Примерное время чтения: 8 минут
2332

Неоценённый подвиг Бориса Капустина. Как ростовский лётчик спас Берлин

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. "АиФ на Дону" 06/05/2020

В 1960-х годах получила известность песня Эдиты Пьехи со словами «Огромное небо, одно на двоих», которая была посвящена подвигу советских лётчиков, которые погибли, но предотвратили падение самолёта на Западный Берлин. Один из них был ростовчанином. Однако молодое поколение об этом почти ничего не слышало, да и в советское время подвиг фактически замолчали. Почему так случилось?

А. Семенченко, Ростов

Произошло это ровно 54 года назад, в апреле 1966 года. Увы, нынче этот подвиг почти забыт. Впрочем, о нём и прежде старались особенно не распространяться. Почему же так вышло?

Подвиг Капустина и Янова периодически описывают, повторяя одни и те же известные подробности, поэтому опишем его в общих чертах.

Итак, на дворе 6 апреля 1966 года. Пилоты дислоцирующегося на территории ГДР 668-го авиационного полка 132-й бомбардировочной дивизии получают приказ — перегнать на соседний аэродром истребитель Як-28П. В 15.24 происходит взлёт. За штурвалом «Яка» капитан Борис Капустин. В 1947 г. он окончил в Ростове семилетку, затем здесь же учился в индустриальном техникуме, отсюда же уехал учиться на лётчика-истребителя. Штурманом вместе с Капустиным летит лейтенант Юрий Янов. Спустя десять минут после взлёта, самолёт начинает терять скорость и проваливаться. Происходит, казалось бы, невероятное — один за другим останавливаются оба двигателя.

О том, что Як-28П насквозь «сырой», знали все лётчики, он уже по пути с завода в Германию успел сломаться, потому его и доверили пилотировать опытнейшему Капустину. Несмотря на все усилия, запустить двигатели не удаётся, «Як» теряет высоту. Капустин приказывает Янову катапультироваться. Тот отказывается — «только вместе с вами». В этот момент самолёт пробивает облака. Перед глазами лётчиков — Западный Берлин.

«Пускай мы погибнем, но город спасём»

Вряд ли можно было придумать что-то хуже. К тому времени древняя германская столица уже 17 лет оставалась разделённой на социалистическую и капиталистическую части – прямо к последнему и летел «Як». Баки были под крышку заполнены топливом, это означало, что при падении рванёт так, что разнесёт целый квартал. Стало быть, катапультироваться нельзя, тогда неуправляемый самолёт может упасть прямо на дома. А это означает грандиозный политический скандал. Капустин примечает для посадки рощу. Чёрт возьми, это кладбище, видно, как по аллеям ходят люди! Рванув штурвал на себя, Капустин приподнимает самолёт. «Як» пролетает через кладбище, минует дамбу, едва не сбивая грузовик, и камнем падает в озеро Штёссензее. Удар, темнота.

Район катастрофы относился к английскому сектору Западного Берлина. Спустя двое суток, британцы подогнали к озеру кран, извлекли тела погибших лётчиков и передали их советскому командованию. Прощание проходило с необычайной пышностью. Понимая, что ценой своих жизней русские пилоты спасли тысячи берлинцев, немецкие города прислали свои делегации. Также власти ГДР предложили похоронить Капустина и Янова в мемориальном Трептов-парке и выделить их семьям пожизненную пенсию. Однако в Москве постановили хоронить на родине — одного в Ростове, второго в Вязьме. Кроме того, обоих посмертно представили к ордену Красного Знамени.

Секретный локатор

Ещё в советские времена военные лётчики удивлялись — не слишком ли скоромная награда? Да, Рождественский и Фельцман вскоре написали свою знаменитую песню, по мотивам подвига был снят пропагандистский мультфильм. Однако имена самих героев не назывались, словно их и не было. А ведь сделанное не просто тянуло на сюжет для кино и героических повестей. Показать всему миру, на что способны «отличные парни отличной страны» — почему бы и нет? Скажете, нескромно? Но ведь стал с подачи Бориса Полевого мировой знаменитостью Маресьев, хотя безногих лётчиков в Великую Отечественную было ещё не два и не три, взять того же ростовчанина Александра Грисенко. Но нет, будто бы нарочито подвиг не то что замалчивался, а просто не афишировался. Не странно ли?

Что ж, похоже, не без причины. Объяснение ей, правда, нашлось только в наше время. Вспомним, на чём летели Капустин и Янов?

Разбившийся самолёт являлся новейшей модификацией и без того передового Як-28, предназначавшейся для уничтожения воздушных целей на малых и средних высотах в любую погоду. Для этого он был оснащён уникальной разработкой советского оборонпрома — радиолокационной станцией «Орёл-Д», позволяющей обнаруживать цели на расстоянии 40 километров.

В 2004 году известный британский журналист Майкл Смит, специализирующийся на истории разведки, опубликовал в «Дейли телеграф» статью о берлинском ЧП. Как писал он, новость о падении в озеро Штёссензее советского самолёта привело англичан в трепет. Уже спустя четверть часа на месте крушения был глава английской военной миссии бригадный генерал Дэвид Вильсон, лично возглавивший проведение секретной операции. Военные водолазы сумели пробраться к лежащему в иле «Яку» и снять с него бортовой локатор — самую большую ценность. Советское командование настойчиво требовало вернуть самолёт, но британцы только разводили руками: мол, ищем, как найдём — отдадим. Следом за локатором на берег отправились реактивные двигатели, которые тут же отправили для изучения на английскую военную базу в Фарнборо. «Только 13 апреля англичане по частям начали доставлять в советский сектор и передавать русским остатки самолёта, — писал Смит. — Позже русские заявили претензию, что кое-чего недостаёт. Англичане в ответ сказали, что если чего и недостаёт, то, вероятно, это находится на дне озера. Русские не могли прямо заявить, что недостаёт совершенно секретной антенны бортового радиолокатора. Результаты изучения конструкции бортового радара позволили англичанам модифицировать свои военные самолёты с тем, чтобы обманывать советские РЛС, таким образом был восстановлен баланс сил в холодной войне».

Секрет ушёл к англичанам

А может, врёт Смит и нет ему веры? Увы, похоже, это не тот случай. В 2016 году со своим рассказом выступил ветеран внешней разведки полковник Георгий Санников, в шестидесятые годы работавший в Германии под крышей советского посольства. Ему довелось лично принимать участие в разрешении конфликта, возникшего после падения «Яка» в немецкое озеро. Санников прямо заявил: англичанам тогда досталось три сверхсекретных, неизвестных к тому времени противнику, новых прибора. Один из них — радиолокатор. А второй и того круче, определитель «свой-чужой»!

Ценнее прибора на борту «Яка» не было. Система «свой-чужой» позволяла моментально распознавать, кто перед тобой — друг или враг, отдавая команду ракетам. Заполучи её противник, и он сможет маскировать свои самолёты под дружественные. Потому на советских боевых самолётах устанавливались пиропатроны, которые в критической ситуации подрывали электронную плату, чтобы враг не мог узнать секрет. Одной из причин для автоматического срабатывания пиропатронов являлось столкновение самолёта с землей. Но «Як» Капустина садился на воду, а затем погрузился в мягкий ил. Сопротивление оказалось слишком маленьким для того, чтобы произошёл самопродрыв, секретная система оказалась цела.

«Как следствие — секреты советского самолета были раскрыты.

Компроментация ключевой информации запустила сложнейший механизм восстановления нарушенной системы опознания, — пишет доктор исторических наук профессор Александр Агарёв, занимавшийся изучением подвига Капустина и Янова. — Он затрагивал все штабы и командные пункты Вооруженных сил СССР: от Генерального штаба до самой дальней радиолокационной роты. Вскоре после этого в Советском Союзе и в странах Варшавского договора была произведена срочнейшая экспресс-замена этих «радиозапросчиков-ответчиков». А это потребовало огромных финансовых расходов. Авиация Группы советских войск в Германии две недели не летала. Трагическое лётное происшествие стало первопричиной срочной замены оборудования на десятках тысяч самолётов и, в конечном счёте, отказа от запуска АКП Як-28П в серию».

Вся эта остававшаяся тайной изнанка событий, конечно же, никак не умаляет подвига Бориса Капустина и Юрия Янова. Наоборот, надо быть человеком огромной, как небо, души, чтобы в критический момент решить: чужая жизнь дороже железок, пусть даже самых секретных. Борис Капустин похоронен в Ростове на Братском кладбище, у самой аллеи. Бывая там, поклонитесь его могиле, он это заслужил.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах