Примерное время чтения: 9 минут
387

От палеолита до метеорита. Истории экспонатов и посетителей донского музея

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. "АиФ на Дону" 23/03/2021
Валентин Хлебнов проводит экскурсию в Белокалитвинском историко-краеведческом музее
Валентин Хлебнов проводит экскурсию в Белокалитвинском историко-краеведческом музее / Светлана Ломакина / АиФ-Ростов

Почему-то бытует мнение, что краеведческие музеи – это прошлый век. Ну, что может быть интересного в зале археологии, природы родного края или на экспозиции, посвящённой эпохе развитого социализма? Но, как показывает практика, в музейном деле, как и в любом другом, всё упирается в личность. В Белокалитвинском историко-краеведческом музее, к примеру, – в личность его директора Валентина Анатольевича Хлебнова. В экскурсии, которую он проводил для  корреспондента «АиФ-Ростов», были и факты, и легенды, нашлось даже место привидениям. Некоторые услышанные истории мы публикуем от первого лица.

Билеты за аметисты

«Наша геологическая коллекция началась 15 лет назад, когда музеем ещё руководил его основатель Николай Александрович Матвеев. К нему пришла девочка лет девяти. И говорит: «Я хочу посмотреть музей, но денежек у меня нет. Можно я принесу вам красивые камни, которые остались от моей бабушки? Она была геологом, у нас в сарае камней много». И она принесла великолепные образцы аметистов. А взамен девочка и её родственники получили пожизненный пригласительный билет в музей.

Кстати, много интересного находили шахтёры, в кусках породы часто встречались отпечатки древних растений, а любопытные мальчишки обнаруживали в каменных карьерах окаменевших моллюсков, возраст которых – более 400 миллионов лет. Один парнишка из микрорайона Заречный своё свободное время посвящал палеонтологии. Он нам столько приносил! Потом он вырос, уехал в Москву, учился в институте МЧС на программиста, но увлечения своего не забыл. Лет пять назад приезжал снова – нашёл в районе Лихой в карьере фрагмент массивной окаменевшей кости какого-то доисторического животного».

Метеорит не фонит

Особенной популярностью у наших гостей пользуется метеорит. Обнаружили его в районе хутора Крутинского лет 15 тому назад. Человек обрабатывал поле, наткнулся на камень и сразу понял, что это метеорит, потому что на объекте есть характерные особенности для метеоритного тела: кора плавления и отверстия регмаглипты. Мы отпилили от него кусок, отправили в Ростов на исследование. В составе оказались кремний, железо, марганец, магний и другие элементы из периодической таблицы Менделеева – список был большой. А весит наш метеорит 62 килограмма. Однако, он неопасен. Мы проверяли его счётчиком Гейгера – фонит он меньше, чем вот эти расположившиеся по соседству оленьи рога».

О привидениях и крысах

«Здание, в котором располагается наш музей, памятник архитектуры XIX века, построено в 1886 году. Это было высшее начальное училище, обучались дети казаков станицы Усть-Белокалитвинской. В послеоктябрьский период здесь была первая школа – из её стен вышли четыре Героя Советского Союза, один дважды Герой, трое Героев Соцтруда – для такого небольшого городка как Белая Калитва это уникальный случай.

Вы спрашивали, есть ли у нас привидения? Мне кажется, что есть (смеётся).

Во время войны здесь был госпиталь, и очень много солдат из этих стен отошли в мир иной. Какие трагедии здесь были в Гражданскую войну, мы не знаем. Но один дедок рассказывал, что когда его мама была 16-летней девчонкой, к ним домой пришёл представитель власти, посадил на телегу женщин и привёз во дворик училища. Здесь был сарай, он распахнул дверцы, а там всё забито трупами по самую крышу, тогда была эпидемия тифа. Представитель власти приказал грузить тела в телегу, а после сбрасывать в общую могилу. За ночь женщины это и сделали. Но сотрудники музея, особенно которые остаются здесь на ночные дежурства, видят не погибших в госпитале бедолаг, а женщину в чёрном. Бывает, что сами собой раскачиваются люстры, скрипят ступени, закрываются двери или может включиться летом электронасос – вот это уже грозит коммунальной аварией, еле успели выключить.

И ещё по теме вашего вопроса: как-то к нам приходил горный мастер, шахтёр. Он рассказывал, что когда его отец спускался вниз, прежде чем зайти в горную выработку, говорил: здравствуй, Шубин. Кто такой Шубин? Погибший горнорабочий или хранитель шахты, он не знал. Но в ответ по трубам шёл грохот: шубин-шубин-шубин. И это значило, что шахта приняла его, можно приступать к делу.

А ещё тот же инженер рассказал, что крысы, которые обитают в шахтах, очень чувствительны к метану. Они улавливают его гораздо раньше газо­анализатора: как только животные направились к выходу – людям тоже надо уходить».

История одного атамана

«Есть у нас и дворянская гостиная. По итогам переписи населения Российской империи, в 1897 году в станице Усть-Белокалитвинской 168 казачьих семей уже имели статус дворян. За верную службу царю и отечеству они перешли на более высокую иерархическую ступень. И здесь собраны подлинные предметы, принадлежащие семье последнего наказного атамана станицы Усть-Белокалитвинской Бориса Автономовича Криворогова. Он был полковником русской императорской армии, служил в одном из казачьих полков. У нас есть фотография, где он запечатлён со своей первой женой Еленой. С ней они познакомились в Польше, она была сестрой милосердия. Молодые люди поженились, но прожили не так долго – началась революция, которая их разлучила. Как именно, неизвестно.

Сам Борис Автономович человек очень интересной судьбы. Полковник императорской армии – уже одного этого хватило бы для того, чтобы он сгинул в годы массовых репрессий против казачества и царского офицерства, но нет. Перед самой войной он оказался в Ленинграде, был членом Союза писателей, его рассказы и повести печатали. Самый известный рассказ «Звёздочка» – о том, как боевой конь по кличке Звёздочка вынес его с поля боя. Прожил Борис Автономович Криворогов сто лет.

По иронии судьбы к нам в музей приезжал его сын. Он был капитаном дальнего плавания, уже в отставке. Но колоритный такой: крепкий, весь в коже, с серьгой в ухе. А сюда он привозил выставку восковых фигур. Мы пытались выяснить, где был его отец в 20–30-е годы, но он об этом не любил говорить даже с самыми близкими. Не так давно нам удалось найти на сайте «Подвиг народа» наградной лист Бориса Криворогова за Великую Отечественную войну. В те годы он был лейтенантом, и за сохранность особо ценных документов получил ещё и орден Красной Звезды.

Внучатый племянник Криворогова живёт в Ростове, и он передал нам часть семейных вещей».

Клинок Шувалова

«Несмотря на то, что мы музей провинциальный, в наших фондах есть экспонаты, которым могут позавидовать и крупные музеи. Вот, допустим, клинок, который принадлежал графу Шувалову. В 1877 году в ходе русско-турецкой войны он был преподнесён ему сослуживцами. Автографы выполнены сусальным золотом. Как клинок попал в Калитву? По одной из версий во время русско-турецкой войны на Балканах граф Шувалов командовал корпусом и во время одного из сражений попал в окружение турок. А белокалитвинский казак, имя которого история не сохранила, прорубил кольцо басурман и спас его от неминуемого пленения. Шувалов в знак благодарности вынул из ножен клинок и передал казаку. А лет пять назад к нам приезжал из Ростова гость, детство он провёл в Белой Калитве и помнил, что видел этот клинок у одной старушки, рукоятка тогда ещё была украшена самоцветами. Но сын у бабушки был непутёвый и все камни пропил. Для того, чтобы он не пропил и клинок, она отнесла его в военкомат в музей боевой и трудовой славы. Потом фонды этого музея перешли к нам».

Дневник Кузнецова

А вот фронтовой дневник прапорщика Николая Стефановича Кузнецова. Я его расшифровал. Дневник нашли в начале 1960-х годов в станице Краснодонецкой на чердаке одного из домов, которые шли под снос. Прапорщик служил в 27-м казачьем полку, и этот полк практически в полном составе потом перешёл на сторону красных. В районе Екатерининской, ныне Краснодонецкая, их разоружили, отправили по домам, но как дневник попал на чердак, неизвестно. Записи изданы в 2015 г. на средства казака станицы Отрадной (Краснодарский край) председателя Отрадненского районного общества историков-архивистов во имя святого преподобного Нестора Летописца Сергея Гурьевича Немченко.

Сам же прапорщик в 1918 году умер в Новочеркасске, возможно, от тифа, тогда была эпидемия. В дневнике охвачен период с мая по декабрь 1915 года. И ценность этих записей в том, что они бытовые, очень человеческие. Приведём один фрагмент: «15-го (мая). Утром ушли на отдых. Наша сотня штабная. Я поместился в штабе. Обращение очень и очень хорошее. Как однако скоро забываются эти пули и снаряды. Вчера вокруг была такая стрельба и вообще страх, но сегодня казаки уже танцуют и я лично тоже забыл и кажется, что это было давно. Великолепный вечер. Сад, аллеи, запах сирени и луна. Вот услышал вальс, кто-то играет на гармони «Весенние мечты». (...) Господи, один восторг, а вчерашнее уже забыто».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах