам Андрей Яровой как раз из последних. Вместе с единомышленниками он уже 12 лет развивает в Ростовской области традиционные казачьи игры – шермиции. На Дон приезжают казаки со всех уголков страны и мира и погружаются в уходящую культуру. Хотя, кто знает, уйдёт ли она? Ведь традиции живут, пока жив народ, а казаки, возможно, такими жестами, как требование отметки в паспорте, как раз и пытаются сейчас отстоять своё место и свою культуру в изменившемся мире.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах